Glee: The power of music

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Glee: The power of music » Песни нашего времени » Эпизод #41: Lunch time


Эпизод #41: Lunch time

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Название эпизода:
Lunch time
2. Дата и время:
06.12.2011, около 12:00
3. Очередь и участники:
Georgia Harrington, Francisco Moretti, John Parrish
4. Планы на эпизод и погода:
Ланч. Вроде бы обычное для всех дело, но как это часто бывает - неожиданности всегда случаются тогда, когда их не ожидаешь. Как может девочка оказаться в мужской школе? Что она там забыла? Что она сделает, когда её заметят, ведь за столом с новеньким - тот, кого она обожает? Да и что нужно новенькому от Джона, с которым они мало общались? А самому Джону - как он разберётся со всей этой "волной симпатий", причём от обоих полов? Вопросов много, и на все требуется свой ответ. Ситуация определённо обещает стать интересной, да и поворотов будет не меньше.

Погода: солнечно, насколько это возможно

Теги: Georgia Harrington,Francisco Moretti,John Parrish

+2

2

«Черт бы побрал, этих студентов! – думала Джо, наклоняясь за книжкой – Вообще, почему я решила, что у меня что-то выйдет?»

Да, она в столовой. Да, она следит за парнем, который ей нравился. Да, она в месте, в котором ей нельзя быть. Да, она в мужской школе Далтон. И сейчас ланч.

И взбрело же ей в голову припереться в Далтон. И наблюдать за Джоном. «Что ты себе думала?»
Зачем? Зачем она сюда пришла? Почему ей не сиделось на уроках? Ведь она могла о нем узнать каким-нибудь другим способом. Нет, нужно было прийти.

Она наблюдала за ним целый день. Она родителям сказала, что плохо себя чувствует. Ей, конечно же, поверили. А как же? Ведь Джорджия всегда была лапочкой, слушала родителей, приносила хорошие оценки и никогда не врала. (Порой Джо это саму раздражало)

И ее саму удивляло, как ее еще никто не заметил? Девушка в мужской академии. Да еще цвет волос такой «незаметный».  Каждую перемену Джо держалась близко для того, чтобы видеть Джона, но достаточно далеко, чтоб он ее не заметил. Но не в этом суть.

Но наступил ланч. И Джон отправился в далтонскую столовую. И поэтому Джо тоже пришлось тоже отправиться в столовую.
Джо села за столик у стенки, но все равно рядом кто-то периодически проходил/пробегал/пролетал.  Джо достала из сумки учебник («Откуда он тут?») и спряталась за ним, делая вид, что что-то зубрит, но каждые три секунды выглядывая из-за него, чтоб посмотреть на Джона.

К Джону подсел какой-то блондинистый парень. Но девушка не обратила на это внимание, так как все ее внимание была приковано к Джону – цели пребывания Джорджии в Далтоне.
И нужно было этому пареньку пробежать именно сегодня и именно здесь? Он пронесся мимо нее и задел книгу. Та упала и захлопнулась. Джо даже не успела ничего сказать коварному разрушителю планов, ибо тот слился с толпой точно таких же черно-красных костюмчиков.

Джо нырнула под стол. Прежде всего, для того, чтобы Джон ее не заметил, а уже потом, чтобы поднять учебник по предмету, который Джо так и не удосужилась узнать.

Отредактировано Georgia Harrington (2014-08-12 01:11:26)

+2

3

Какое все же милое место - эта академия Далтон.
Только что закончились съемки второго и третьего сезонов этого американского шоу, ради которого я, собственно, сейчас и живу здесь. Ну а школа - разумеется, ради папика. Он у нас главный в семье. Не так чтобы уж очень мне нужна была эта академия...
Но в ней были те, кто мне нравился. Блейн, некоторые Соловьи и еще кое-какие менее заметные студенты - все они были довольно милыми, многие здесь симпатизировали мне. Особенно геи. Некоторое количество поклонников появилось и здесь.
Что же угораздило меня влюбиться в гетеросексуала? Вернее, я до сих пор до конца не уверен, но слышал, что вроде бы он встречается с девушкой. А потом как-то видел их на улице - она ждала его после уроков и вместе они пошли гулять. За ручки. Такие счастливые и сияющие.
Cazzo! Почему мне вечно везет на такие дурацкие и ни к чему не ведущие влюбленности? Хотя нет, постойте. Я знаю ответ. Потому что я люблю добиваться невозможного. Правда, при этом частенько забываю прежде подумать, что в сфере личных отношений правило "Добейся во что бы то ни стало" прокатывает далеко не всегда. Так уж устроена эта чертова штуковина - любовь. Amore. Как бы ты не был красив, богат, успешен, хорош в чем-то или духовно развит - если тебя не любят в ответ, то ничего уже здесь не попишешь.
Джон красивый, умный и очень милый. Я ничуть не хуже. Но, если он гетеросексуален, то у меня нет никаких шансов. Каким бы замечательным я не был и как бы не лез вон из собственной шкуры. Осознавать это, знаете ли, больно.
Его девчонке, этой Джорджии, уж точно не сравниться со мной. Серая мышка. Но она девочка - и это ее джокер, который кроет все мои самые сильные козыри. Увы и ах.
Кстати, эту самую девочку - девочку? (!!!) - я видел сегодня в мужской академии Далтон. Знаешь, Джорджия, я и сам не прочь понаблюдать за Джоном во время перемен. К тому же я слишком часто присматриваюсь к людям, которые меня окружают. В этот раз во вполне гармоничную картинку мира зачем-то вписалась ты.
Прямо во время ланча. Опущу предыдущие моменты, когда на более коротких переменах натыкался на тебя в коридорах. И даже сейчас, когда я намеренно пихнул тебя в столовой - так, чтобы ты выронила учебник, которым прикрывала свою наглую рыжую мордень, ты сделала вид, что совсем меня не заметила.
- Buongiorno, Johny, - я старательно улыбаюсь во все тридцать два, подсаживаясь за столик к Пэрришу. Ну и дурацкая у него фамилия. Впрочем, это не мешает ему быть безумно милым. - Здесь не занято?
Я говорю так непринужденно, будто бы до сих пор ничего не происходит. Но сегодня кое-что здесь произойдет. Я не решался в открытую поговорить с Джоном, но, раз уж Джорджия решила приблизить этот момент своим появлением - значит, так того хочет Господь. И никак иначе.
Джон что-то бурчит в ответ, но я не обращаю на это внимания. Глаза теплого чайного цвета смотрят на меня в упор и я готов нести любую ахинею, лишь бы подольше задержать его взгляд на себе.
- Как прошел giorno... Этот, как его, день? Что нового?
Джон, ответь что-нибудь. Почему всякий раз, когда я пытаюсь с тобой заговорить, ты смотришь на меня, как на врага? А может быть, это просто моя больная фантазия... Но как же, черт возьми, невыносимо каждый раз пытаться растормошить тебя и в ответ получать лишь недоумение и отстраненность...
Знаешь что? Черт с тобой. Меня достало все это.
Я слабо контролирую себя. Зато в этот самый момент, когда мой разум катится к черту, я ощущаю невероятный прилив сил. Тех самых сил, которые заставляют воздушную стихию подчиняться мне.
- Я слышал, ты встречаешься с девушкой из школы МакКинли? - не дослушав его ответ, тем же сладким голосом говорю я, но в нем слышатся напряженные нотки, а в глазах пляшут недобрые искры. - Кажется, ее зовут Джорджия. Джорджия Харрингтон. Точно. Так и есть.
Улыбнувшись, я поднимаюсь с места. Наверное, Джон и другие студенты уже заметили, что в комнате, несмотря на закрытые окна, поднялся ни с того ни с сего легкий ветерок?
Время ланча и большой перемены, а значит - большинство студентов собрались в столовой. Самое время начать наше небольшое шоу?
- Я слышал, эта девушка очень доверяет тебе, Джонни, - медленно, чеканя каждое слово, говорю я. - Настолько, что даже решила устроить за тобой слежку. И правда - вдруг кто-нибудь умыкнет такого красавчика?
Взмах. Резкий толчок воздуха в спину Джорджии выталкивает ее почти на середину зала. Я вложил в этот жест слишком много обиды и гнева. На секунду даже задумался, не слишком ли сильно приложил ее об пол. Но вроде нет. Живая, да и сила у меня пока не ахти. Но на подобные трюки ее хватает.
- Оу. Как неожиданно. Здравствуй, Джорджия, - стараясь не обращать внимания на дикую боль в груди и легких, я растягиваю губы в приветственном оскале и скрещиваю руки на груди. В наступившей тишине мой голос слышится явственно и отчетливо, эхом отталкиваясь от сводчатого потолка. - Рад тебя видеть. Но - мне кажется, или школа МакКинли находится несколько в другой стороне?

Отредактировано Francisco Moretti (2014-08-12 08:39:30)

+3

4

Обед. Отличнейшее, самое лучшее время в этой треклятой академии. Именно на ланче можно посидеть за столиком, обмозговать прошедшее в академии время, отдохнуть от зубрёжки и репетиций хора. Просто поесть. А за обедом частенько можешь поговорить с людьми, которые подсаживаются за твой столик.

Этот день был самым обычным, не считая того, что настроение Джона в течении всего дня постепенно падало к нулю. Непонятно почему, но этот день был каким-то... ужасным, что ли. Всё не ладилось с самого утра, когда вместо ожидаемой A по алгебре он получил C, да ещё и нагоняй от учителя. "Как можно быть таким глупым и бездумным, ставящим на все ответы в тесте D?" - это было лишь самой мягкой выдержкой из его пламенной речи. В общем, он был рассержен.

Джон взял обед и сел за столик в надежде, что к нему никто не подсядет. Вокруг него постоянно ходили ученики в этой чёрно-красной форме. Сейчас даже она его немного, но раздражала. Невозможно понять, кто из этих людей кто, не посмотрев на лицо. То ли дело обычные школы. Если кто-то ходит в кружок, он ходит в специальной форме кружка, а остальные пытаются выйти из серой массы ярким пятном, сливаясь с такими же яркими пятнами. Но в Далтоне их заставляли надевать серую форму, закрывая индивидуальность среди таких же как и он.

Но даже издалека можно заметить одну индивидуальность. Это был новенький - Франциско, вроде как телезвезда. Джон не знал - он редко смотрит телевизор, предпочитая ему общение в интернете или с реальными людьми, просиживание штанов в библиотеке под видом "повтора уроков", на самом деле высыпаясь или читая художественную литературу, или же любое другое времяпрепровождение, но не телевизор. Ему и так хватало информации, так что он не хотел перегружать себя ещё больше. Но факт оставался фактом - Франциско шел прямо к его столику.

Франциско, как казалось Джону, был геем. Почему Джон так решил? Если за мальчиком вьются другие мальчики и предлагают ему пообниматься\поцеловаться, а не просто дать автограф, а он не отказывается - значит, или он сильно популярен, что одного автографа мало, или мальчик - гей. Джону верилось во второе больше, чем в первое. Но, придётся как-то выкручиваться - прямым текстом послать Франца "куда подальше" он не решался.

Он подошёл к Джону и улыбнулся. Прямо-таки не простая улыбка, а голливудская. Зубы ровные и идеально отбеленные. Почему у всех режиссёров именно такие мальчики и представляются идеальными? Спросив, не занято ли тут, и получив отрицательный ответ, он присел прямо напротив Джона. Джон всматривался в его лицо около минуты, попутно ответив на его вопрос о том, как проходит день. Джон отвечал на автомате, копошась в своих мыслях, отчего у собеседника могло появиться чувство того, что его боятся. Да, ему было тяжело сидеть рядом с тем, от кого он чувствовал - даже так - намёки на какие-то чувства, и который, видимо, испытывал какую-то симпатию к нему. Но Джон был не таким, как Франц. Чтоб не казаться таким уж чёрствым, он уже начал было оправдываться перед ним за то, что смотрит на него сквозь туман, но тот взял разговор в свои руки.

Очнулся Джон уже с пылающими от стыда щеками, Джорджией с растрёпанными волосами и удивлённым лицом и с ещё более красными щеками, и Францем, на лице которого красовалась ухмылка, в глазах играл недобрый огонёк, а он сам, казалось, готов был задохнуться от радости. Ну конечно же: поймал Джона за тем, что в него тайно кто-то влюбился! Это ли не праздник? Да за это ему нужны аплодисменты и звезда на этой чёртовой "Аллее славы"! Он на это рассчитывает? И да, а что это Джорджия делала здесь, в Далтоне?

Джон помог ей встать - Францу, видимо, нравилось это действо, так как он молча стоял и улыбался. Когда Джорджия встала, он довёл её до своего столика. На лице Джона читался немой вопрос: "Что, вы, девушка, здесь делаете?", который он тут же озвучил:
-Джорджия! Какие люди! Давно не виделись, нет? Позволь нам объяснить, что ты делала здесь? В Далтоне? Прямо возле меня и Франца? Или же ты здесь искала плюшевые игрушки?, - Джон съязвил, что обычно за ним не наблюдалось. Ведь Франц же не просто так её заметил! Она, наверняка, за ним и раньше следила! А он-то, дурак, думал, что она - тихоня и стесняшка! Ага, 300 раз! Стоп! А откуда Франц знал её имя? И фамилию? И даже то, из какой она школы?
-Франц, мой дорогой друг, потрудись теперь и ты объяснить, как ты...как ты узнал, откуда...откуда Джорджия? Как ты узнал её...её имя и фамилию? Вообще, откуда ты знаешь то, что она следит за мной?, - Джон постарался не сорваться на дыхании в последнем вопросе так, как в первых двух - паузы эти были долгими - последний вопрос был самым важным. После чего, он рухнулся на стул, опёрся руками за край стола, а ногами - за стул, и начал восстанавливать дыхание.

+2

5

"Что за фигня?". За секунду Джорджия с книжкой из своего места под столом оказалась в центре столовой на глазах тысячи студентов. И все на нее смотрят. Все! Без исключения. И это самое ужасное. Куча глаз, которые смотрят с раздражением, злобой, интересом и прочим букетом чувств. А самое главное это то, что Джо сама не понимала, как тут оказалась.

И она не знала, что она должна или может сделать. Она сидела в замешательстве, никак не решаясь встать. Господи, она готова была от стыда провалится под землю. Но это, черт возьми, не возможно. Не стоит говорить, что теперь не только Джорджия видела Джона, но и он ее.

Услышав свое имя, Джо начала глазами искать источник. Источником оказался длинный, немного худощавый блондин. Стоп! Тот, кто сбил книгу из рук Джо тоже был высокий. Он стоял рядом с Джоном и что-то громко говорил, а что именно Джорджия уже не слышала. К ней уже направлялся Джон.

Тот помог встать девушке, провел к своему столику и усадил.
- Что я здесь делаю? - "А действительно, Джо, что ты тут делаешь? Почему тебе не сиделось в школе или дома?". Мозг девушки начал судорожно выдавать идеи - Я пришла к подруге... Она должна помочь мне с уроками. - "Господи, Джо, ты дура или что? Какая, к черту, подруга в мужской школе?" - Ой... То есть, я пришла к... к маминой подруге... Она должна помочь мне с... - Джорджия посмотрела на книгу в руках. "Отлично! Алгебра"- с алгеброй. Да, именно с ней. Она тут преподавателем работает, да.

"Зачем ты сюда заявилась?" - в очередной раз за день сама у себя спросила девушка. Джорджия знала, насколько она ужасно врет. Ну а что вы хотели, чтоб она придумала за пару секунд? Врать ей приходилось так часто, как... да никак. Она никогда не врала.
.

Отредактировано Georgia Harrington (2014-08-17 00:20:56)

+1

6

- O, Dio! Плюшевые игрушки! Я сейчас умру от умиления.
Я не мог удержаться и не съязвить. Это всегда было моей слабостью... Но кто из нас не без этого?
А вот к следующему вопросу Джона жизнь меня как-то не готовила. Но я быстро выкрутился из положения.
- О, так сложно не заметить рыжую девчонку в стенах мужской школы, - тихо смеюсь, чуть прикрыв рот рукой. - Ты такой наивный, Джонниии... И такой невнимательный - подумать только!
Намеренно иронично тяну его имя, не то заигрывая, не то дразнясь. Я и сам уже не знаю, чего хочу больше - иметь Джона или послать его ко всем чертям. А может быть, и то, и другое вместе.
А что насчет ее имени? Хм. И правда, как я мог узнать его? Разумеется, как есть, я сказать не мог. Поэтому, не найдя, что ответить, просто сделал вид, что не услышал этот вопрос. Тем более что эта канарейка, Джорджия, наконец открыла клювик и стала что-то щебетать в свое оправдание.
Ее слова вызвали изумление даже у меня. Я так и замер с открытым ртом, пытаясь понять - она говорит серьезно или просто пытается отшутиться?
А потом... Я не смог сдержать смех.
Ты что, Джорджия, совсем дура? Ты понимаешь, что несешь?
Мало-помалу меня накрывал откат силы - воздух будто сжимал легкие, вызывая адскую боль в груди и мышечные судороги, так что стоять спокойно мне было все сложнее. Я делал глубокие, размеренные вдохи, стараясь заставить диафрагму работать и сделать это как можно незаметнее, чтобы никто не понял, как мне сейчас тяжело дышать. Но я продолжал смеяться. Потому что это было действительно смешно.
- Одна отговорка глупее другой, Джорджия, - в конце концов улыбнулся я, ощущая себя совершенно изможденным. - Здесь почти нет учителей-женщин, а тех, кто есть, знает каждый - это ведь мужская школа, понимаешь? Кстати, как зовут эту преподавательницу? Ты скажи, может быть, мы проводим тебя, раз ты так заблудилась и не можешь ее найти.
Холодно и внимательно я смотрю в глаза девушки. Давай, скажи неверное имя и опозорь себя перед всеми. Или признайся в том, что соврала. Во всяком случае, это будет лучше, чем продолжать выдумывать небылицы.
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-08-17 01:22:42)

0

7

Да, Джон надолго запомнит этот день. Девушка, в мужской академии, на глазах тысячи парней признаётся, постоянно заплетаясь, в том, что она пришла к преподавательнице. И зачем? Пришла к маминой подруге, во время учёбы в МакКинли, чтобы та помогла ей с уроками. А ведь какую недотрогу, неспособную даже муху обидеть, она из себя строила? Да, Джон, век живи - век учись. Особенно - в понимании, кто из людей кто. Ведь по этой рыжей девушке даже и сказать нельзя было, что она способна на такое. И зачем, самое главное? Она хотела подсмотреть за Францем - местной знаменитостью третьего сорта, которую Джон даже и не знал бы, не приди он к ним в школу?

-Да, Джорджия, видимо, я в тебе ошибался. Ну вот что ты могла здесь забыть? Про преподавательницу я не поверю, даже не рассчитывай. Если ты хотела автограф Франца - могла бы попросить и меня, знала же, что я с ним в одной академии учусь. А фотография нужна - так не проще ли через меня всё устроить?

Тут Джон призадумался. Девушка с таким цветом волос незаметно пробралась в столовую. Хех, Джон, а тебе есть чему поучиться у этой девушки. Но её щёки, заплетающийся язык и бред - она не умеет врать! Всё равно, чтоидти красть магазин, успешно в него пробраться, взять кассу, и на самом выходе включить сирену и на всю улицу заорать "Я - вор! Я - вор! Я - чёртов вор, укравший в этом магазине кассу!" и дождаться приезда полиции.

Но не об этом сейчас. Тут Джон обратил внимание на этого мастера интриг - Франца, который всем своим видом показывал "Смотрите на меня, тут спектакль на 3 роли - гений и два идиота". Именно он  и спалил Джо перед всеми.
Чёрт. Перед всеми. Перед тысячью далтоновцев, с которыми он сталкивается и в хоре, и на переменах, и на ланче. Да, определённо, для Джона настанут трудные времена в академии.
Услышав смех этого, с позволения сказать, юноши - именно на юношу он был сейчас не похож, скорее на девушку - неформалку, Джону захотелось спросить "А что ты забыла в моей академии?"и отправить её куда подальше, но тут он вовремя вспомнил, что перед ним стоит Франц - интриган и гей, которому разрушить отношения - как отнять конфету у ребёнка. Тот, произнеся свою речь, отошёл в тишину, давая Джону удивиться и забыть о том, что Франц откуда-то узнал имя и фамилию девушки - столь сильным оказался шок, в который впал Джон.

-То есть, это - не первый твой раз, Джорджия, когда ты проникаешь в Далтон, да? А что ты тогда тут делала, разреши мне спросить? Тут ты точно не к подруге ходила, и даже не к подруге мамы. Ты. Целенаправленно. Ходила. В Далтон. Во время. Учёбы. Цель настолько велика, что ради неё ты готова переступить через себя? Или же тебе просто захотелось покататься на наших автобусах, а в Вестервилле тебе делать нечего?

Тут уже Джон немного закашлялся, отойдя в сторону и пытаясь ещё что-то произнести, но бросив эту затею после третьей попытки. Когда надо было, Джон умел быть грубым и очень надоедливым - особенно, когда требовалось перевести стрелки в тяжёлой ситуации.

Ему было по-настоящему жалко Джорджию. Пробралась в академию, надеялась, что выполнит цель, наплевала на учёбу и принципы - а тут её обломал какой-то блондин. Джон уже было хотел подойти и пожалеть девушку, но потом понял - если он так поступит, то еу, Джону, придётся отвечать за всё, а этого ой как не хотелось. Напустить на лицо немного злости, удивления и упрёка, а также просверлить Джорджию глазами - это показалось наилучшим решением
.

+1

8

- Извини меня...- Джо опустила глаза, как ребенок, которого отчитывали родители за разбитую вазу. Она не знала, за что извинялась.

Как же было стыдно... Она никогда так не позорилась. На нее никогда не смотрело такое количество людей. Она никогда не была в центре внимания. На нее никто даже не смотрел. Господи, а сейчас? На нее смотрит половина - если не большая половина - Далтона.

Цвет лица Джо приобрел оттенок ее волос, щёки горели адским пламенем, глаза начало щипать, а в горле застрял большой ком.Все это предвещало большие рыдания. Но плакать нельзя - все на нее все еще смотрят. Девушка проглотила этот ком и пыталась  держать себя в руках.

- Нет, Джон, это первый раз... - Очень трудно было выдавить из себя хоть какие-нибудь слова.
Это действительно был первый раз, когда Джорджия пробралась в Далтон. И все было бы хорошо, просто замечательно. Ее целый день никто не замечал и в этот раз это было кстати. Если бы не одно "если".

А все из-за кого? Кто во всем виноват? Джо начала злиться. Какой-то парень ее сдал. Зачем? Почему?Кто этот человек, из-за которого Джорджия стоит перед почти всем Далтоном, смущённая и нелепая? Джо посмотрела на виновника. Тот стоял и улыбался. Джорджию это еще больше разозлилась и слезы сами прошли.

- Зачем ты это сделал? - Она подошла ближе к парню. - Тебя об этом кто-то просил? Скорее всего, никто. Так зачем ты полез не в свое дело? - Джо просто кипела от злости - Ты все испортил!
Слова прямо-таки лились сами. Джорджия была зла, как... как... да это словами не описать! Она готова была взорваться в любой момент. Но к глазам снова начали подступать слезы.
.

0

9

- Да, Джорджия, видимо, я в тебе ошибался. Ну вот что ты могла здесь забыть? Про преподавательницу я не поверю, даже не рассчитывай. Если ты хотела автограф Франца - могла бы попросить и меня, знала же, что я с ним в одной академии учусь. А фотография нужна - так не проще ли через меня всё устроить?
Я вновь рассмеялся - еще веселее, чем в первый раз.
- Джонни, твоя наивность сравнима только с твоей девственностью,  - в моем голосе явственно слышалась издевка. - Неужели ты не понимаешь, что Джорджия следила за тобой? Она втюхалась в тебя, малыш, влюбилась по уши, да, мисс Харрингтон? Поэтому-то и следит за тобой. Ну вдруг ты с кем-нибудь здесь замутишь, особенно в мужской-то школе. Правда, она такая милашка?
Я шутливо потискал Джорджию за раскрасневшиеся щечки, когда она подошла поближе. Все происходящее сейчас напоминало какую-нибудь дешевую американскую трагикомедию или бездарную итальянскую буффонаду. Никогда не любил ни то, ни другое.
Давай, детка, поплачь. Покажи, какая ты вся из себя насквозь бедная и несчастная. Может быть, добряк Джонни тебя пожалеет. Но, кажется, сейчас он скорее близок к тому, чтобы бросить тебя и уйти. Впрочем, разве не этого я хочу?
Девчонка неожиданно разозлилась и подскочила ко мне. Хотя нет, это было вполне ожидаемо.
- Что такое, bambino? - вскинув бровь и скрестив руки на груди, насмешливо спросил я. - Не на кого скинуть вину за свой проступок? Не получится. Что же я испортил? Незаконную слежку за другим человеком? Ах, какой я негодяй. Если ты так доверяешь ему, то почему эта идея вообще пришла в твою глупую маленькую головку? Моя вина - лишь в том, что я сказал правду. Ведь ты только прикидываешься наивной овечкой, у которой в голове только плюшевые мишки и сахарная вата. Но на деле ты та еще лисица в шкуре ягненка. Тебя не волнуют интересы Джона, ты думаешь только о себе и собственном благополучии. Очень благородно, Джорджия. Браво.
Я наигранно-ласково улыбнулся девушке.
Шах и мат. Ей было явно нечем крыть сказанное мною и Джоном.
Что будешь делать сейчас? Расплачешься и убежишь зализывать раны?
Вполне ожидаемый и закономерный финал для такой глупенькой неудачницы, как ты.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-05 14:24:22)

+1


Вы здесь » Glee: The power of music » Песни нашего времени » Эпизод #41: Lunch time


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC