Glee: The power of music

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Glee: The power of music » Завершённые композиции » Эпизод #17: Who Are You, Really?


Эпизод #17: Who Are You, Really?

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Рука Блейна несколько минут висела над столом; оба мальчика смотрели на неё: Блейн выжидающе, Себастиан - с любопытством естествоиспытателя, начавшего эксперимент и ждущего развязки. И она не заставила себя долго ждать - вскоре Блейн всё же сделал вид, что поправлял салфетки, и быстро руку убрал, наверняка ощущая себя весьма неловко. Себастиан только пожал на это плечами. Он не чувствовал себя обязанным пожимать Блейну руку: они не были друзьями и даже партнёрами, Себастиан просто хотел пристроить свой член в его симпатичный крепкий зад, и держаться за руки для этого было не обязательно. Блейн даже мог бы быть ему за это благодарен - ведь если бы он пожал ему руку, он бы соврал, притворившись, что его намерения чисты, не так ли?

- Ты убиваешь меня своими прекрасными глазами, - невинно хлопая ресницами, Себастиан прижал к груди раскрытую ладонь, словно сдерживал рвущееся наружу сердце. Блейн вспыхнул и мученически застонал, и Себастиан со смехом вернулся к еде, и не думаю извиняться за очередной комплимент на грани приличий. Пусть привыкает, в конце концов!

Впрочем, снова читать нотации Блейн не стал, а после им принесли заказ, на который оба накинулись с прожорливостью, свойственной исключительно здоровым шестнадцатилетним организмам, и какое-то время им было не до комплиментов, флирта и воспитательных бесед - не чавкать бы, уже хорошо. Когда первый голод был утолён, между ними снова завязалась лёгкая, приятная беседа. Себастиан не мог не признать, что говорить с Блейном было приятно; парень был умён, начитан, обладал неплохим чувством юмора и завидным энтузиазмом, от чего даже рассказ про урок алгебры становился захватывающим, как современный боевик с кучей спецэффектов. В свою очередь, Блейн жадно расспрашивал Себастиана о Франции, его старой школе, увлечениях и семье, и хотя Себастиан по большей части увиливал от ответа, такое внимание было ему приятно, ведь ничего на свете он не любил больше, чем полные обожания и восхищения взгляды в свой адрес. В общем, когда обед подошёл к концу, Себастиан поймал себя на том, что уже обдумывает, как бы вытащить Блейна куда-нибудь в следующий раз.

Пока он пил кофе, Блейн решил отомстить ему за всё, что он вытворял раньше - иных объяснений его поведению Себастиан не видел. Кто так облизывает клубнику, спрашивается? О, у Себастиана был ответ: порнозвёзды, вот кто. Сколько он видел роликов, которые начинались с того, что один парень на глазах у другого томно обсасывал и покусывал спелую красную ягоду, постанывая и жмурясь от удовольствия? Да и само мороженое, чёрт - Блейн, кажется, совсем не умел пользоваться ложкой, и губы у него вскоре были перемазаны белым, липким и сладким даже на вид - и у Себастиана невыносимо горели губы от желания перегнуться через стол и слизнуть мороженое, пробуя на вкус и его, и самого Блейна...

Он даже начал приподниматься со стула, заворожённый зрелищем, но тут неуклюжий официант врезался в Блейна, и тот перемазался в мороженом целиком, от кончика носа до галстука. Поднял на Себастиана тёмный, обиженный, растерянный взгляд, медленно облизнулся...

Себастиан охнул, закусил губу и только потом смог выдавить кривую улыбку.

- Не расстраивайся, Блейн, нам всё равно пора уходить, - понаблюдав за неловкими попытками парня привести себя в порядок, он вооружился салфеткой, обогнул стол и принялся вытирать Блейну лицо, не стесняясь временами касаться нежной кожи кончиками пальцев; потом потёр галстук и против воли усмехнулся шире, когда понял, что пятно не стирается. В голове уже закружились планы на то, как это можно использовать, и он походя кивнул виновато топчущемуся рядом официанту, чтобы тот принёс им счёт.

- Я плачу, - безапелляционно заявил он, как только им вручили кожаную книжечку с чеком, и вложил в неё несколько купюр, а когда Блейн потянулся, чтобы выхватить её у него из рук, просто задрал её повыше, пользуясь тем, что невысокий Блейн едва доставал ему макушкой до носа. - Не спорь, Блейн, считай, что так я загладил вину за своё... неприличное поведение этим утром. А теперь - проводишь меня в Далтон? Я помню дорогу, но не хочу с тобой расставаться, - он подмигнул и протянул Блейну руку, помогая встать со стула.

+1

22

Блейн не успел расслабиться, рассчитывая услышать что-то если не невинное, то просто сказанное с юмором, но снова пояснением стал весьма своеобразный комплимент. По своему приятный, если признаться честно, но крайне непривычного формата, да и не сказал бы он, что кто-то ранее расхваливал его глаза, тем более из парней. А с девушками он и так не особо-то охотно общался, учитывая то, что происходило в прошлой школе, а в нынешней даже учителей-женщин можно пересчитать по пальцам одной руки и ещё лишние останутся. Смутившись и едва слышно застонав так, будто Себастиан намеренно его пытал таким поведением, брюнет на время отвёл взгляд в сторону, чувствуя себя крайне неловко рядом со своевольным французом. Конечно, было в этих его необычных комплиментах и флирте нечто, что льстило и ласкало самолюбие, но в то же время становилось не по себе, да и ко всему прочему Андерсон был из такого порядка людей, что старается комплиментами отвечать на комплименты, похвалой на похвалу, но тут он терялся, потому что сказать что-то красочней и "круче", чем Смайт ему вряд ли позволит совесть и смелость. Всё-таки это однозначно не смущающаяся девушка и не скромный собрат по хору, неуверенный в своих силах, которому просто необходима поддержка и доброе красивое словцо. Новому однокласснику только дай палец - по плечо откусит и не подавится, потому Блейн и не решался на какие-то вольности в ответ. По крайней мере пока не почувствовал себя более комфортно и не привык к подобным выходкам своего нового товарища по школе.
Нелепость с мороженым действительно расстроила молодого человека, так как он его даже толком поесть не смог, часть расплескалась, часть осталась на одежде и лишь немного всё же съел. Как говорится, "мёд-пиво пил, по усам текло - в рот ничего не попало". Стараясь оттереть светлые пятна, юноша мучительно пыхтел, негодуя, что почти ничего не получалось, но когда к этому ещё и Себастиан присоединился - замер и даже дыхание затаил, совершенно не привыкший к подобного рода прикосновениям от чужого человека, и подавно, ещё раз, парня. Казалось, что своевольность Смайта зашкаливала и из-за этого Соловью всё больше хотелось провалиться сквозь землю, только бы не ощущать прикосновение чутких тёплых подушечек пальцев к своему лицу.
- Да ты прав, но, Себ...Себастиан! - недовольно заворчал, потянувшись рукой за счётом и недовольно надул губы, смотря на парня почти обиженно. В конце концов, они друзья и во всём должны быть равными, и из-за того, что француз платил за него сам, ему стало ещё более неловко. Такой своеобразный ход в виде ухаживания или он просто похвастаться деньгами хотел? Кто его знает. Да и само по себе в какой-то степени было даже унизительно, что Смайт так нагло пользовался своим преимуществом в росте, заставляя Андерсона обиженно пыхтеть и тянуться вверх, не получив желанного результата.
Шумно выдохнув, он всё же смирился с происходящим, понимая, что уже сделать ничего не сможет, так как официант уже утащил книжечку с купюрами. - Так и быть, провожу, - усмехнулся, пытаясь хоть как-то если не выглядеть ворчливым, то хотя бы не подпускать Себастиана слишком близко, делая вид, что делает ему одолжение, а не сам хочет его проводить. И уж протянутая рука и подавно была не уместна, Блейн и без неё совершенно спокойно мог встать самостоятельно.
- Какие планы на вечер? Благо заданий сегодня дали немного, минут за десять реально справиться с необходимым. Возможно тебе нужна помощь по каким-то предметам? - заботливо поинтересовался Андерсон, пока они прогулочным шагом направлялись обратно в академию, по пути наслаждаясь свежим вечерним воздухом. А сам юноша на какое-то время замер взглядом на полумесяце, что виднелся уже даже на достаточно светлом небе, привлекая к себе внимание романтика и вызывая на его губах мечтательную улыбку.

0

23

Ситуация зеркально повторилась: теперь уже Блейн проигнорировал протянутую ему руку, и это почему-то было довольно обидно, хотя Себастиан вроде бы и не вкладывал в этот жест какой-то глубинный смысл. Почему Блейн так отчаянно отвергал его ухаживания? Он ведь не урод и не сволочь (ну, почти); с ним было бы весело, они перепихнулись бы разок или два, и Себастиан даже сводил бы его в кино или выпить кофе, честное слово, если этой феечке такое нужно в качестве прелюдии. Зачем всё усложнять?
- Помочь в изучении анатомии ты, конечно, не согласишься? - фыркнул он, когда они оказались на улице. Блейн, мечтательно изучавший контуры созвездий в небе, насупился, и Себастиан со смешком приобнял его за плечи: - Да ладно, Блейн, расслабься, я же тебя не насилую. Ты хочешь быть моим другом, а я так говорю со всеми друзьями. Если это для тебя такая большая проблема - не надо было врать о дружбе с самого начала, окей? - он изобразил на лице оскорблённое, немного печальное выражение, и почувствовал, как постепенно расслабились плечи под его рукой. - А если серьёзно, мне не помешала бы помощь с алгеброй. Во Франции я брал курс геометрии в начале года, так что многие формулы вижу в первый раз. А я мог бы помочь тебе с французским... - он позволил концу фразы повиснуть в воздухе - вроде бы невинно, но в то же время с некоторым намёком, если, конечно, хотеть этот намёк увидеть.
- У вас тут... спокойно, - протянул он чуть позже, когда пауза неприлично затянулась. Действительно, по сравнению с Парижем, где в девять вечера жизнь только начиналась, и многие люди завтракали и выходили на работу, Вестервилль казался пустым и полумёртвым. Им навстречу попалась разве что пара человек - правда, их косых взглядов хватило, чтобы Блейн напрягся и отодвинулся. Себастиан снова попытался его обнять, потом - взять за руку, и только когда Блейн явственно сжался, едва только не выпуская шипы, Себастиан смутно припомнил, что в Америке, а тем более в маленьком городке дремучего штата Огайо, порядки несколько отличаются от вольных парижских взглядов.
- Боишься внимания публики? - легкомысленно поинтересовался он, искренне не видя проблемы в том, что пара каких-нибудь идиотов останется шокирована их невинными обнимашками, и, может, посвистит им вслед. Напротив, это даже можно считать рекламой — ведь скандальная репутация лучше, чем никакой. - Ну и зря. Пусть бы завидовали, что ты урвал себе такую длинноногую цыпочку, — он с усмешкой подмигнул, надеясь снова заставить Блейна рассмеяться. Что тут скажешь, смех у парня был чудесный, мягкий и заразительный, словно согревающий изнутри. Его нужно было прописывать страдающим депрессией людям вместе с щенятами и шоколадом — глядишь, уровень суицидов упал бы раза в два. - Или у тебя есть... кто-то, кто может тебя ко мне приревновать, и ты боишься слухов? — он невинно захлопал ресницами. Если это так, то Блейн поздно спохватился — все желающие могли видеть, как Себастиан клеится к нему в Далтоне, а потом и их совместный обед; выводы сделать проще простого. Но Себастиану было плевать на гипотетические отношения Блейна, куда больше его интересовало то, что в случае, если Блейна бросит его гипотетический парень, того можно будет под благовидным предлогом увезти в бар и напоить до невменяемого состояния — а пьяный Блейн поддастся его чарам куда вернее Блейна трезвого, ведь так?

+1

24

Юноша всё ещё чувствовал себя как-то некомфортно, будто он пытался из раза в раз построить между ними с Себастианом шаткий дружеский мостик, а тот вновь и вновь, с какой-то детской непосредственностью, безответственностью и грубым цинизмом разрушал его очередной пошлой фразой или намёком. Раз за разом Блейн разочарованно выдыхал, расстраиваясь, снова пытаясь проложить дорогу к этому весьма своеобразному молодому человеку. У Андерсона и так-то не было никогда настоящих друзей, так, только хорошие знакомые и товарищи, своего рода братство хора, которое только внешне походило на братство, но внутри в большинстве своём все были сами по себе или по парам друзей, но не более. А тут ещё и такая проблема - через эту странную защиту Смайта было крайне сложно пробиться. Конечно брюнет не думал, что во мгновение ока ему удастся подружиться с французом после нескольких бравых и громких фраз, толком не сделав для него ничего и не совершив настоящий и весомый дружеский поступок, но всё же он не думал, что подружиться с ним будет ТАК трудно. Будто парень этого на самом деле боялся и избегал всеми возможными способами, что не могло не напрягать. Юноша сразу же начинал закапываться в себя и пытался понять, что он не так делает, чем отталкивает Себастиана, чем пугает его, раз тот так упрямо не хочет принимать его дружбу так, как полагается. И, признаться, его собственная фраза даже как-то вышибла парня из колеи, как и факт того, что Смайт приобнял его. По шее пробежались мурашки, а сам Блейн весьма заметно вздрогнул, переводя на нового знакомого какой-то настороженный и напряжённый взгляд, будто ожидал от него некоего подвоха или удара по слабому месту, с трудом переваривая информацию.
- У меня просто никогда не было настоящего друга, Себ. Я не знаю, как лучше и как правильнее это преподносить, но мне кажется, что подобным намёкам просто не место в дружбе. Мне становится неловко и я не знаю, как на это адекватно реагировать. Потому, не обижайся, ладно? Мне просто надо привыкнуть, - посмотрев на одноклассника почти умоляюще, Андерсон выдохнул и попытался расслабиться, направляясь далее в сторону академии. Он уж очень надеялся, что друг не обидится на сокращение имени, ведь это считалось одной из "вольностей", которой как раз могли пользоваться друзья, и в данном случае кареглазый решил сделать первый шаг.
Вечерок приятно охлаждал мысли и приводил в чувства, хотя и объятия, признаться, очень смущали, но были приятными, грели и сам бы Блейн скорее всего не решился бы убрать руки Смайта резко и как-то грубо, опасаясь задеть его после того, как тот объяснил своё поведение. Однако взгляды со стороны действительно заставили его сжаться в комок и напрячься, как оголённый электрический провод, сверкающий искрами в разные стороны. - Не то чтобы боюсь. Я своей ориентации не стесняюсь, но вот отец и брат... Они люди публичные и очень известные, и они не простят мне, если я подорву их репутацию. Меня и так сослали в Далтон, чтобы я побольше времени проводил там и "не позорил семью", потому мне такая роскошь просто не позволительна, - виновато пояснил Соловей, вновь переводя взгляд на Себастиана, надеясь на то, что так он его поймёт и не будет более вести себя столь вызывающе, в том числе и в школе. Всё-таки и там ребята могут доложить кому-то из родных или элементарно директору, и понеслась бы моча по трубам. Кому это нужно, в самом деле?
- А на счёт алгебры и геометрии - я помогу всем, чем смогу, охотно, - добродушно улыбнувшись, Блейн прибавил шагу, потому что они уже приближались к Далтону и затягивать более не было смысла. Поднявшись вместе с ним в крыло, где находились комнаты, Андерсон невольно остановился, прежде чем уходить, ему от чего-то было неловко расставаться со Смайтом. Стыдно думать об этом, но учитывая то, что они сегодня были почти неразрывно вместе (даже в туалет отправлялись вместе, к счастью - в разные кабинки, иначе бы он в самом деле сгорел бы от стыда), уходить от него так сразу и так резко, не смотря на вечернее время и что нужно было выполнить ещё ту самую алгебру на завтра, просто не хотелось. Было практически больно, неприятно, некомфортно. Да, брюнет на самом деле искал повод задержаться и побыть с французом хотя бы чуточку дольше, хотя ему не хватало смелости в этом себе признаться.
- Если хочешь, я могу уже сегодня тебе помочь с заданиями, чтоб уж не оставлять тебя на произвол судьбы и алгебры, - улыбнувшись, Блейн пожал плечами. Правда ему всё так же было неловко пригласить его к себе в комнату, ибо пусть соседа у него сейчас не было - всё равно как-то это походило на своего рода интимность, и, не сказать, что у него там был бардак, но и порядка тоже всё же не было. Всё-таки когда живёшь один - невольно расслабляешься, если нет особых пунктиков на уборке. Конечно, пыли и грязи там не было, но на письменном столе был творческий беспорядок, как и у любого школьника, наверное. И, естественно, к Себастиану в комнату проситься ему и вовсе было стыдно, а потому неловко топчась на месте, он не мог придумать, куда им пойти. Они, бесспорно, могли бы отправиться в библиотеку и позаниматься там, но её могли уже закрыть, работник не любил оставлять её открытой до вечера, да и всем после основного времени работы хочется поскорее уйти домой, не оставаясь из-за каких-нибудь залётных ребят, вроде этих двоих. А петлять по коридорам только ради того, чтобы упереться носом в закрытую дверь - тоже было не самым лучшим вариантом. Потому Андерсону оставалось только мяться, ожидая решения и возможного предложения Смайта.

+1

25

Эпизод закрыт.

0


Вы здесь » Glee: The power of music » Завершённые композиции » Эпизод #17: Who Are You, Really?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC