Glee: The power of music

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Glee: The power of music » Завершённые композиции » Эпизод #24: I Spy


Эпизод #24: I Spy

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Название эпизода:

Pulp – I Spy

I spy a boy
I spy a girl
I spy the worst place in the world
In the whole world
Oh you didn't do bad
You made it out
I'm still stuck here, oh
But I'll get out
Oh yeah I'll get out

Я слежу за мальчиком...
Я слежу за девочкой...
Я наблюдаю за самым худшим местом в мире,
В целом мире...
О, ты не сделал ничего плохого,
Ты просто понял это...
Я все еще здесь, о...
Но я уйду...
О, да, я уйду...

Can't you see a giant walks among you
Seeing through your pretty lives
Do you think I do these things for real
I do these things just so I survive
And you know I will survive

Видишь ли ты гиганта, путающегося под твоими ногами,
Следящего за твоими действиями?
Ты думаешь, что я занимаюсь такими вещами ради удовольствия?
Я делаю это только для того, чтобы достичь цели.
И ты знаешь, что я это сделаю.

It may look to the untrained eye
I'm sitting on my arse all day
And I'm biding my time until I take you all on
My Lords and Ladies
I will prevail
I cannot fail
Cause I spy

Можно увидеть невооруженным глазом,
Что я протираю штаны целыми днями, сидя на зад**це.
Я выжидаю момент, когда я тебя выведу из себя.
Дамы и Господа,
Я достигну цели,
Я не могу проиграть,
Потому что я шпионю...

Oh I've got your numbers, taken notes
Аnd all the ways your minds work out I've studied
Аnd your mind's just the same as mine
Еxcept that you're just clever swine
You never let masks slip
You never admit to it
You're never hurried
Oh no no no

О, у меня есть твой телефон, я все записал,
И изучил твой образ мыслей.
Твой образ мыслей совпадает с моим,
Кроме того, что ты умнее, свинья.
Ты никогда не снимешь маску,
Ты никогда не допустишь этого,
Никогда и не подумаешь об этом.
О, нет, нет, нет...

And every night I hold my plan
How I'll get my satisfaction
How I will blow your paradise away away away, ooh.
Cause I spy

И каждую ночь я думаю о том,
Как я достигну своей цели...
Как я разрушу твою крепость, разрушу, разрушу, разрушу, о...
Я шпионю...

2. Дата и время:
01.12.2011. 15:00
3. Очередь и участники:
Brittany Pierce, Blaine Anderson
4. Планы на эпизод и погода:
Бриттани накануне отборочных решается последить за хором Соловьёв, и ради этого даже оделась соответствующе, чтобы легко себя не выдать, и проделала долгий путь до Далтона, успев практически на окончание репетиции, желая пошпионить за ними. Блейн же умудряется её заметить и, само собой, он постарается выведать - что юной леди нужно в мужской академии и с чего она решила, что шпионаж ей в чём-то поможет?
http://sa.uploads.ru/HMcdS.jpg

0

2

Неумолимо приближались Отборочные соревнования, а «Новые Направления», конечно, начали готовиться, но еще не решили абсолютно ничего. Разумеется, было понятно, что первым номером будет стандартное соло Рейчел, а закончится все веселым групповым номером, где все будут прыгать по сцене, пребывая в уверенности, что именно так выглядят настоящие, красивые танцы.

Бриттани не была счастлива с таким раскладом. Во-первых, ей тоже хотелось соло. Во-вторых, она хотела танцевать так, как надо, как умеет она, а не как показывал Шустер. Неужели с этими двумя прихлопами и тремя притопами есть хоть какие-то шансы занять хотя бы второе место на Отборочных? Пирс сильно в этом сомневалась.

Казалось, что никого, кроме Бриттани, судьба хора из Лаймы, Огайо на соревнованиях не волновала. Поэтому именно она, не сказав никому ни слова, даже Сантане и лорду Таббингтону, решилась на безумный поступок – шпионаж за одним из возможных их соперников.

Хор назывался «Соловьи» и принадлежал академии Далтон, расположенной в Вестервилле. Бритт понимала, что ей придется проделать нелегкий и длинный путь, но ради победы на Отборочных она была готова на это. Не в Россию же через океан ехать, в конце концов.

Сначала Бриттани, напевая “And I would walk five hundred miles, and I would walk five hundred more”, хотела пойти пешком, но, к счастью, она отказалась от этой затеи, поняв, что до темноты ей даже до самой академии не удастся добраться. Прав у Пирс не было по причине ее несовершеннолетия, велосипедам, имевшим вредную привычку ронять Бриттани, стоило ей сесть на них, девушка не доверяла. Автобусы Бритт не любила, потому что там было слишком много народу, и все толкались, ругались и не давали проходу. Оставался один выбор – такси.

Едва вернувшись из школы в тот день, когда она планировала поехать шпионить, Пирс переоделась во все темное, чтобы ее сложнее было заметить. Полностью черной одежды у нее не было – нашлись лишь темно-синие джинсы да черный кардиган с красными полосками. Покупать что-то новое или тем более шить времени не было, да Бриттани и без того была довольна. Тем более, она-то хотя бы едет в Вестервилль, чтобы шпионить за «Соловьями», а остальные хористы из МакКинли даже и пальцем не пошевелили, чтобы разузнать информацию о своих соперниках.

В такси, которое приехало ровно по часам, Бритт завела занимательную беседу с шофером.

- Вот знаете, а я сейчас еду на одно важное задание, - поделилась Пирс, понимая, что не может держать такую важную информацию в себе и просто обязана рассказать о своих намерениях хоть кому-нибудь.

Шофер не проявил должного энтузиазма, лишь буркнув что-то нечленораздельное и, будто случайно, сделал музыку погромче.

- Я сейчас буду шпионить, - продолжила Бритт, не замечая попытки водителя заставить ее замолчать. Ее угрюмый собеседник снова что-то промычал и даже не посмотрел на попутчицу. – И в этом мне поможет мой волшебный гребень. Мне его Арти подарил, и он дает мне магическую силу делать все, что я захочу, - чтобы ей поверили, Пирс достала из сумки, тоже черной, красную расческу для волос. Заметив, что шофер все еще не обращает на ее слова внимания, она помахала гребнем у него перед носом. Потом, испугавшись, что часть его магической силы передалась этому недостойному водителю, быстро спрятала этот артефакт. Она и не догадывалась, что Арти по доброте душевной решил подбодрить подругу перед особо важной контрольной работой, а потому и нашел где-то на полу расческу и назвал ее волшебным гребнем.

Когда такси остановилось около Далтона, было около трех часов. Бритт удовлетворенно кивнула – если повезет, она еще успеет посмотреть на хор. Если, конечно, найдет то место, где они проводят репетиции. Девушка расплатилась с таксистом, который, едва получив деньги, укатил прочь со скоростью света. Неизвестно, слышал ли он слова Бриттани о том, чтобы он вернулся и отвез ее обратно в Лайму.

Пирс же направилась ко входу в академию. Что ее сразу заинтересовало – совершенное отсутствие охраны. Девушка попала внутрь и огляделась. Это было совершенно не похоже на МакКинли – если там все было пыльно и бестолково, Далтон просто сиял чистотой и аккуратностью. Бритт так и застыла, осматриваясь по сторонам. Наконец, она вспомнила, что пришла сюда не любоваться красивыми видами, а шпионить за Соловьями, и, оторвавшись от особо привлекающей взгляд картины на стене, она поднялась по лестнице. Почему-то она решила, что зал для репетиций хора находится на втором этаже. Ошиблась – там были только кабинеты и несколько комнат. Девушка спустилась по лестнице и завернула в какой-то коридор, в конце которого раздавалось громкое пение. Сделав вывод, что это и должны быть те самые Соловьи, Бритт, напевая мелодию из «Розовой пантеры» и прячась за каждым столбом от невидимых врагов, добралась до комнаты, откуда доносились голоса, и прислушалась. Бриттани огляделась по сторонам и, убедившись, что за ней-то никто не шпионит, приоткрыла дверь.

Отредактировано Brittany Pierce (2014-04-21 23:21:06)

+1

3

Разумеется, последние дни в Далтоне больше походили на самый настоящий дурдом. Вот кто придумал делать все экзамены за полугодие именно в декабре, накануне праздников, да ещё и в это же время проводить отборочные? Как успеть и там, и сям, а ещё было бы неплохо помимо школы и собой заняться, ну так, хотя бы немного, хотя бы часок в день. Не говоря уже о боксе, который и вовсе пришлось на время задвинуть, чтобы хватало времени на подготовки к многочисленным контрольным и проверочным. Да и по большому счёту, самым большим законом подлости было то, что в общем-то к выступлениям у "Соловьёв" всё уже было готово и отрепетировано буквально до такого состояния, что их ночью разбуди, и они тебе не только таблицу умножения и все формулы перескажут, но и песни споют и даже ещё лёжа в кровати идеально станцуют будущий номер. Блейн просил, нет, не так, Блейн умолял, Блейн требовал, Блейн даже скандалил с советом хора, чтобы они перестали издеваться над всеми исполнителями и дали им хотя бы пару недель на спокойную учёбу, ведь нет смысла так измываться над собой, если всё уже готово и пары репетиций в последние дни перед самой поездкой - хватит вполне. Но как бы не так, его обвиняли в чрезмерной самоуверенности и поспешности выводов, в том, что он судит только по себе, а не думает о коллективе. Вон, и Тед слова забывает, и у Джона явные проблемы с движениями, Джеймс и Нельсон и вовсе смотрят на окружающих так, как будто только пришли и впервые услышали названия тех песен, которые им предстоит исполнять, а значит даже на радио их зацепить не успели или где-нибудь в аудиозаписях у одногруппников. Так какая может быть учёба, когда тут ещё работать и работать не покладая рук?
Сражённый Андерсон недовольно качал головой, тихо шикая, но всё же вновь возвращался в строй бравых ребят и снова, и снова, вновь и вновь отрабатывал с ними то, что уже делалось на автоматизме и, по большому счёту, не сказать, что с особым энтузиазмом, ибо вся эмоциональность и желание репетировать у него выветрилось уже за последние несколько недель, когда как в день проходило по пять, а то и десять прогонов одного и того же. Песни мерещились ему уже во сне, на уроках организм против воли хозяина отбивал такт то каблуком ботинка, то ручкой, то ещё чем-нибудь, за что ему не раз доставалось от преподавателей, он под эти песни просыпался и с ними засыпал. Нельзя сказать, что он их уже проклял, всё-таки выбор был неплохой, но даже когда песня чудесная - крутить её по пятьдесят раз на дню явно не стоит, иначе от неё станет откровенно воротить и тошнить.
К счастью, сегодня, кажется, должна была быть последняя репетиция на этой неделе, и от этой новости Соловей в прямом смысле слова порхал от счастья и радости, думая о том, что наконец-то у него будет хотя бы несколько дней на то, чтобы отделаться от прилипшей, как мерзкая жвачка к ботинку, песни и расслабиться, послушать что-нибудь другое просто ради разнообразия и попросту отдохнуть. Уже и горло порядком село, многие заметили, что у Блейна голос стал более низким. От того не шибко худшим, скорее более бархатным и мужественным, но он всё же был вынужден целыми бутылочками пить сиропы от кашля каждый день, чтобы хоть немного поддерживать горло, которое просто не выдерживало таких чрезмерных нагрузок на связки и дыхательные пути.
Сейчас, на очередном выступлении после всех уроков, как только началась репетиция, Андерсон выступал активнее и жизнерадостнее, чем прошлые несколько дней, что не могли не отметить Вэс и Дэвид, говоря, мол, так держать, не сдавай позиций, иначе мы уже думали о смене соло. О смене соло?! Да Вы с ума сошли? После всех тех страданий и мучений, что пережил парень, Вы хотите ещё и эту роль кому-то другому передать?! Ну уж нет! Не сказать, что брюнет слишком уж зазнавался по той причине, что большинство соло доставалось ему, но он и не шибко сопротивлялся такому обилию внимания, так как не он был виноват, что по результату голосования вновь и вновь победителем выходил он. Выбор большинства - демократия, она такая, безжалостная и беспощадная. Правда вот мало кто из тех, кто не разу не выступал с соло, задумывается о том, что помимо обилия внимания и привилегий, сольное исполнение и ведение за собой целого коллектива, это прежде всего - огромная ответственность, тяжкий труд и жуткая перегрузка нервной системы, ведь по сути ему, как лидеру, нужно думать за всех в хоре, быть с ними единым целым, подстраиваться под каждого, чтобы никто не чувствовал себя задвинутым на задворки голоса Соловья. Но что поделать, если большинство его считали более талантливым и представительным, чем остальных? Кто-то бы сказал - действуй так, как привык, это они пусть под тебя подстраиваются и тянутся как могут, но Блейн понимал, что это невозможно. Какой бы звездой хора он не был - он прежде всего командный игрок и обязан помогать всему братству, как самому себе.
В итоге, очередная песня с его уст прозвучала так же жизнеутверждающе, как от него ожидали, и он, выдохнув и расслабившись, огляделся. И вот чего-чего, а приоткрытой двери не заметить он не мог. Ведь именно он её закрывал, зная, как часто им достаётся от преподавателей, которые ведут уроки даже после трёх часов дня, и так как слышат в основном именно голос Андерсона - конечно же больше всего шишек достаётся его бедовой голове. Потому, поспешив посмотреть, ветром ли открылась дверь или чем, молодой человек подошёл ближе к двери, приоткрыл её, осматриваясь, и наткнулся глазами на девушку. - Девушку?! Что девушке делать в мужской академии, да в такое время, да возле хора? Что-то тут не ладно.
- Здравствуйте, юная леди. Вы заблудились? Вам чем-нибудь помочь? - как можно обходительней спросил юноша, выходя уже полноценно из хоровой и закрывая за собой поплотнее дверь, чтобы обзору незнакомки больше ничего не представилось. Не есть хорошо, что кто-то видел выступление "Соловьёв" раньше самих отборочных. Конечно, вряд ли это как-то поможет соперникам, ведь если они по случайным обстоятельствам выступят с одинаковыми песнями - дисквалифицируют обоих, но Блейну не хотелось этого даже для какой-то конкретной команды, он был сторонником честной игры, и никак иначе.

+1

4

За дверью, как Бриттани и ожидала, проходила репетиция хора, и девушка была поражена блестящей отработкой движений, отлично поставленным голосом солиста и вообще всем выступлением. Это действительно было что-то стоящее и достойное отборочных. Бритт снова удрученно подумала о том, как проходили стандартные репетиции «Новых Направлений» - мистер Шустер приходит в хоровую, опаздывая на четверть часа, наскоро допивает свой кофе и криво пишет на доске тему очередной недели. Сначала все было еще нормально – в сентябре и октябре были логичные задания, типа «Баллады» или «Красота повседневности», но, чем дольше мистер Шу руководил хоровым кружком, тем меньше у него оставалось запасов фантазии. К концу ноября он скатился до того, что предложил хористам исполнить композицию о шарфах.

Может, дело было в том, что «Новыми Направлениями» руководил один из преподавателей, а «Соловьи», как посмотреть, были предоставлены сами себе? В крошечную щелочку Бриттани умудрялась видеть каждый уголок комнаты, и никакого учителя в строгом пиджаке, который бы отбивал ритм и делился бы своими пожеланиями, она не заметила. Должно быть, эти Соловьи сами выбирали, что петь, как танцевать, когда устраивать репетиции… Да и наверное, им на отработку танцев и пения отводилось больше, чем двадцать минут перемены. Вот они действительно хотели победить, были настроены только на выигрыш.

Пирс повезло – она хоть и не подоспела к самому началу репетиции, она увидела исполнение целой одной песни и, судя по поведению хористов, она была не последней. Да даже если бы и была, Бриттани уже почерпнула для себя много нового – «Соловьи» были гораздо лучше «Новых Направлений», они были подготовлены не только к Отборочным, но, наверное, и к Национальным. Девушка уже начала думать над тем, что именно она скажет Шустеру, Рейчел и всем остальным все, что думает о них и их программе выступлений, когда увидит их в следующий раз, но тут она заметила весьма странное поведение солиста. Когда песня закончилась, он не начал беседу с остальными Соловьями, чего можно было бы ожидать, а подозрительно посмотрел на дверь. Было непонятно, заметил ли он хоть что-нибудь, но, когда он пошел в направлении двери, все стало предельно ясно. Он все заметил.

Бритт  нервно огляделась по сторонам, ища хоть что-нибудь – столб, сундук, шкаф, поворот за угол, все что угодно. Шаги тем временем неумолимо приближались. Прятаться было некуда, так что девушка просто осталась за дверью, при этом очаровательно улыбаясь.

Конечно, солист был шокирован тем, что за дверью кто-то стоял. Бриттани улыбнулась еще шире и очаровательнее, чтобы соловей даже и не думал идти за бензопилой и револьвером, чтобы потом напасть на беззащитную девушку. На удивление, он был вежливым, пожалуй, даже подозрительно вежливым. Очевидно, он совершенно не злился на неумелую шпионку, но дверь за собой все-таки закрыл. Конечно, что же ему еще оставалось делать.

- Здрасьте, - стараясь казаться уверенной, произнесла Бриттани и помахала рукой для полной убедительности. – А я странствующая акробатка. Хожу по всему миру, захожу в каждую школу, ищу себе попутчиков в путешествия. Нашла уже одну, из школы в Лайме, забыла, как называется… «МакФиннли», что ли.

Девушка с энтузиазмом закивала. Сейчас она не думала о том, что ее история кажется как минимум нелогичной и неправдоподобной. Меньше всего ей хотелось признавать то, что она шпионила, ведь это действительно было бы низко, да еще и не по правилам соревнований. Повезло еще, что собеседник адекватный попался, не одержимый невероятным желанием победить и размазать по асфальту каждого, кто попытается хоть каким-то образом помешать ему.

- И вот, прохожу я мимо этой академии и думаю, почему бы мне на заглянуть и сюда? Я хотела сразу идти к директору, чтобы он разрешил лучшему ученику отсюда отправиться вместе со мной в путешествие по всему миру, но потом услышала пение. Вы бы знали, как я люблю петь, поэтому устоять не получилось. Я пошла на пение и оказалась под дверью этой комнаты, - Бритт развела руками, словно говоря, что это была чистая случайность, что она попала именно в то учебное заведение, к которому принадлежал один из лучших хоровых кружков во всем штате. – Я только хотела послушать, а тут Вы выходите. Ну и тогда я говорю вам «здрасьте» и начинаю рассказывать, что я странствующая акробатка…

Пирс внезапно поняла, что соловей присутствовал при этом разговоре, и замолчала. Наступила неловкая пауза, во время которой Бриттани подумала о предложенной ей версии того, как она оказалась в Далтоне, и пришла к выводу, что она могла бы соврать и покрасивее.

- Вы, кстати, потрясающе поете. У меня просто дух перехватило, - неуверенно прибавила Бритт, решив, что лестный комплимент в такой ситуации лишним точно не будет. – И у нас, кстати, пиджаки одинаковые, - зачем-то сказала она, рассматривая свой черно-красный и почти такой же полосатый у солиста. Где-то в глубине души она надеялась, что из этого предложения выйдет отличная беседа на отвлеченную тему, во время которой все забудут и об акробатах, и об отборочных соревнованиях, и Бриттани сможет преспокойно убраться подальше, словно ее никто никогда и не замечал.

+1

5

Стараясь выглядеть с одной стороны наиболее расслабленно и доброжелательно, но при этом всем своим видом показывая, что он если не "хозяин" школы, то один из её знаменитых представителей, и то, что он видит некоторую подозрительную личность в данном заведении - не плюс для девушки. Хотя, возможно, и не минус тоже. Лидеры разные бывают - и ей повезло, что Блейн был одним из тех, у кого всё же общая миролюбивость шла вперёд гордости и зазнайства, будто из хоровой первый шаг сделала сначала лучезарная улыбка и добрый взгляд, а потом уже следом за ней последовало всё остальное.
- Хм, вот оно как. Любопытно, - всё так же стараясь не поддаваться разрывающему изнутри любопытству и желании узнать поподробнее, кто за ними подсматривал, Андерсон чуть сощурил глаза, но в таком образе больше походил на довольного засмотревшегося кота, нежели на того, кто что-то начал подозревать и сомневаться в правде сказанных слов. Как-то уж слишком нескладно звучало всё это и требовало хотя бы некоторых доказательств. Брюнет, конечно, добряк, но не идиот же! - Вы имеете в виду МакКинли? Мой друг оттуда, я был несколько раз в этой школе. И, кажется, видел Вас среди девушек из...группы поддержки, - как можно проще и с некоторой даже увлечённостью произнёс молодой человек, вновь открыв глаза полноценно, перестав щуриться. Сложив руки на груди крестом, он широко улыбнулся, задумываясь по поводу - как теперь она будет выкручиваться? За эти пару месяцев Блейн действительно был в школе МакКинли раз пять, не меньше, и пропустить мимо внимательного взгляда наблюдающего группки черлидерш в яркой красной форме - было сложно. Тем более такую - стройную, даже на первый взгляд, гибкую и ловкую девушку, а так же эти длинные волосы и форму лица, пожалуй, не спутает ни с кем, как и рост. Сложно, пожалуй, спорить, хотя парень попробовал бы, но однозначно эта леди была выше своих напарниц по команде. Если, конечно, они были действительно её напарницами, а не приезжала она в эту школу ради "тренинга" для малоподвижных девиц. Хотя с трудом с этим можно было бы согласиться - для чего ей тогда одевать их форму, если это был только тренинг? Для поддержки боевого и группового духа? Вряд ли.
- Любите петь? Это очень похвально. Быть может и Вы занимаетесь с хором? Почему бы и нет, если Вы действительно любите петь? - рассуждал Андерсон вслух, отвечая своеобразными вопросами на рассказ светловолосой девушки, пытаясь понять, в чём же её изначальные мотивы посещения их школы? Вряд ли бы можно было так случайно заглянуть в академию, которая даже от основного шоссе находится довольно далеко и до неё ещё нужно на такси ехать около двадцати минут по ветвистым тропинкам сквозь тихий Вестервилль.
- Спасибо за столь красноречивые слова, леди. Я бы с удовольствием так же посмотрел бы на Вашу акробатику, - подловить же нужно было, разве нет? И всё так же лучезарно улыбаться, не в коем случае не позволяя расслабиться и подумать, что Блейн хоть в какой-то степени может быть грубым или напряжённым. - И правда, похожи. Правда вот у меня форма школы. Школы - мужской. По правде говоря, у нас вообще не принято, чтобы девушки присутствовали на территории Далтона, так что, позвольте Вас сопроводить до буфета? Думаю, Вы уже увидели всё, что хотели, - на последнем его голос на пару тонов похолодел, но сразу после этого он почти приободряюще похлопал незнакомку по плечу, тем самым направляя её по коридору в сторону буфета и подальше от хоровой, зная, что ребята сейчас будут продолжать разминаться и в, какой-то степени, ту часть, что осталась, они могли репетировать и без него. В конце концов - с советом он потом объяснится что да как.
- Ох, как я мог забыть представиться. Блейн Андерсон, - протянув леди кисть руки для рукопожатия хотя бы, большего он вряд ли себе позволит, он поднял заинтересованный взгляд. Всё-таки, кажется, она была выше даже него, что немного напрягало и заставляло внутренние комплексы недовольно зашевелиться, но всячески стараясь отвлечься от хмурых мыслей, юноша внимательно наблюдал за собеседницей, любопытствуя, как же та будет изворачиваться теперь.

+1

6

Девушка продолжала лучезарно улыбаться, делая вид, что невероятно заинтересовалась сходством между своим пиджаком и пиджаком незнакомца. Что же ей еще оставалось делать? Разве что, придерживаться собственной теории о прошлом странствующей акробатки. По лицу Соловья можно было с легкостью сказать, что он явно не поверил в эту историю, так что Бритт оставалось лишь подкреплять свой рассказ доказательствами или хотя бы некоторыми подробностями. Например, откуда она родом. Или почему стала акробаткой. Или как попала в Далтон. Или где учится сама.

Сначала Бриттани хотела ляпнуть, что учится в Далтоне, и просто они с этим парнем по странному стечению обстоятельств никогда не пересекались ни в коридорах, ни на лекциях. К счастью, хватило ума промолчать – Пирс показалось весьма подозрительным то, что кроме нее, здесь не было ни одной девушки. А потом Бритт вообще решила не говорить ничего и молчать, как партизан, пока незнакомец не начнет задавать соответствующие вопросы. Такая тактика казалась довольно выигрышной.

- Вот так, - зачем-то сказала она, кивая с самым серьезным выражением лица. Конечно, это не могло никаким образом заставить Соловья поверить в ее слова хоть чуть больше, но сама Бриттани стала немного уверенней. – Да-да, именно МакКинли. Столько школ посетила, что все названия в голове путаются, - пояснила Бритт и внезапно решила, что ее теория становится все правдоподобней с каждым ее словом.

Следующим вопросом парень определенно планировал выбить Бриттани из колеи, что ему удалось – правда, всего на долю секунды. Пирс всегда была очень изобретательной, и она могла с легкостью придумать ответ на любой вопрос. Конечно, этот ответ не обязательно был бы совсем логичным, но сама Бритт всегда оставалась довольна.

- Ах, это, - девушка рассмеялась. – Вы, молодой человек, должно быть, путаете меня кое с кем, а именно с моей сестрой-близнецом. Мы с ней выглядим абсолютно одинаково, и по росту, и по внешности. Только она не хотела стать акробаткой, когда я ей предложила, и пошла учиться в эту, как ее, МакКинли, - подумав еще секунду, Бритт все-таки решила подтвердить эту гениальную ложь еще парой подробностей: - Она и состоит в группе поддержки, чем очень гордится. Я же была в той школе всего пару раз, когда приходила на поиски напарника для своих странствий, а еще когда там проводились соревнования по черлидингу. Нужно же было поддержать сестренку.

На мгновение Бритт и сама поверила, что у нее действительно есть сестра-близнец, похожая на нее как две капли воды. Как же, думала она, было бы удобно! Можно было бы ходить в школу в два раза реже, ведь один день ходила бы сама Бриттани, а на следующий она могла бы отдыхать, ведь был черед ее сестры. И никто бы не знал, что их две, и жизнь была бы гораздо проще. Конечно, можно было бы рассказать обо всем Сантане, как лучшей подруге Бритт, но больше никому ни слова. А когда-нибудь две сестры могли бы пойти пугать народ, хоть того же учителя по алгебре, вечно говорящего непонятную хурму и потом обвинявшего во всем Бриттани. Вот бы он испугался, увидев двух абсолютно идентичных девушек, которые еще и говорят хором… Пожалуй, девушка слишком размечталась.

- Да, я люблю петь. Многие люди любят петь. Все любят петь, - скороговоркой выговорила Бритт, чуть ли не оскорбившись на, как она подумала, саркастичный тон собеседника. – Нет, не занимаюсь я никаким хором. Как бы я могла это делать, если я странствую по миру, и у меня редко время на учебу есть? Конечно, я могу петь в дуэте с самой собой, но я еще не настолько сошла с ума.

Бриттани дала себе мысленное пять. Ей снова удалось выкрутиться в тот момент, когда Соловей был уверен, что ей никуда не деться. Пирс даже начинала думать, что ей действительно удастся запудрить мозги этому парню, и никто не станет подавать на нее в суд за шпионаж, потому что ни у кого нет никаких доказательств.

- Да обращайтесь, - отмахнулась девушка, словно говоря, что готова отвешивать комплименты весь день и всю ночь напролет. – Я бы с удовольствием Вам все показала, - честно произнесла Бритт. Она отлично танцевала, да и акробатикой немножко занималась – по крайней мере, пару элементов она бы показала с легкостью. Вряд ли ученик Далтона хотел бы увидеть часовое представление? Ему бы хватило пары простейших движений, и он бы окончательно во все поверил. Бриттани уже хотела пуститься кувырком по коридору, но потом ей пришла в голову другая идея. – Но не хотите ли Вы сами присоединиться к нашему странствующему коллективу? Тогда Вы сможете не только наблюдать за моей акробатикой почти постоянно, но и научиться некоторым элементам.

Бритт с надеждой посмотрела на Соловья. Правда, она сама не знала, на что надеялась – на то, что он согласится вступить в ее воображаемый коллектив, или на то, что он просто во все поверит и, отстав от нее, вернется к репетиции.

- А я не знала, что у вас тут мужская академия, и что девушкам не принято здесь находиться, - самым невинным тоном произнесла Бриттани, разглядывая свои ботинки. Действительно, повесили бы какую-нибудь табличку над дверью, на которой бы сообщалась вся эта информация, а то тут любой запутается.

На предложение пройти в буфет Бритт нехотя согласилась. И впрямь она получила достаточно информации, которую можно было бы сообщить «Новым Направлениям» и, хоть, конечно, хотелось посмотреть и послушать еще, настаивать бы все равно не получилось.

- Бриттани Пирс, - слегка надменно сказала девушка, отвечая на рукопожатие. С нескрываемым удовольствием Бритт отметила, что она немного выше Блейна, что придавало уверенности. Гордо отбросив волосы назад, Пирс направилась дальше по коридору в сторону предполагаемого буфета.

+1

7

Нельзя сказать, что Блейн был действительно подозрительным и слишком внимательным типом, правильнее будет даже предположить, что он больше наивен и добр, нежели будет допытываться до каждого второго в поиске единственно верной истины. Но здесь, в данную минуту, парень чувствовал своего рода ответственность за свой хор, за всё происходящее. Пусть он был зачастую не старше, а младше большинства членов хора, и он даже не состоял в его совете, но всё равно по той причине, что его слишком часто выдвигали на лидерские и наставнические позиции, сам брюнет начинал себя чувствовать крёстным отцом или вроде того в Соловьях. А значит он обязан был оберегать, защищать и всеми силами поддерживать честь и достоинство хора, не допускать каких-либо посягательств со стороны и всячески помогать каждому молодому человеку, что рано или поздно окажется в их голосистом коллективе. Потому даже против собственной воли и нежелания слишком уж доставать девушку вопросами, Андерсон это делал исключительно ради того, чтобы обезопасить ребят и убедиться в том, что им ничего не грозит со стороны подозрительной и неизвестной ему ранее странствующей акробатки.
И он, пожалуй, продолжил бы своего рода допрос, если бы не услышал фразу о родной сестре-близнеце. Тут пышные брови Соловья вспорхнули на лоб, а взгляд передал искреннее удивление и даже грамм восхищения. По большому счёту - всегда когда видел или читал о близнецах, парень сам всегда мечтал о таком брате, с которым бы они могли делить всё, начиная радостью и заканчивая горем, потому как с настоящим родным старшим братом разногласий было слишком много, мир их кардинально отличался, да и разница в возрасте в десять лет давала свои плоды - так или иначе Купер чувствовал своё превосходство и всеми силами задавливал потенциал младшенького своим королевским величеством. Блейн задним умом понимал, что тем самым тот его подталкивает больше стараться и работать над собой, так сказать давал ему мотивацию и ощутимый такой пинок под пятую мягкую точку, но каким бы видом воспитательных работ это не было - это всегда было очень обидно и неприятно, как бы спокойно Андерсон младший не пытался к этому относиться и не принимать всё слишком близко к сердцу. Вроде бы за всю свою жизнь должен был уже привыкнуть к этому, но, как не крути, даже если и к плохому можно привыкнуть, надежда на тонкий лучик солнца и что-то хорошее всегда остаётся, и её разочарование всегда отдаётся неприятной болью по сердцу, каким бы крепким и привыкшим ты бы не был. Потому, конечно же, молодой человек не был уверен, стоит ли верить в историю про сестру-близнеца, потому как для того, кто был пойман за шпионажем, это было бы самым очевидным вариантом оправдания, но в то же время и весомых аргументов для того, чтобы ей не верить у целителя просто не было. Просить продемонстрировать сестру? Глупость, в любом случае для этого ещё пришлось бы потратить два часа на поездку до Лаймы, а по большому счёту, девушка не обязана была с ним ехать куда-то и доказывать существование сестры. Кто он ей? Ни судья, ни полицейский, так что и прав на чём-то настаивать у него попросту не было.
- Сестра значит? Что ж, поверю на слово, и это восхитительно, если это действительно так. Вы с сестрёнкой очень красивые и изящные девушки, - подмигнув, Андерсон не сдержался от небольшого комлемента в ответ, тем более, что действительно так считал. Пускай его и не притягивали представительницы женского пола в понятном смысле, он всё равно с большим удовольствием мог любоваться их изящностью, пластичностью, аккуратностью и попросту красотой, которую, как не крути, а при всём желании парню перенять не получится, во что бы он не одевался и как бы старательно не красился. Но в этом была и их особая прелесть. Любой человек прекрасен таким, каким является от рождения, а потому подражание кому-либо больше портит, чем красит. Хотя, конечно, тут уже у каждого свой взгляд и своё мнение, которое зачастую Блейн вынужден был не поддерживать, ибо стереотипное мышление зачастую просто выгрызало остатки совести и чувств в головах простых, добродушных и понимающих, на первый взгляд, людей.
- Это печально, что не занимаетесь. Если Вы любите петь, Вам однозначно бы понравилось петь с хором, а возможно и возглавлять его. Там бы Вы смогли раскрыть в полной мере свой талант не только в акробатике, но и в пении, а чем больше мы раскрываем зёрна своих талантов - тем красивее мы цветём, - с добродушной улыбкой вслух поразмышлял ученик Далтона, применяя своего рода метафорический образ, правда вот не был уверен, что его поймут правильно, но и пояснять пока не спешил, чтобы никого не обидеть и не оскорбить какими-то уточнениями.
- Честно говоря, у меня здесь свой коллектив, который я сам возглавляю, и бросать его так просто я не могу, но...Если бы я мог познакомиться поближе со всем Вашим коллективом, я бы мог рассмотреть Ваше предложение, - вот тут он и решился схватиться за последнюю ниточку допроса, потому как более ему ничего в голову не приходило, а докопаться до истины уж слишком сильно хотелось. В конце концов, если она странствующая акробатка, наверняка путешествовать она должна вместе со своей труппой, а следовательно - если он её не увидит, все эти рассказы - пустой трёп и оправдания. Само собой, она могла бы сказать, что коллектив сейчас где-то далеко, а сама леди решила устроить заезд в Далтон в одиночку, но тогда бы, как и любой другой человек, Андерсон имел бы полное право засомневаться в том, что этот коллектив вообще существует. А ещё у него был ещё один козырь в рукаве, - Или Вы хотя бы можете показать буклет с рекламой Ваших выступлений? Вы же так или иначе оповещаете зрителей о своём присутствии, чтобы на выступление пришёл хоть кто-то, а с площадей Вас не выгнала полиция, - Блейн был не понаслышке знаком с тем, что любое выступление нужно согласовывать с местной администрацией, чтобы на это время занять какую-то территорию для сцены и зрителей. А так же - должна быть подготовлена хотя бы небольшая рекламная компания с печатными буклетами, представляющая группу и её репертуар, которую уже будет распространять местная власть, тем самым "помогая малому бизнесу и искусству". Так что, тут всё было не так просто, как может показаться на первый взгляд, и у парня ещё были некоторые зацепки, за которые он держался, как за соломинку, чтобы довести дело "до ума".
- Приятно познакомиться, - чуть склонив голову, юноша отпустил руку Пирс и повёл её уже непосредственно к буфету, что находился на территории академии, но в отдельном здании, как небольшой кафетерий. Открыв дверь в заведение, он, само собой, пропустил её вперёд первой.

+1

8

Хоть Бриттани и была уверена, что ее теория становится все убедительнее с каждым сказанным ей словом, в глубине души она все-таки начинала сомневаться. А вдруг Соловей начнет задавать какие-то странные вопросы с намеками и подвохами, на которые у нее не будет ответа? Тогда уж Бритт придется признаться, что никакая она не странствующая, пусть и немного акробатка, и неизвестно, чем все кончится.

Может, Блейн только казался таким милым и дружелюбным человеком, с лица которого никогда не сходила доброжелательная улыбка, но, на самом деле, он был бы рад и покричать, и поругаться, и, возможно, покидаться столами. Последнее Пирс уж точно не хотела испытать на себе. Наверное, еще меньше ей бы хотелось, чтобы ее потащили в отделение полиции, к директору, к верховному судье, к любому представителю закона, чтобы сообщить о том, что она натворила. Никто бы не умер, и линчевать Бриттани никто бы не стал, но «Новые Направления» могли бы запросто исключить из соревнований. А это была бы настоящая катастрофа для всего хорового кружка.

Это был бы крах мечтам Рейчел. Хоть в данной ситуации Бритт меньше всего на свете желала вспоминать эту назойливую еврейку, именно она пришла на ум первым делом. Это было бы такое разочарование для мистера Шустера. Девушка даже не успела злорадно подумать, что он это заслужил, что нужно было лучше готовить весь хор, чтобы не пришлось идти на риск и отправляться шпионить. Исключение с соревнований означало, что снова начнутся бесконечные поливания слашем, которые только-только успели прекратиться, тренер Сильвестр уж точно начнет кидаться столами, только при этом злорадно смеясь. Наверное, она была бы единственным человеком, который бы испытывал такое садистское удовольствие от того, что хор будет отстранен от соревнований, а значит, не будет мешаться у нее под ногами и не будет петь еще как минимум целый год.

Но все-таки не все было потеряно. Бритт отлично знала о собственной почти змеиной возможности выпутываться практически из любой ситуации, так что сдаваться она не собиралась. На крайний случай, можно было бы заболтать Андерсона, который, как посмотреть, сам не против беседы на отвлеченные темы.

- А вот у Вас есть брат-близнец?

Пожалуй, это был далеко не лучший вопрос, который можно было бы задать в данной ситуации, но он хотя бы как-то был связан с темой беседы. Тем более, от Бриттани не ускользнул тот огонек не то интереса, не то восхищения в глазах Соловья, когда тот услышал о сестре-близнеце Пирс, пусть и мифической.

Девушка пропустила мимо ушей лестные комплименты и еще раз мысленно поблагодарила Бога, Супермена, Природу, за то, что с ней заговорил именно Блейн Андерсон, а не какой-нибудь неуравновешенный Карофски, обучающийся в Далтоне. С такими совладать было бы труднее.

- Будет время, обязательно начну заниматься. Честно-честно, - девушка сама не понимала, зачем она обещает этому, прямо сказать, незнакомцу, что она начнет заниматься с хором. Да он же был буквально никто для нее, а она уже дает ему клятвенные заверения. Может, еще в вечной любви к нему признаться, для полного счастья?

Последнюю идею, кстати, Бриттани стала рассматривать почти серьезно. Это был бы очень рискованный шаг, ведь Бритт не только никогда не говорила таких слов ранее, но и совершенно не знала своего собеседника. Конечно, она уже была в восторге как от его выдержки и характера в целом, так и от внешности, но даже она понимала, что этого рано для признаний. Но она не думала о будущем – она понимала лишь то, что это собьет Блейна с толку, и тот вряд ли будет в состоянии думать о чем-то в ближайшие несколько минут.

К счастью, хватило ума и не хватило смелости, поэтому Бриттани промолчала. И тут же пожалела об этом – вопросы Соловья становились все более точными и сложными, и извернуться было уже не так просто, как раньше.

- А коллектив у нас учится сейчас, - ляпнула Пирс первое, что пришло в голову, и снова поблагодарила всех Суперменов за свою сообразительность, которая частенько приходила раньше, чем логическое мышление. – Знаете, сегодня рабочий день, и это я в школу не хожу, а им-то надо знаний набираться, - девушка хотела прибавить еще что-то, про обучение во вторую смену, про те школы, где они учатся, но потом передумала. – Но я могу назвать имена! Много имен, - впервые в своей жизни Бритт почувствовала сходство с вызванным из Азкабана Пожирателем смерти, готовым выдать всех своих коллег заклятому врагу. – Сантана Лопез. Феофан Фондю, - вторым именем был какой-то набор звуков, но Бритт ни о чем не думала, ей просто нужно было выкрутиться и убедить Блейна в своей правоте. – Лорд Таббингтон тоже с нами, - она убедительно закивала головой, решив не говорить, что такое имя носит ее кот. Пусть Соловей думает, что с ними путешествует какой-то великий лорд с мировым именем.

Следующий вопрос определенно застал Бритт врасплох, но она не стала показывать это. Она приподняла указательный палец, словно говоря Соловью подождать, и начала с самым уверенным видом рыться в карманах. Она отлично знала, что никаких буклетов у нее нет, и что даже вечная отмазка «Я, кажется, забыла их у себя в машине», после которой можно убежать и уехать, не сработает. Но в одном из потайных карманов нашелся какой-то листок бумаги, совершенно чистый и только немного помятый. Бриттани до сих пор даже не стыдно за то, что она сделала далее.

- А вот наш буклет. Только тут все написано невидимыми чернилами, поэтому вы вряд ли сможете хоть что-то прочитать. Но я могу вам точно сказать, что здесь написано все о нашем коллективе, а именно… - Бритт с умным видом откашлялась и посмотрела на бумажку, словно действительно приготовившись зачитывать.

Но тут она поняла, что из этого вытечет очень много вопросов, на которые она точно не ответит. Например, почему именно невидимые чернила? Как их выявить? Зачем вообще нужны буклеты, если на них ничего не видно? Бритт знала, что не ответит на них, и потому предпочла рассказать правду. Конечно, это бы рушило всю первоклассную теорию об акробатах, но она решила, что лучше все скажет сейчас, чем начнет выпутываться в конце. Ведь это придется сделать в любом случае.

- Ладно, это не буклет. И я никакая не акробатка. Я учусь в школе МакКинли и пою в хоре, - девушка выговорила все это скороговоркой и зажмурилась, готовясь к удару – моральному или физическому.

+1

9

Если честно, юноше уже не то чтобы надоедал этот спор и допрос, скорее он чувствовал себя каким-то мучителем и садистом, коим, естественно, не в коем случае быть не хотел, какими бы не были обстоятельства. Он чувствовал, что девушка напрягается и явно не в восторге от того, что ей приходится оправдываться и что-то придумывать в ответ для этого назойливого Соловья, но, в конце концов, не он тут поглядывал за ней в хоровой, а наоборот, так что пусть уж не обижается. Как не крути - а честь и достоинство Блейн был готов отстаивать до последнего, даже если бы пришёл какой-нибудь высокопоставленный критикан, популярный на весь мир своими бесчисленными заслугами, и своим якобы профессиональным мнением растоптал хор в пух и прах - брюнет был готов до последней капли крови, до охрипшего горла и с пеной у рта доказывать, что если их братство и не идеально, но оно не заслуживает нападок человека со стороны, который ничего не знает о работе и стараниях коллектива. И тут уж, какой бы не была ситуация и как бы самому Андерсону не было неприятно проводить весь этот допрос с пристрастиями, как бы не было ему мерзко цепляться за каждое слово в разговоре с малознакомой леди, вместо того, чтобы просто наслаждаться её обществом и беседой, тут ему приходилось стоять до последнего, пока не удалось бы выяснить правду и оправдать свои подозрения. Или же напротив - полностью их опровергнуть и поверить таинственной странствующей акробатке, как бы подозрительно и фантастично её история не звучала, и каким бы милым и добрым не был Блейн - поверить в неё было слишком сложно даже ему, доверчивому и открытому для всего нового и неизведанного.
- Нет, к сожалению, нет, но я очень хотел бы иметь такого. Или хотя бы такого, с каким у меня было бы больше общих интересов. Но мой брат старше меня на десять лет и мы с ним...слишком разные, - конечно же Андерсону вовсе не следовало откровенничать, ведь по фамилии, внешним данным и разнице в возрасте можно было бы догадаться, о ком идёт речь, ведь Купер был весьма популярен и знаменит благодаря нескольким фильмам и бесконечной рекламе по телевидению, и больше всего брюнет не любил, когда начинают вспоминать все окружающие о его главной головной боли по имени старший брат, совершенно забывая о самом Блейне. Но тут уж как-то проболтался и высказался на одном вдохе, будто ответив откровенностью на откровенность, коли Бриттани поделилась впечатлениями о сестрице и вроде как действительно интересовалась самим Соловьём, а не его близким окружением. Уже после того, как он об этом сказал, парень несколько пожалел об этом, закусил губу изнутри, желая повернуть время вспять и не упоминать об Андерсоне старшем, но вертеть временем он точно не умел, только лечить людей, и то пока не шибко продуктивно, и потому оставалось лишь смириться с тем, что сделанного не изменить и в этом вроде бы не было ничего катастрофичного.
- Да, знаю, - это было ответом на то, что он в курсе о том, что сейчас время рабочего дня и это было одной из тех причин, что его напрягало расположение Пирс здесь. Она не выглядела как взрослая женщина, пусть и молодая и открытая для мира, и по его упрямому мнению сто процентов эта девушка была школьницей. И, то ли прогуливала, то ли занималась во второй половине дня, то ли уроки у неё шли сегодня не в большом количестве, то ли и вовсе была на домашнем обучении. Предположений выстроилась уйма, но проще и логичнее ведь просто спросить вслух, разве нет? - А почему Вы сами не в школе, разве Вам не надо получать образование? Творчество творчеством, но ведь и без диплома сейчас толком никуда не пробьёшься, - с неким разочарованием произнёс Блейн, тем самым подтверждая то, что его самого это сильно расстраивает. Он с удовольствием бы просто сутками напролёт занимался музыкой, выступал в клубах, ресторанах, а следом и на более широкой сцене, вместо того, чтобы сидеть на бестолковых уроках, которые ни коим образом ему в будущем не пригодятся даже в общем понимании, но без этого он не смог бы выпуститься, а далее поступить в ВУЗ с театральным направлением. Оставалось стоически терпеть и героически учиться так же, как и все школьники в мире. В это мгновение несчастный стон пары миллиардов молодёжи пронёсся в его голове и хотелось на мгновение даже мотнуть головой и закрыть глаза, чтобы прогнать наваждение и тоску из-под тёмных кудрей.
- Лорд Таббингтон? Не слышал о таком, - несколько рассеянно произнёс брюнет, едва заметно щурясь. Он, как не крути, а как вынужденный представитель "высшего общества", ведь других молодых людей в данном заведении не имелось, был в курсе большинства лордов, графьёв и прочих высокопоставленных личностей как старой Америки, так и Европы, так как быть знакомым с новостями, происходящими в этом обществе такие, как он, были просто обязаны, иначе их принимали за идиотоы, не сведущих ничего в современном мире. И уж точно такой заковыристой фамилии он не слышал ни в одном из тех, кто был в основном списке лордов, который он мог упомнить и раскопать в своей памяти.
Далее, увидев тот самый таинственный буклет, Блейн не скрыл свой интерес, даже приблизился к бумажке, вглядываясь в неё и пытаясь учуять хотя бы запах каких-то невидимых чернил, но ничего, кроме женских духов и аромата тела не почувствовал, щурясь всё больше и всё меньше доверяя россказням новой знакомой. Всё это с каждой минутой походило на фарс, и мятая бумага, которую однозначно не вручишь кому-то в виде торжественной рекламы, и странные имена участников, и отсутствие самого коллектива, и возраст девушки, слишком ранний для того, чтобы зарабатывать на жизнь самостоятельно. Всё это складывалось в единый котёл недоверия, закипая и грозясь вот-вот выплеснуться кипятком наружу, портя сложившуюся ситуацию, если было бы куда.
Но, к счастью, последовало искреннее признание и наконец Андерсон облегчённо выдохнул. - Я так и думал, - с какой-то сочувствующей улыбкой произнёс парень, будто и не злился на неё вовсе. Нет, конечно очень многое было неприятно, как и сам шпионаж, и эта многоярусная красивая ложь, но он понял, что застал девушку врасплох и замучил её до такой степени, что она не сдержалась и призналась во всём сама. Этого он, в принципе, и добивался, но от подлого и мерзкого ощущения себя садистом и палачом не мог избавиться. - Значит и сестры никакой нет. И Вы всё-таки шпионили. И врать в начале знакомства - очень не красиво, так можно испортить отношение гораздо сильнее, нежели горькой и неприятной, но честно сказанной правдой, - Блейн даже остановился и замер в дверях кафетерия, глядя на девушку не то наставнически и поучительно, не то с желанием ей как-то помочь и подтолкнуть к правильному шагу. - Но, тем не менее, могу Вас разочаровать. От того, что Вы видели в хоровой, Вы не сможете выиграть или как-то нас обойти. Повтор в песнях - будет значить дисквалификацию обоих хоров, а это не нужно ни Вам, ни нам. Так что, предлагаю забыть об этой неприятной ситуации и готовиться к соревнованиям честно, как Вы на это смотрите? - протянув к ней руку для рукопожатия, юноша вновь постарался улыбнуться как можно мягче. - Пусть это станет нашим небольшим секретом и условием - Вы никому не расскажите, что здесь видели, а я никому не скажу, что Вы шпионили. Идёт?

+1

10

Где-то в глубине души Бриттани сожалела даже не о том, что ей пришлось строить такую многоэтажную ложь, придумывать себе сестер-близнецов и попутчиков с фамилией Фондю, а о том, что ее так быстро заметили. Вот и какой она шпион после этого? Да даже неумелый гиппопотам, ежесекундно топающий и издающий какие-то странные звуки, смог бы продержаться дольше. А она, так долго подбиравшая идеальный костюм, взявшая с собой магический гребень, была замечена через пару минут. Это была такая несправедливость, что Бритт даже начала обвинять во всем шофера, который подвозил ее к Далтону. Может, это он рассказал Блейну и всем остальным Соловьям о том, что к ним едет шпионить какая-то подозрительная девушка? Может, он сам еще тот шпион?

- У Вас случайно кто-нибудь из знакомых или родственников шофером не подрабатывает? – вырвалось у девушки совершенно ни к месту, но она не могла не задать этот вопрос. Действительно, как же еще ее могли заметить? Только сейчас Пирс вспомнила про открытую дверь и, хоть она продолжала обвинять во всем невинного шофера, у нее появилось желание научиться видеть сквозь стены. Эта способность бы очень пригодилась в данной ситуации, ведь тогда не было бы необходимости открывать дверь, и тогда бы никакие Блейны не начали приставать к ней с вопросами, на которые у нее были ответы, но их давать не хотелось.

Бриттани, кажется, догадывалась, какой брат есть у Блейна, потому что еще один Андерсон был известен, пожалуй, на все Соединенные Штаты. Пирс не была особой его поклонницей, но говорить ничего не стала. Врать не хотелось, потому что она и без того наговорила очень много нереальных вещей, а говорить, что ей что-то не нравится, хотелось еще меньше. Вдруг обидится еще на такую мелочь, и потом придется сбегать от него.

- Я не в школе, потому что…

Если Бриттани и научилась чему-то из школы, куда она, на самом деле, ходила, так это тому, что, если хочешь убедить человека в своей правоте, никогда нельзя молчать. Нужно постоянно что-то говорить, говорить, говорить, старательно запутывая всех собеседников, стараясь не запутаться при этом самостоятельно. Тем более, когда что-то говоришь, ты и не даешь собеседнику расслабиться и решить, что ты сдаешься, но и даешь собственному мозгу время подумать над тем, какую отмазку использовать в этот раз.

- Потому что я заочно учусь, вот, - это было не самое оригинальное оправдание, но Бритт не гналась за оригинальностью. Ей нужно было лишь сказать что-то более-менее правдоподобное, чтобы был шанс, что Блейн ей поверит. Она, конечно, могла сказать, что является вундеркиндом, знающим все на свете, потому что при ее рождении произошел какой-то казус, сделавший ее супер-умной, но решила сказать нечто более банальное. Она могла бы и пуститься в пространные рассуждения о том, что такое заочное обучение, и почему она предпочитает его, но вовремя сообразила, что Блейн отлично знает, что это такое, но его совершенно не колышет, каким образом она получает образование.

Девушка не стала говорить ничего больше и просто уставилась на стену. Случайно проходящий мимо человек мог бы подумать, что она пытается научиться испепелять взглядом, но это было не совсем так. Она все еще лелеяла надежду на получение способности смотреть сквозь предметы, но стена не поддавалась. Стена продолжала быть такой же безупречно чистой и даже не старающейся помочь Бритт в осуществлении ее новой мечты. К счастью, Пирс пока еще не казалось, что стена смеется над ней, но, возможно, до этого бы могло дойти.

- Неудивительно, что не знаете, это мой кот, - пробормотала девушка. Она была слишком занята разглядыванием одной точки в стене, чтобы обращать внимание на то, что она раскрыла еще один момент своей жизни, который раскрывать не хотела. Это мало волновало ее, да и если подумать, что мешает коту быть участником труппы акробатов? Это даже было бы довольно забавно.

Наконец, Бриттани признала, что от одного глядения у нее желаемая способность не появится, и нехотя оторвала взгляд от стены и призналась Андерсону, но теперь во всем.

Ожидаемого удара не последовало, и Бритт услышала лишь доброжелательные нравоучения, как будто она не была близка к нарушению закона, а всего лишь опрокинула стакан с молоком на стол. Девушка осторожно открыла глаза и посмотрела на Блейна. Тот определенно не был настроен на крики или что-то более серьезное, чем спокойная беседа, и Бриттани едва не бросилась обнимать его из-за этого. Таких понимающих и уравновешенных людей девушка не встречала ни разу, и, хоть это было весьма удручающим обстоятельством, Бритт радовалась, что встретила такого человека именно сейчас. В сотый раз за последние десять минут поблагодарила всех богов, всю природу и все остальное за то, что перед ней оказался именно Блейн Андерсон, а не какой-нибудь бабуин, страдающий буйнопомешанностью.

- Нет сестры, - девушка помотала головой, все-таки жалея, что сестры у нее нет. Пожалуй, это было единственное обстоятельство из всей ее лжи, которое она бы хотела, чтобы существовало в реальности. Акробаткой, тем более, странствующей, стать она не мечтала, но вот сестра-близнец бы определенно не была лишней. – Ну да, шпионила, но я все объясню… У нас хор такой неорганизованный, что тут слежка за всеми хорами в Америке ничем не поможет! Вы бы видели нашу типичную репетицию, поняли бы, зачем я шпионить хожу.

В ответ на все последовавшие далее слова Блейна девушка лишь сдержанно кивнула. На глазах невольно выступили слезы, хоть Бритт и чувствовала, что, хоть и была реально виновата, ее никто казнить на месте не собирался. Бриттани ответила на рукопожатие нового знакомого, понимая, что после такого ей точно не захочется сообщать о шпионаже ни Шустеру, ни Рейчел, ни кому-либо еще. Просто надо будет намекнуть, что нужно тщательнее готовиться.

- Спасибо. – Это было единственным, что девушке удалось выговорить, но этого было достаточно.

+1

11

Эпизод закончен.

0


Вы здесь » Glee: The power of music » Завершённые композиции » Эпизод #24: I Spy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC