Glee: The power of music

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Glee: The power of music » Завершённые композиции » Эпизод #46: Ты скажи, ты скажи, че те надо, че те надо...


Эпизод #46: Ты скажи, ты скажи, че те надо, че те надо...

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

1. Название эпизода: Ты скажи, ты скажи, че те надо, че те надо...
2. Дата и время: 20 февраля 2012.
3. Очередь и участники: Francisco Moretti, Hunter Clarington.
4. Планы на эпизод и погода: наступает второй учебный семестр после зимних каникул, и проблемы с учебой у Франциско становятся все очевиднее. Особенно плохо дела обстоят с математическими предметами - даже несмотря на популярность в школе, над Франциско маячат реальные перспективы отчисления. Преподаватель по физике решает пойти навстречу звездному ученику и вместо "сольных" проектов по физике раздает классу парные задания, в результате чего Франциско оказывается в паре с неким Хантером Кларингтоном. Характер у напарника оказывается несладким, но Франциско готов пойти на все, чтобы исполнить обещание, данное отцу, и закончить школу. Да и к тому же волевой и решительный Хантер с первой встречи вызывает весьма неоднозначный интерес в юном итальянце, и, кажется, вскоре проект рискует остаться только предлогом для регулярных встреч двух студентов...
Примечание: НЦ, страсти-мордасти и Санта-Барбара. 18+

+1

2

Очередной урок физики казалось, был растянут во времени если не на годы, то на недели и месяцы - настолько он был для меня мучительным. Для меня в этом предмете не было ничего интересного и, кроме того, из-за съемок и постоянных перелетов я почти ничего не успевал по учебной программе.
Учитель (кажется, мистер Картер? Mio Dio! Я даже не помню, как его зовут) негромко и неторопливо рассказывал о каких-то непонятных формулах, выводя на доске некие символы, значение которых было для меня столь же таинственным, как и тайна древнего Стоунхенджа.
Мыслями я витал где-то в облаках, чувствуя, как постепенно засыпаю от скуки, когда из мучительного забвения меня вывел голос учителя:
- Мистер Моретти, кажется, я к вам обращаюсь? Или, может быть, вы откликаетесь только на "сеньор"?
Класс засмеялся и я широко улыбнулся. Чувство иронии к самому себе - нужная черта.
- Как хотите, мистер Картер, - дружелюбно, но немного виновато отозвался я. - Простите, немного задумался.
- О чем? - губы учителя изогнулись в легкой улыбке. Он всегда обращался со мной снисходительно (хотя я бы на его месте давно выгнал меня). - Кстати, прошлый выпуск шоу с Джастином Тимберлейком получился очень зажигательным.
- Oh, grazie! - кажется, моей сияющей улыбкой в этот момент можно было без проблем осветить какую-нибудь небольшую темную улицу. Все-таки всегда было безумно приятно получать похвалы в свой адрес.
Но учитель вдруг нахмурился и тон его стал серьезен и строг.
- Мы все понимаем, что работать параллельно с учебой - тяжело, мистер Моретти, особенно учитывая вашу деятельность, - мрачно сказал он. Моя улыбка медленно сползла с лица. Я надеялся, что этот разговор не состоится... Хотя бы еще какое-то время. - И я прекрасно понимаю, что вы талантливый студент, но, к сожалению, ваши таланты пролегают отнюдь не в сфере точных наук. Особенно жуткие результаты - по моему предмету. Мистер Моретти, вынужден вам сообщить, что вы уже сейчас балансируете на грани отчисления.
- Ммм... Мы можем что-нибудь с этим сделать?
- Безусловно, можем, - тон мистера Картера немного смягчился. - Я желаю вам только хорошего, и поэтому предупреждаю о существующих проблемах заранее. У нас еще есть в запасе достаточно много времени до конца семестра. Но вы должны постараться и проявить инициативность.
Я молча кивнул.
- Сегодня я как раз хотел раздать всем вам проекты. Сейчас вы должны будете разделиться на пары, каждая из которых получит одну тему на двоих. Это будет ваш отчет за полгода, так сказать, демонстрация ваших знаний, полученных за это время. Мистер Моретти, вы присоединяетесь к мистеру Кларингтону. Остальные могут распределиться так, как им хочется.
- Bene! - согласился я и отправился к той парте, на которую указал мне учитель. Поравнявшись с парнем и плюхаясь за парту рядом с ним, протянул ему руку. - Привет! Я Франциско!
В этом вряд ли была необходимость - и без того многие смотрели это шоу и многие знали мое имя, к тому же мы с ним учились в одном классе. Но все-таки стоило быть вежливым. С моих губ не сходила лучезарная улыбка, но этот "мистер Кларингтон" казался не слишком обрадованным нашим знакомством. Мне он показался каким-то хмурым и даже строгим. Но, может быть, мне это лишь показалось. Я окинул его еще раз внимательным взглядом. Ух, какой суровый! Но симпатичный... Так и хотелось поддразнить его и сбить эту спесь.
Но не перегни палку, Франц. Тебе еще с ним работать. И желательно сделать так, чтобы он выполнил эту работу за тебя. По крайней мере, бОльшую ее часть.
- О, я уже вижу, как в тебе разгорается бурный энтузиазм, bambino! Очень любишь совместные проекты?- я подмигнул новоиспеченному напарнику, стараясь хоть как-то вступить с ним в контакт. - Ну давай, показывай, что там у нас за тема. Я весь в предвкушении.
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-04 00:21:36)

+4

3

В последнее время учеба не предвещала ничего хорошего, со всей и без того чрезмерной занятостью Хантера. Дела в хоре, а так же постоянные домашние задания совершенно не оставляли ему времени практически ни на что. А странная тягота к тому, чтобы выполнять всё по высшему разряду вынуждала тратить на всё в разы больше энергии, чем остальные одноклассники Кларингтона. Видимо это привычка ещё времён военной академии. Хоть за полгода в Далтоне Хантер к счастью успел забыть те порядки. Так что времени у него оставалось разве что успеть немного позлиться на происходящее, на окружающих людей, а потом ещё хотя бы пару часов поспать.
На уроке физики Хантер надеялся, что заработанная за полгода репутация отличника сделает своё дело и если он даже ненадолго решит подремать, учитель вряд ли заметит.  Так что Хантер даже не пытался слушать то, что у доски объяснял учитель. Тем более, что потом всё равно придётся всё самому разбирать. Мистер Картер был неплохим учителем, но обычно он частенько любил отвлекаться от темы урока на что-то постороннее. Вот, кажется, и в этот раз он решил уделить внимание одному из учеников. Хантер не стал углубляться в их разговор. Он даже не заметил, что сегодня на уроке был новенький. Или же не совсем новенький. По крайней мере, раньше Хантеру не доводилось с ним видеться. Он мельком видел его, когда заходил в кабинет. И если бы Кларингтон не был уверен в том, что в Далтоне учатся только юноши, он бы точно усомнился в его половой принадлежности.
Собственно, дела Хантеру не было ровно до тех пор, пока он не услышал свою фамилию. Меньше всего сейчас хотелось возиться с кем-то и помогать с учебой. А судя по отрывкам фраз этого Франца, стоило ожидать, что он весьма капризный и мало что понимает в физике. Именно по причине вверения отстающих учеников, стоило хуже знать физику. Или, в крайнем случае, не показывать учителю свои настоящие знания. Но, похоже, было уже поздно.
- Кларингтон. Хантер Кларингтон. Ты же не надеешься на то, что тебе удастся увильнуть от всей работы? – Хантер нахмурился. Дружелюбие парня немного напрягало. Нет, общительные люди обычно совсем не пугали Хантера, но только не в этот раз. Такие люди всегда казались какими-то не надёжными, к тому же всю эту активность можно было объяснить очень просто – этот Франциско судя по всему ни черта не понимает в физике, вот и пытается произвести хорошее впечатление.
- Хотя нет, я передумал. Можешь ничего не делать, если хочешь. Я сам всё решу, - возиться с кем-то будет дольше, чем сделать.
– А то вдруг с твоим личиком что-то случится из-за перенапряжения, - он ухмыльнулся, закрывая свою тетрадь.
- Можешь не волноваться и не напрягаться, - поднимаясь со своего места, произнёс Хантер. Урок закончился, а он был последним в расписании. Репетиция хора сегодня не планировалась. Так что вечер можно было убить на этот чертов проект по физике. На другие предметы пока можно забить. Начало семестра самое лучшее время для этого занятия.
.

+2

4

- Рад знакомству, - тем же мурлычущим тоном отозвался я. Ну конечно, я подмазывался к нему именно потому, что ни черта не понимаю в физике. А еще - потому что он симпатичный. О чем из этого я думал больше - было непонятно. Явно не о физике.
Его рукопожатие было по-мужски крепким, да и в самом парне ощущалась какая-то твердость, лаконичность и жесткость, которые сквозили во всем - во взгляде, жестах, поведении и главным образом в том, что и как он говорил.
- Ты же не надеешься на то, что тебе удастся увильнуть от всей работы?
- О, конечно, нет, за кого ты меня принимаешь! - наигранно-серьезным тоном сказал я, хотя оба уже понимали, что меня раскусили. Любопытно. Ему хватило одного взгляда, чтобы проанализировать все и просчитать на несколько ходов вперед.
И понять, что такой бездельник, как я, не хочет и палец о палец ударить для того, чтобы сдать этот несчастный проект по физике.
Что ж, занятно. Я открыл было рот, чтобы сказать еще что-то - нужно же было как-то исправлять ситуацию, но он меня опередил.
- Хотя нет, я передумал. Можешь ничего не делать, если хочешь. Я сам всё решу.
- Так точно, командир, - я "вытянулся по струнке", шутливо отдав честь. Это становилось все более забавным. Похоже, он еще более строг, чем я о нем думал. Хантеру не просто нравилось, чтобы ему подчинялись - судя по всему, он любил безоговорочное подчинение и выполнение его команд.
Хорошо, малыш. Я выполню твои требования. Потому что я должен сдать этот чертов проект и закрыть семестр. А еще - потому, что мне интересна твоя игра. К чему она приведет? К тому же, знаешь... Иногда я люблю подчиняться.
Надеюсь, он не читает мысли. А то кто уже их знает, этих учеников - какие силы выпадают им? Парочку таких я уже встретил.
Я пристально взглянул на Хантера, словно стараясь разглядеть его насквозь. Интересно, какая способность досталась ему и есть ли она вообще? Чего следует ожидать рядом с ним и чего нужно опасаться? Его жесткость не пугала меня, но возможно ли, чтобы он тоже управлял стихиями или умел вытворять то, что не под силу другим? Это заставляло ощутить легкий укол неуверенности - я совершенно не знал, какая сила таится внутри моего собеседника, с которым мне, похоже, придется провести еще достаточно много времени наедине... От тревожных мыслей меня отвлек его насмешливый тон.
– А то вдруг с твоим личиком что-то случится из-за перенапряжения.
Я широко улыбнулся. Ответные подколы - это хороший знак. По крайней мере, этот парень настроен ко мне не враждебно - а значит, найти с ним общий язык удастся. Во всяком случае, хотелось бы на это надеяться.
- О, спасибо за заботу, mio caro ragazzo! Ты такой милашка, - иронично отозвался я и поднялся вслед за ним. - Может быть, я не очень хорош в физике, но зато много чего умею еще.
Подмигнув новому товарищу по несчастью (а писать физику с таким чайником, как я, было не иначе как несчастьем для такого отличника), я закинул учебник и тетрадь в сумку и, попрощавшись с учителем, хвостиком потянулся за суровым мистером Кларингтоном.
- Ты свободен сегодня? Предлагаю сразу отмучиться, пока есть время. Через две недели снова начнутся съемки, я бы хотел сделать хотя бы часть проекта до этого времени, - объяснил я, пока мы вдвоем шли по коридору. - Я обещал отцу закончить школу. Совсем не хочу его расстраивать, но мне действительно не даются точные науки. Да и как они вообще могут даваться, когда работаешь почти 24 часа в сутки?
Хантер шел быстрым и решительным шагом. Я обогнал его и появился прямо перед его носом, умоляюще глядя на него.
- Ты единственный, кто может мне помочь. Пожалуйста, если ты сделаешь этот проект и объяснишь мне хоть что-нибудь, я готов выполнить любое твое желание.
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-05 02:53:16)

+1

5

Кажется, отвязаться от назойливой компании Хантеру всё же не удастся. Хотя наверняка можно было просто попробовать прикрикнуть на него, чтобы тот отвалил. Кларингтону в какой-то момент показалось, что парень даже наоборот, словил бы кайф, надави на него кто-нибудь. Так что Хантеру стоило немного себя сдерживать, дабы не провоцировать ещё большее внимание к себе. Самым странным было то, что в одну секунду Кларингтон был почти готов согласиться помочь этому парню. Даже не из жалости к его успеваемости или сочувствия постоянной занятости. Сказать, что Хантер был падок на смазливую внешность – ничего не сказать. Обычно в его вкусе были девушки, самые разные, а учеба в закрытых мужских школах несколько ограничивала Хантера в выборе вплоть до никого. А сейчас перед ним был Франц, чья внешность полностью сбивала с толку. Женственные черты лица перебивались некоторой всё же мужской грубостью. А ещё эта его податливость. Хантер уже давно похоронил свои мысли и надежды на то, то его пронесло от участи когда-нибудь как бы запасть на парня. Собственно, в этом были определённые плюсы. А от экспериментов Хантер никогда не отказывался. Но сейчас у него действительно не было времени. А сосредоточиться и уж тем более объяснить что-то этому разговорчивому парню будет не просто.
- Я в репетиторы не нанимался, так что если тебе уж так надо, проект я сделаю, но всё остальное – есть учебник и в теории у тебя должно быть что-то в голове, чем можно этот учебник понять, - Хантер притворно широко улыбнулся, понимая, что этот аргумент вряд ли прокатит. Хантер и сам не мог понять, почему он не может просто попросить учителя поменять ему пару для проекта. Пусть даже тот назначил его лично.
- Сегодня вечером я намерен заняться физикой, и именно ею я буду занят, - Хантер остановился, когда Франц перегородил ему дорогу.
- И что же ты такого можешь, что даже выполнишь любое моё желание? – спросил Хантер, вспомнив о словах, которые до этого говорил Франц. Действительно было интересно, что может предложить этот парень. В некоторые моменты Хантеру вновь казалось, что он не сможет устоять. Идея того, что Франц очень даже привлекательный, настойчиво билась о сознание Хантера, заставляя немного смягчить тон голоса и совсем немного расслабиться от повседневной суеты. Схожесть Франца с девушкой давала ему намного процентов больше, чем кому-либо ещё в Далтоне, шанс того, что эти занятия физикой закончатся совсем не выполнением проекта.
- Ты ведь хоть что-то знаешь из физики? – уже с усмешкой спросил Хантер. О да, это решительно тот самый момент, когда начинает просто сносить крышу из-за того, что уже давно Хантер даже просто не видел девушек. А попытки чего-то там с парнями не в счёт. Иногда хочется хоть лицезреть чего-нибудь зрительно милого и по-настоящему изящного. А Франциск умудрился сочетать в себе сразу разные черты, будто картинка, изображение которой меняется в зависимости от того, с какой стороны на неё посмотреть. Однако, вполне возможно, что Хантер просто переучился и сейчас немного бредит. А ведь проект всё же действительно нужно сделать.
.

+2

6

- Я в репетиторы не нанимался, так что если тебе уж так надо, проект я сделаю, но всё остальное – есть учебник и в теории у тебя должно быть что-то в голове, чем можно этот учебник понять.
Я сделал вид, что очень расстроен. Играть убедительно было одной из тех вещей, которые я умел довольно хорошо. Все-таки однажды меня даже пригласили сыграть роль Дориана Грея в Royal Opera House (Лондонский королевский театр), и это событие было одним из главных в моей жизни, предметом, так сказать, особой гордости. Для кого-то популярное шоу было пределом мечтаний - я же воспринимал его как стартовую площадку для развития моих ключевых талантов и навыков. В дальнейшем, после освобождения от школы, в которой я учился только потому, что так пообещал отцу, я планировал посвятить свою жизнь исключительно музыке и актерскому мастерству. Ну и зачем мне в таком случае физика? Максимум - для знания биомеханики в хореографии, которое, возможно, потребуется мне в университете. Но для этого не надо быть бог весть каким математиком.
- Ну хорошо... Как скажешь, - покорно отозвался я. В голове уже созрел другой план. - Я прочитаю учебник, но не уверен, что мне все будет понятно. Ты же сможешь объяснить мне то, что я не пойму? Ну пожалуйста. Тем более что мистер Картер точно будет задавать вопросы по проекту не только тебе... А если я не смогу ответить, мы оба ничего не сдадим. Ведь это парный проект, не забыл?
Не знаю, как повлияли на него мои мольбы и призывы, но в какой-то момент я почувствовал, как он смягчился. То ли дело было в том, что я только что сказал, то ли - в том, что я пообещал. Может быть, у него есть какие-то интересы вне учебы и ему хотелось что-нибудь получить от меня? Тем лучше - я быстрее достигну желаемого.
- И что же ты такого можешь, что даже выполнишь любое моё желание?
Точно. Клюнул. Я ласково улыбнулся парню в ответ на такое явное, но тщательно скрываемое им любопытство.
- Все зависит от того, что ты хочешь, mio caro.
Я подошел чуть ближе, на мгновение накрыв его руку своей и погладив кончиками пальцев тыльную сторону его ладони.
Небольшая проверка на "натуральность", мой сладкий. Посмотрим, в каких плоскостях находятся твои желания... Я угадал или нет?
О, конечно, я ни с чем не спутаю этот заинтересованный взгляд. Так смотрят, только когда думают... О чем угодно, кроме проекта. Кажется, шансы на достижение цели росли с каждым мгновением.
Аромат его строгого мужского парфюма с лаконичной и очень стильной композицией (кожаные, древесные и свежие фруктовые нотки) и мой - легкий, почти прозрачный аромат бриза в авангардном смешении с пачули, сандалом, ванилью и амброй. Занятное сочетание.
Пальцы скользнули выше, по его животу вверх, к груди. Мои руки - с тонкими, чуткими музыкальными пальцами - интересно, как они будут смотреться в его - мужественных и сильных?
- Ты ведь хоть что-то знаешь из физики?
Я насмешливо наморщил нос. В такой момент говорить о физике? Фи, как несексуально.
Отняв руку от его груди, улыбнулся:
- Ну... Пифагоровы штаны во все стороны равны. Или это геометрия? Тело, погруженное в жидкость, выталкивается с силой, равной весу вытесненной жидкости. Скорость, умноженная на массу, равна... Чему-то там.
Послушай, mio caro, ведь есть в этом мире вещи гораздо занятнее и интереснее физики...
- Ты так зациклен на учебе, - мои голубые глаза, не отрываясь, глядели в его бездонные серо-зеленые. Интересный цвет. - Не думал о том, чтобы отвлечься и расслабиться? Хотя бы ненадолго. Ты стремишься быть идеальным во всем - но иногда нужно уметь отвлечься... Давай встретимся сегодня в комнате 5-12. Ммм... Предположим, в семь. Подумай хорошенько, какое желание мне загадать.
Подмигнув новому знакомому, я дразнящим движением, едва касаясь, провел кончиками пальцев по его шее и, развернувшись, легким шагом отправился прочь.
Он придет в этот раз... Почему-то я был в этом уверен.
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-05 18:23:08)

+1

7

Кларингтон не успел ответить, как парень уже скрылся в толпе других учеников. После всего только что произошедшего Хантер не сразу пришел в себя и понял, что случилось. Он запомнил только номер комнаты и время. Идея с отдыхом была хорошей, только вот Кларингтон совсем не предполагал отдых в том виде, на который намекал Франц. Хотя почему бы и нет. Раз уж у Хантера начало постепенно сносить крышу, то не к чему убеждать себя в том, что это не так.
Из учебного корпуса Хантер быстро добрался до общежития. Себастьяна в комнате не было, хотя он убежал с урока даже раньше, чем тот успел закончиться. Что ж, значит, будет немного свободного спокойного времени, чтобы разобраться в делах. Хотя после всего у Хантера уж точно не было настроения к учебе. Какая учеба, когда может быть намечается нечто гораздо более интересное. Так что как только Хантер открыл ученик и попытался вчитаться в первое же предложение, он тут же начал засыпать. Так дело точно не пойдёт. Кот мирно посапывал на кровати. Причем так, что Хантеру пришлось осторожно отодвигать его с центра на край. Мистер Пусс в последнее время был явно уверен в том, что эта кровать принадлежит именно ему и никому другому.
Проснувшись часа через два, когда как раз было что-то около половины седьмого, Хантер обнаружил себя на самом краю и без того не сильно широкой кровати, а наглый кот снова мрно спал по центру. И такое поведение началось с тех пор, как Смайт начал пытаться кормить мистера Пусса каким-то новым кормом. Но с этим можно было разобраться и позже. Сейчас стоило привести себя в порядок после небольшого сна, которого надо сказать хватило для того, чтобы Хантер как минимум больше пока не хотел спать. Но к физике по-прежнему настроение не вернулось.
Через полчаса Хантер уже подходил к комнате 5-12. Эта часть коридора почему-то была особо пустынной, по сравнению с остальными этажами общежития. Кларингтон взял с собой учебник физики, всё ещё надеясь вернуть своё самообладание в прежнее русло. Дверь оказалась открытой.
- Ты уже здесь, - произнёс он, закрывая за собой дверь. Только сейчас Хантер вспомнил о каких-то там желаниях, о которых говорил Франц. Хоть Кларингтон и не воспринял это в серьёз, так что даже и не подумал о том, что же можно загадать. Хотя по исходу их последней встречи с Францем в коридоре, можно было догадаться, на что тот намекал.
- Итак, что ты та говорил, скорость, масса, тело погруженное в воду. Нужно систематизировать всю эту кашу в твоей голове. За каждый неправильный ответ ты, раз уж так хочешь, будешь выполнять какое-нибудь небольшое желание. Думаю, для начала мотивация к пониманию ясна, - Хантер немного хищно улыбнулся, присаживаясь напротив Франца.
.

+2

8

Конечно же, я не собирался заниматься никакой физикой. Когда придет Хантер - тогда и посмотрим, а до сего момента учебник мирно полежит в новой сумке от Versace, между прочим, в моей любимой. Надеюсь, ему там будет хорошо и уютно.
Так что вместо учебы я решил заняться собой, любимым. Сначала сходил в душ. Несколько СПА-процедур не помешают - ах, вот бы сюда еще массажиста!
Эфирное масло с пачули, сандалом, ванилью и амброй - очень теплая древесная композиция с нежными, почти воздушными нотками - моя любимая на сегодняшний день. Никак не могу ее разлюбить, хоть что со мной делайте.
Несколько капель я растер по телу, использовав их вместо парфюма. Оставшееся масло вылил в ароматическую лампу и зажег фитиль свечи. Волшебный аромат медленно разливался по комнате, мало-помалу заполняя собою все помещение.
Я-то знаю толк в афродизиаках... А в этой композиции их было сразу несколько.
Облачившись в легкий халат из шелка, я упал на кровать, с наслаждением сминая руками покрывала и простыни. Нежный сатин постельного белья и мягкость бархатных покрывал... Я очень долго и старательно выбирал эти ткани. Сверху, с деревянных перегородок кровати по всему периметру мягко падал шлейф из полупрозрачной, легкой ткани, образуя подобие балдахина - не громоздкого, а наоборот, легкого и изящного. Собственно, эта кровать и занимала основное пространство не очень большой комнаты. Остальной набор мебели был невелик: прикроватный столик; письменный стол с наваленными на него бумагами, учебниками и лежащим где-то там ноутбуком; пара стульев, шкаф-купе и, наконец, пара черно-белых фотоснимков в качестве украшения на стенах. Всего было немного - не люблю лишнего в помещении, но все предметы интерьера были тщательно подобраны друг к другу.
Я всегда очень тщательно обустраиваю свое жилище. Это - место для отдыха и расслабления, а в нем я нуждаюсь порой как никто.
Соседа у меня не было, а если бы и был - меня ничуть не волновало его мнение об обстановке в комнате.

Комнатка

http://www.iseecubed.com/wp-content/uploads/retro-accommodation-mukuni.jpg

Итак, приглушив свет и оставив гореть лишь желтоватые ночники, я прилег вздремнуть. Времени оставалось достаточно, Хантер должен был прийти только через час с лишним... Я только вздремну ненадолго и успею привести себя в...
... Проснулся я от настойчивого стука в дверь. Уже приподнимаясь на локтях на постели, заметил вошедшего в комнату Кларингтона. Ах, какой я рассеянный, совсем забыл закрыть дверь. Впрочем, так даже и лучше - было лень вставать.
- Ммм... Проходи, - сонно и чуть хрипловато мурлыкнул я, потягиваясь и с удовольствием разминая затекшие мышцы. Все-таки дневной сон - отличная штука. Одна из лучших, когда-либо придуманных человечеством.
Хантер быстро сориентировался в ситуации и взял ситуацию в свои руки. Даже на чужой территории со своим законным хозяином он предпочитал рулить и командовать.
Что ж, я не против. Даже любопытно посмотреть, как далеко все это может зайти..
Пока я пытался прийти в себя, мой новый компаньон по проекту уже уселся на край кровати рядом со мной и принялся раздавать команды.
За каждый неправильный ответ... Постойте, я не ослышался?! Если я так хочу?! Я аж проснулся от неожиданности. Нет уж, малыш, этого хочешь ты. И сегодня ты будешь сам просить меня продолжить...
Я не подал виду, что ущемлено мое самолюбие, и лишь мягко улыбнулся напарнику, все еще полулежа на мягких подушках и с насмешливым прищуром уставившись на него.
- Mio caro, я совершенно не против новых правил, даже учитывая то, что ты устанавливаешь их на моей территории, - ласково мурлыкнул я, поправляя все еще влажные локоны. Мой собеседник впервые за время нашего общения улыбнулся - и я обнаружил, что у него очень красивая улыбка. - Но... Ты уверен, что у тебя сегодня хватит этих желаний?
Рассмеявшись, я поднялся и, подойдя к шкафу, достал оттуда бутылочку итальянского Асти Мартини. Конечно же, большинство ответов будут неправильными. Хантер знал это и намеренно играл со мной. Легкой, танцующей походкой я подошел к парню, сидящему на моей кровати, и остановился вплотную к нему. Бутылочная этикетка оказалась прямо перед ним. Полы моего халата касались его ног в форменных школьных брюках. Терпеть не могу школьную форму - она такая одинаковая и всегда скрывает самое главное...
- За знакомство, мистер Кларингтон? Немного расслабит нервную систему, но "разгонит" мозги и очистит мысли от лишнего...
Я очень рисковал. Если Хантер окажется порядочным учеником и сдаст меня администрации - будет скандал. Но... Ведь он хочет продолжить? Заниматься проектом, разумеется, а чем же еще.
Я знаю, ты хочешь, il mio ragazzo. Очень хочешь. Ты можешь сдерживаться сколько угодно - я все прочту по твоему взгляду и невольным знакам, которые дает мне твое тело.
- Итак, мистер Хантер Кларингтон... С какого вопроса начнем?
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-08 02:33:53)

+1

9

Обстановка в комнате, а так же внешний вид Франца явно намекали на то, что никакой физики здесь не место. Разве что только конкретно физическим занятиям, которые никак не помогут в продвижении дел с проектом. Приглушенный свет и алкоголь. Кажется, учебник так и останется формально лежать в сумке. Во всей этой атмосфере Франц выглядел великолепно. Но Хантеру всё равно хотелось продолжит их игру. Из всех ответов на опросы неправильных, скорее всего, окажется процентов сто.
- Не волнуйся, ведь выполнение их будет не таким уж простым и быстрым, - Хантер осмотрел этикетку бутылки, оценив выбор расслабляющего средства. Франц оказался совсем рядом, теперь он казался ещё более невероятным. Может быть просто так падал свет на его лицо, но теперь оно было ещё более смазливее, хоть вряд ли это слово подходило для Франца. Скорее уж более утонченное и женственное. А его голос служил нужным контрастом, который придавал ситуации ещё больше пикантности.
- Если ты действительно думаешь, что это поможет… в физике, - он кивнул на бутылку. Хантер и сам был уже готов забыть все формулы и физические законы, полностью подавшись порыву, но всё же пока немного медлил со всем этим. Хоть наверняка они оба уже точно знали чем закончится сегодняшний вечер.
- Думаю, что можем сразу начать с теории, - Хантер откинулся чуть назад, поставив чуть позади руки и опершись на них. Таким образом он смог лучше разглядеть стоящего перед ним Франца. Движения этого парня были плавными, даже слишком. А тонкий халатик не сильно скрывал изящное телосложение.
- Что ты знаешь о силе трения скольжения? – он четко произносил каждое слово, будто бы на ходу прикидывая, как много вопросов он сможет сегодня задать. Кларингтон отвлёкся от разглядывания Франца, вновь вспомнив о том, что пока ещё на первом месте между ними физика.
- Даже если ты ничего не знаешь, попытайся предположить, что это может значить. Или же, - Хантер сделал небольшую паузу, задумавшись о том, что же Франц должен будет выполнить в противном случае.
- Или же ты будешь стоять передо мной, пока я не разрешу тебе сойти с места, чтобы я мог видеть тебя, - Хантер улыбнулся и добавил тоном строгого учителя:
- Так у тебя не будет возможности мухлевать с ответами, - это желание было первым, что пришло Хантеру в голову. И именно это Хантер успел озвучить до того, как осмыслил уже сказанное.
.

+2

10

Кажется, опасность миновала. Хантер окончательно и бесповоротно принял игру... Но только с тем условием, что правила диктовал лишь он один.
В нем чувствовались жесткость и сила, которые заставляли меня в противовес ему становиться с каждым мгновением все мягче и податливее. Я не показывал этого, нет, пока не время - но меня жутко заводили и этот строгий взгляд, и не терпящий возражений тон. Даже это имя - "Хантер" - созвучное с английским "охотник". На мой взгляд, это имя полностью выражало его характер.
Ему хотелось подчиниться и с ним хотелось хоть на время забыть обо всем, полностью отдавшись во власть сильных рук, которые всегда непременно знали, что делать.
Я желал хоть на сколько-нибудь отказаться полностью от ответственности за себя, вверив ее другому, жесткому и сильному человеку, который как никто способен оценить это - поскольку сам втайне желает властвовать и подчинять.
В этом смысле мы оба дополняли друг друга.
- Если ты действительно думаешь, что это поможет… в физике...
Я рассмеялся. Смех был тихим, грудным и слегка бархатистым. Насмешливо чуть наморщил нос:
- Но уж точно не помешает, правда ведь? С любовью из Италии, bambino.
Подмигнув Хантеру, я снова подошел к шкафу и достал оттуда пару бокалов-мартинок.
Спустя пару минут напиток был разлит по бокалам. Мартини всегда подается чуть охлажденным - поэтому я забросил в него несколько кусочков формового льда из холодильника.
- Что ты знаешь о силе трения скольжения?
Ну уж это было слишком просто даже для меня. Это была недавняя лекция и она пока не успела забыться - по крайней мере, самые основные ее формулировки. Я мягко улыбнулся Хантеру и, подойдя поближе, сел на его колени.
- Позволю себе провести небольшой эксперимент, - сказал я почти полушепотом... - Хочу на практике посмотреть - какие силы возникают между соприкасающимися телами при их относительном движении?
С этими словами я провел по шее парня кусочком льда из бокала мартини, охлаждая кожу, и тут же начертил на ней губами дорожку из горячих поцелуев. Резкий контраст твердости и холодности льда с мягкостью и жаром губ... Как тебе такое трение и скольжение?
Улыбнувшись своей маленькой шалости, я отстранился и уставился на своего строгого учителя, впрочем, пока не поднимаясь с его коленей. Пара глотков мартини... Нет, нельзя было торопиться. Нужно было растянуть эту игру на столько, сколько оба мы смогли бы вытерпеть... К тому же Хантер был еще не слишком разогрет - а я всегда любил поострей и погорячее.
- Что ж, mio caro, переходим к следующему вопросу?
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-08 03:57:58)

+1

11

Франц не выполнял условия, предпочтя свою импровизацию. Однако Хантер всё же решил принять такой ответ. Эксперименты ему явно нравились. А ещё больше нравилось играть  этим парнем, делая всё постепенно, наслаждаясь каждой секундой ожидания чего-то большего.
Ханер поднёс ко рту бокал, пока что лишь наслаждаясь дурманящим ароматом. А затем быстро сделал небольшой глоток. Почти сразу после этого его кожу будто бы обжог внезапный холод, за которым последовало тепло губ Франца. Кларингтон чуть склонил голову набок, давая свободное пространство для «эксперимента». Хантер, сделав ещё пару глотков мартини, отставил бокал в сторону.
- Не сказал бы, что этот ответ был правильным, - он провёл ладонью по щеке парня вверх, подхватив пальцами спадающие прядки волос. Черты лица Франца увлекали, манили, но пока что Хантер ограничился лишь простым прикосновением. Он осторожно подхватил подбородок Франца пальцами и подвёл его лицо ближе к себе. Долгий взгляд в глаза, горячее дыхание, сладкая пытка ожиданием.
- Но так и быть, практический эксперимент был не так уж плох, - прошептал он совсем рядом с губами Франца. Ещё пара секунд взгляда в глаза и наслаждения этим, после чего Ханер резко отстранил парня от себя, опустив руку на его плечо. Франц казался несколько хрупким, но в то же время очень податливым и гибким. С первых же прикосновений это было ясно. Торопиться было некуда, а Хантер всегда любил растягивать наслаждение.
- Посмотрим, что ты ещё не знаешь из физики, - ухмыльнулся он, вновь взяв свой бокал. Смерив Франца грозным взглядом, Кларингтон сделал несколько глотков напитка.
- Что говорит нам закон всемирного тяготения? Ещё один неправильный вопрос и тебя уж действительно ждёт желание. Выбираешь попытать удачу с правильным ответом или же сразу перейдём к желанию? – прошептал он, приблизившись к уху Франца. Он совсем слегка прикусил мочку его уха и через секунду же сразу отпустил. Бло не совсем ясно, пока крайней мере для самого Кларингтона, кого больше он пытался раздразнить Франца или всё же себя, позволяя себе по капле, всё больше и больше с каждым разом. Но всё же с силой строго ограничивая собственные действия. Вновь отдалившись, Хантер прищурился, уже прокручивал в голове то, что он придумал. Кто бы мог подумать, что физика может быть такой интересной и увлекательной, а главное полезной. Ещё утром Хантер не мог представить что благодаря оной ему всё же удастся, наконец, вдоволь развлечься и расслабиться.

+1

12

Я чуть прикрыл глаза, когда Хантер коснулся моей щеки. Красивые, сильные руки, касающиеся мягко, но властно, с самого первого момента выражая волю Кларингтона и показывая мне, кто здесь главный. И кто в праве решать.
Не знаю, почему, но такое подчинение мне нравилось, даже заводило, и кроме того, оно добавляло особую перчинку в эту связь.
Он приблизил меня к себе, дразня горячим дыханием и близостью тел... Я чуть выгнулся в пояснице, чтобы быть к нему еще чуть ближе и на несколько мгновений как бы невзначай прильнуть к нему и ощутить его всем телом.
Нестерпимо хотелось поцеловать его, и в этот момент по моим губам будто пустили электрический ток - настолько сильным было мое желание. Но нет, я понимал, что это тоже - лишь часть игры. Хантер будто проверял себя и меня на терпение, каждый раз за послушание вознаграждая меня новой лаской.
Так я хотел слушаться еще больше, тем более что первое поощрение было получено. Хотя и та форма, в которой оно было подано, меня покоробила. Он сказал "не так уж плох"?! Точно, именно это он и сказал! Ну, я тебе покажу "не так уж плох". Больше никаких вольностей с моей стороны - это будет мой маленький бунт, хоть всем своим существом я желаю полностью подчиниться.
Я сделал еще пару глотков мартини, стараясь никак не выдать легкое раздражение этой фразой.
Алкоголь и волнующая близость помогали забыть о стрессах и снять напряжение пережитого дня... И неизвестно, что из этого пьянило больше - кружащий голову мартини или присутствие рядом того, кто продолжал играть со мной, то вознаграждая ласками, то отстраняя от себя и подвергая сладким пыткам...
- Посмотрим, что ты ещё не знаешь из физики...
Кажется, Кларингтон начал входить во вкус... Я улыбнулся, по-кошачьи прищуриваясь, и чуть потянулся - мягко, плавно, ощущая, как по телу разливается приятная истома.
- Знаешь, никогда не любил точные науки - именно за то, что не могу сформулировать словами те понятия, смысл которых воспринимаю больше интуитивно, - тихо ответил я, вздрагивая и замолкая, когда Хантер приблизился и чуть прикусил мочку моего уха. Чувствительное место - как и шея, ключицы и... А впрочем, не так быстро - пусть сам отыщет все мои слабые точки, тем более что времени для этого более чем достаточно...
Легкая усмешка появилась на моих губах и я взглянул на Хантера из-под полуприкрытых пушистых ресниц.
- Тебе так не терпится перейти к желанию, mio caro... - я приблизился вновь и легко коснулся губами чувствительного участка за ушком, где кожа была особенно тонкой и восприимчивой к прикосновениям, а затем медленно опустился поцелуями вниз, к ключице, чуть прикусывая шею рядом с ней...
Я не сдержал слова о вольностях, позабыв о нем практически сразу. Подумаешь, что я там себе сказал...
- Ладно, mio dolce, пускай будет желание, - шепнул я, не отрываясь от медленного, скрупулезного и так сладко-мучительного изучения его тела. От этого невозможно было оторваться, если только он сам не скажет мне делать что-то другое. - Все будет так, как ты захочешь.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-10 02:03:26)

+1

13

Хантер шумно выдохнул, когда губы Франца коснулись его кожи. Неторопливо, умело, сладко, что Кларингтону в первые секунды пришлось постараться, чтобы не потерять все мысли и не сорваться слишком быстро. Он провёл ладонями вдоль тела Франца, ещё немного наслаждаясь ощущениями и поражаясь его покорности. Франц будто бы знал, чего хотел Хантер, будто бы чувствовал его тело, даже не смотря на то, что встретились при таких обстоятельствах они впервые.
- Тогда, - он вновь сделал резкий выдох, прикусив свою нижнюю губу, - я хочу увидеть тебя, твоё тело, уверен, что ты отлично двигаешься, - Хантер облизнул пересохшие губы, всё ещё не спеша насильно отстранять Франца от себя. Кларингтон закрыл глаза, лишь руками чувствуя, как изгибается тело Франца от простых прикосновений. Это не могло не сводить с ума, не заставлять учащаться дыхание. Хантер с силой сжал ладони на плечах Франца, стараясь избавиться хоть от части желания, но это лишь подбавило возбуждения. Он открыл глаза и, применив к себе какие-то внутренние силы воли, заставил себя, продолжить медленную пытку ожиданием. Привстав с кровами, вместе с собой он приподнял, сидевшего на его коленях Франца. Парень оказался стоящим возле него. Бокал Хантера остался стоять, так что он притянул к себе ближе руку Франца, и сделал пару глотков его напитка. Так же резко и плавно он очутился совсем рядом с губами Моретти. Остановив на несколько секунд на них свой взгляд, Хантер отметил про себя, что они слишком изящной формы, чтобы не искуситься испробовать их. Горячие, мягкие, с лёгким привкусом каких-то фруктов и алкоголя. Хантер усилил напор, прорываясь языком через податливые губы. Он прижал руками парня к себе ближе, сжимая его всё крепче, будто бы Франц куда-то может сбежать. Поцелуй продолжался так же настойчиво и слегка грубо. Резкие движения, подчиняющие, будто бы Франц и без того не слишком покорен. Возможно, слишком сильный укус, и Хантер почувствовал солоноватый вкус крови. В этот же момент в его объятиях Франц слегка дёрнулся, что только поддало Хантеру желания повторить это. Но сразу после этого, поцелуй стал более мягким.
- Порази меня, - шепнул он, закончив поцелуй, вглядываясь в глаза Франца. Чуть подтолкнув парня вперёд, сам Хантер, сделав шаг назад, снова опустился на кровать. Он расплылся в улыбке, ожидая чего-то действительно стоящего. Хотелось снова приблизиться к парню, повалить его на кровать, хотя подошла бы любая ровная и не ровная поверхность, и не отпускать его, пока тот не станет молить Хантера заглянуть ещё разок. Но всё это потом. Глупо торопить события и пропускать все возможные бонусы. Терпеть сложно, но после мучительного ожидания ощущения будут лишь острее. Положив одну руку на свой пах, Хантер медленно провёл ладонью, обводя пальцами свой уже вставший член сквозь ткань одежды. Штаны были весьма свободными, так что почти нисколько не сковывали его. Хантер внимательно наблюдал за каждым движением Франца, ожидая, когда же халат перестанет скрывать все красоты тела.
.

+3

14

Удерживать дыхание с каждым мгновением становилось все сложнее. Руки Хантера с силой сжались на моих плечах, и я сильнее выгнулся - отчасти от причиняемой боли, прикрыв глаза и глубоко, отрывисто вздохнув.
Я будто сквозь сон слышал тихие, но отчетливые речи Кларингтона, отпечатывающиеся, словно команды, в моем возбужденном сознании.
...я хочу увидеть тебя, твоё тело... 
Я улыбнулся и, чуть отстранившись, потянулся к поясу халата... Но в следующий момент Хантер поднял меня, а спустя мгновение сам оказался рядом...
Жесткость и властность сводили меня с ума, делая и без того мучительное ожидание почти невыносимым. И чем грубее он был со мной, тем я становился податливее и мягче. Мое тело послушно выгибалось под его руками, я задыхался от поцелуев, открываясь навстречу ему и позволяя делать со мной все, что ему заблагорассудится.
До невозможности хотелось узнать все фантазии Кларингтона - и он, будто читая мои мысли, делился ими со мной, но не сразу, а постепенно, давая мне время исполнить их - одну за одной. И я старался полностью удовлетворять его желания, ничего не упуская из виду...
Сильная боль пронзила губу и я вздрогнул от неожиданности, машинально слегка отдернувшись - но, конечно же, Хантер меня никуда не пустил. Он все так же крепко прижимал меня к себе, но все же стал действовать несколько мягче, словно бы извиняясь за то, что не сдержал сил. Я провел языком по своим губам, слизывая выступившую кровь, и тихо застонал в его губы, с еще большей нежностью отвечая на поцелуй. Яркие контрасты, сочетание грубости и ласки - что могло быть более волнующим и возбуждающим, чем это?
Кларингтон чуть отстранился, садясь на кровать, и я мягко улыбнулся ему, делая шаг вперед и ставя бокал на прикроватный столик, после того как парень сделал несколько глотков. Медленно опустился на колени, оттягивая момент, дразня и мучая ожиданием уже в ответ...
Мои руки скользнули вдоль по его ногам, лаская внутренние стороны бедер. Я привстал на коленях и чуть подался вперед, стягивая рубашку с Кларингтона, лаская его и медленно рисуя на его теле дорожку из чувственных поцелуев - от плечей по ключицам и далее до груди, не забывая "поиграть" языком с чувствительными сосками и устремляясь дальше - до самого низа живота.
Я слегка - не до боли, но так, чтобы чуть поддразнить Хантера, царапнул ногтями сквозь одежду рядом с ширинкой, затем слегка прикусывая ткань в этом же месте. Руки тем временем быстро и ловко избавили его от ремня и расстегнули молнию на брюках...
Я чуть отстранился и, выпрямившись, сбросил с плечей халат. Тонкий черный шелк скользнул вдоль белой кожи и с легким шелестом опустился на пол. Он все еще прикрывал ноги и бедра, но я намеренно не стал отбрасывать его в сторону - мне непременно хотелось, чтобы Хантер сам избавил меня от остатков одежды...
Чуть прищурившись, я взглянул в глаза парня, чтобы вновь приблизиться и... Не спеша, чуть прикусив нижнюю губу, стянул с него брюки и часть белья. Только часть - вскоре он сам не выдержит и сорвет надоевшую ткань и с себя, и с меня... Я ждал этого момента.
А пока, проведя языком от основания до конца по напряженной плоти, я чуть подул на влажную кожу, давая Хантеру ощутить контраст обжигающих прикосновений и легкой прохлады. Пальцы, едва касаясь, порхали от основания к краю круговыми движениями, в то время как я медленно вбирал его в себя. Маленькая хитрость, позволяющая получить некоторые новые впечатления - при подобных ласках должно казаться, что тебя ласкают сразу несколько рук, постепенно затягивая в чувственный "водоворот".
Не знаю, милый, способен ли тебя поразить наверняка привычный тебе минет... Но едва ли ты уйдешь от меня просто так. Ведь  утебя в запасе еще мнооого фантазий - верно, mio dolce?
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-12 09:10:15)

+1

15

Горячее дыхание обжигало каждый сантиметр кожи Хантера, заставляя прикусить губу, чтобы не выдать случайный стон. Пока слишком рано. Ещё еле заметные из-за халата очертания тела Франца, заставляли Хантера останавливать взгляд, пытаться представлять самые различные фантазии, наблюдать, но лишь со стороны. Непонятно, что действовало больше: алкоголь или же необычная обворожительность Моретти, но сейчас только он был центром внимания Кларингтона, ненадолго, но именно сейчас это совершенно не важно. Поцелуи, спускающиеся всё ниже, не совсем то, что имел в виду Хантер, но он ещё припомнит невыполнение его желаний. Впрочем, Франц немного всё же скинул с себя халат, открыл взгляду Хантера своё тело. Кларингтон почувствовал, что вдоль всего него будто бы пробежал электрический ток, захватив его в свой безвозвратный плен, заставив забыть о том, что он пытался сдерживать себя. Тихий, еле заметный, но всё же стон. Он не мог вспомнить, чтобы когда-нибудь его насколько возбуждало мужское тело. Было трудно удержаться от желания сейчас же прикоснуться, изучить его целиком и полностью, заставить двигаться, извиваться, полностью, хоть на время, завладеть им.
- Идти против правил не хорошо, - произнёс Хантер. Это далось ему с трудом, так как каждый слог пришлось проговаривать отдельно и отрывисто, прерывая их сбившимся дыханием.
- Поэтому закончим с желаниями. На вечер будет одно правило, которого я советовал бы придерживаться, - когда Франц добрался до его ширинки и даже успел стянуть с него брюки, Хантер замолчал из-за того, что его голос внезапно куда-то пропал. В горле всё сковало, а дыхание полностью перехватило. Он медленно сжал в ладонях одеяло, снова прикусив губу. Вроде бы ничего слишком необычного Франц и не делал, но тело Хантера отзывалось на каждое прикосновение, рассыпая импульсы наслаждения от головы до ног. Через несколько секунд нехватка воздуха дала о себе знать, и Хантер снова вдохнул его, как можно больше. Глаза пришлось прикрыть из-за подступившей на них пелены.
- Одно правило, - повторил Хантер шепотом, пытаясь собраться с мыслями, которые дружным потоком вместе со здравым рассудком решили стремительно покинуть голову.
- Пока я не разрешу, ты не будешь трогать себя. Поэтому … - его голос стал слегка хрипловатым и сдавленным. Не сдержавшись, он положил одну руку на голову Францу, пытаясь задать свой темп, хотя и то, что вытворял парень, было и без того великолепно. Надавив слегка на затылок Моретти, Хантер заставил его вобрать в себя немного глубже и на некоторое время задержаться в таком положении. Несколько секунд, пока не почувствовал, что Франц слегка дёрнулся. Это придало ещё больше возбуждения, так, что терпеть уже, сил сдерживаться в своих порывах, совершенно точно не было. Хантер приподнялся и осторожно отстранил от своего члена Франца. Затем, приблизившись, он подхватил Франциско за плечи и путём некоторых быстрых манипуляций они как бы поменялись местами. Теперь Хантер стоял лицом к кровати, а Моретти вот-вот мог упасть на неё. Вместе со всем этим халат остался на полу, а Кларингтон наконец смог увидеть тело Франца во всей красе. Даже жалко будет оставить на такой ровной коже какие-то отметины или засосы.
- Поэтому, я предлагаю избавить тебя от соблазна нарушить это правило, - Хатнер усмехнулся, а затем посмотрел на руки Франца. Почему-то некоторая скованность и ограниченность движений партнёра заводили его только сильнее.
.

+2

16

- Идти против правил не хорошо.
- Слишком велик соблазн приласкать тебя... - быстро ответил я, сменяя ласки - с более интенсивных на легкие, нежные, дразнящие - и опять... Но Хантер решил сам показать мне, как нужно его ласкать...
Я послушно делал все так, как он требовал, уже и сам заводясь от того, с каким наслаждением, хотя и сдерживаемым, он все это принимал. Это было лучшей наградой... Пожалуй, лучше этого было лишь то, каким горячим он становился в моих руках... Одна мысль о том, что может сотворить Хантер в таком состоянии, вызывала головокружение и сладкую, тянущую истому внизу живота.
Грубоватые движения немного сковали меня. В какой-то момент стало нечем дышать и я машинально отдернулся, когда Хантера стало слишком много... Но он шумно вздохнул и вздрогнул, прикрывая глаза, и я, довольный такой реакцией, снова повторил этот трюк. Вниз, до упора, до тех пор, пока не поймешь, что не можешь больше терпеть...
Но первым из нас не выдержал Хантер. Поднявшись и заставив меня встать, он прижал меня вплотную к кровати, оставив стоять в промежуточном положении в легком наклоне, из-за чего мне пришлось выгнуться в спине и чуть сжать его плечо, чтобы не упасть на кровать.
Я шагнул к парню и, ласково погладив его по плечам, окончательно стянул с него рубашку. Мягко коснулся губами сильных, широких плечей, с нежной робостью оглаживая сильные руки, грудь и пресс с шикарным рельефом, просто любуясь этим невероятным телом. Может быть, это кажется странным - что я умею смущаться, но это так. Перед Хантером я робел, будто это был мой первый раз, и сам не мог себе объяснить, почему... Чувствуя, как на щеках проступает легкий румянец, я чуть нагнулся, подхватив с кровати ремень с брюк Хантера, который до этого бросил там, и протянул его парню, прильнув и прижимаясь к нему всем телом.
Я уже был готов отдать себя. Полностью. Во власть другого человека. Это был риск и я втайне боялся этого, но в то же время желал и как мог, пытался приблизить этот момент.
Хантер медлил, пока я мягко касался губами всего, до чего мог дотянуться из этого положения - ключиц, шеи, подбородка, мочки уха, чуть прикусывая ее и словно бы поощряя любые действия партнера.
- Свяжи меня, если хочешь, - шепнул я, внутри себя сожалея, что таким образом не смогу трогать и его, а соответственно, и не смогу приласкать... - Я в твоей власти.
Прижавшись чуть ближе к Хантеру и прикрыв глаза, я сделал медленный вдох. Выдох. Будь что будет.
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-16 02:29:05)

+1

17

Франц сам дал согласие на то, о чем думал Хантер. Хоть ему показалось на мгновение, что Моретти немого сомневается. Эти его слова четко отпечались в сознании Кларингтона, вызвав у него лёгкую дрожь предвкушения. Может быть, это было немного самонадеянно, ведь, скорее всего опыта у Франца было больше, и удивить его чем-либо было сложно, но Хантер, почему-то, ни на секунду не сомневался в своих словах, мыслях или поступках. Мысль о том, что Франц в итоге кончит лишь от его прикосновений, не давала Хантеру покоя.
Хантер хотел видеть лицо Франца, наблюдать за ним, смотреть в глаза, видеть каждую эмоцию. Поэтому и отворачивать его от себя он не собирался. Осторожно наклонившись вперёд, Хантер положил Франца на кровать и быстро осмотрелся, нависнув над парнем. Поцелуи и лёгкие укусы продолжались, и Кларингтон совсем не хотел, чтобы Моретти останавливался. Франц очень точно угадывал все особо чувствительные точки. А других же касался так, что чувствительность кожи возрастала мгновенно. Словом, всё, что бы ни делал Франц, вызывало в Хантере всё больше желания овладеть им.
Осмотрев кровать, Хантер из всего подходящего заметил лишь свою рубашку, но, её использовать было бы не совсем удобно. Он помнил, что видел где-то недавно что-то похожее. И только сейчас, когда его взгляд мельком упал на тело Моретти, вспомнил, что на халате того был шелковый пояс, который, наверняка, было бы не трудно оттуда убрать.
Даже не удосужившись спросить разрешения хозяина халата, Хантер быстро поднялся и подхватил искомую вещицу. Пояс и действительно очень легко вытащился. И тут Хантер, пока стоял, увидел лежащего прямо перед ним обнаженного Франца во всей красе. Кларингтон даже забыл на мгновение, что что-то собирался сделать, о чем-то думал и вообще просто существовал в пределах хотя бы этой комнаты. Франц был мало просто великолепен. Не только внешне, но что-то было в нём такого особенного, чего Хантер до сих пор понять не мог. Странная покорность всему, что сказал Хантер, перемешанная с долей бунтарности. Это было настолько возбуждающе, что он было готов прямо сейчас сорваться, забыв о всех условиях, и такое желание становилось всё сильнее с каждым мигом, но всё же, в итоге Хантер совладал с этим.
- Подними свои руки, чтобы они оказались над твоей головой, - он вновь наклонился к Францу, сразу же накрыв его губы поцелуем настолько нежным, что Хантер даже сам удивился, что такое вообще бывает. Обернув на ощупь запястья Франца поясом, он легко затянул, слегка переборщив с натяжением, так что это явно должно было вызвать у Моретти некоторые неудобства. Но завязав, Хантер тут же закончил поцелуй и его руки тут же занялись исследованием тела Франца. По крайней мере, одна рука. Второй он прошелся вдоль его лица, остановившись возле полуоткрытых губ, он чуть поднажал на них, прорываясь пальцами внутрь.
Что ж, игра началась. Если Франц захочет, он вполне сможет развязать не сложный узел пояса. Остаётся лишь вопрос, как быстро он сорвётся.
.

Отредактировано Hunter Clarington (2014-09-17 00:44:34)

+3

18

Хантер мягко, осторожно, будто обращался с фарфоровой куклой, а не с живым человеком, уложил меня на кровать, лишь на несколько мгновений отвлекшись, чтобы взять шелковый пояс, а затем припал к моим губам. Я с приятным изумлением принял этот поцелуй, оказавшийся таким неожиданно долгим и нежным, резко контрастирующим с обычной легкой грубостью парня, что у меня закружилась голова. Если бы в этот момент я стоял, то после этого вряд ли удержался бы на ногах. По телу разливалась приятная слабость и тягучая, жаркая истома..
Я прерывисто вздохнул и нежно обнял Хантера, руки мягко обвили его шею, притягивая парня ближе ко мне. Близость почти полностью обнаженных тел и этот яркий контраст нежности и грубости заставляли меня сходить с ума, едва не задыхаясь от этого сладкого безумия.
Я весь дрожал, робко лаская разгоряченного Хантера, его плечи, шею, спину, скользя руками до пояса, чуть сжимая бедра и возвращаясь обратно, ощущая, как дрожь из тела передается в кончики пальцев.
Он сказал мне поднять руки и крепко завязал на них шелковый пояс. Достаточно прочно, но при этом давая мне некоторую свободу самому сделать выбор - остаться ли потом в путах или освободиться от них, дав место маленькому бунту и некоторой непредсказуемости. Это была игра, в которой по определению не могло быть проигравших...
Легкая боль от пут лишь еще больше возбуждала, добавляя некоторой острой перчинки в сладость и нежность ласк.
- Жутко заводит, когда ты вслух говоришь о своих желаниях, - почти шепотом признался я, выгибаясь под Хантером, подставляя тело его ласкам и обнимая его бедрами, чтобы ближе прижать к себе. Чуть шире приоткрыл рот, когда его пальцы оказались внутри, лаская их языком так, как я бы ласкал его там, в гораздо более интересном месте...
- Хантер, - жарко выдохнул я в его губы, когда они оказались свободны. - Возьми... Меня.   
Я прерывисто дышал и уже не сдерживал еле слышных стонов.
- Черт побери, Кларингтон, возьми меня немедленно...
Если эти мучения продлятся еще, я сойду с ума. И, так и знай, это будет на твоей совести.
.

+1

19

Мгновения тянулись слишком долго. Несколько лишних секунд ожидания казались пыткой, слишком жестокой, чтобы оттягивать момент ещё дальше. Хантер приподнялся, подхватывая ноги Франца, и чуть приподнимая их. Затем, он вновь припал к телу парня, осыпая его шею, грудь, живот бесконечными поцелуями, осторожно прикусывая кожу, он спускался ниже. Одной рукой он продолжал держать одну из ног Моретти. Другой рукой он еле коснулся его члена, просто ради того, чтобы увидеть реакцию Франца на это прикосновение. И тут же  убрал руку, скользнув ниже. Или Франц сам не сообразил подготовиться, поставив в заметное место смазку, которая у него наверняка была, как был почему-то уверен Хантер. Или же придётся ему, в крайнем случае, немного потерпеть. Всё равно думать о чем-либо уже слишком поздно.
Чуть надавив на кольцо мышц, Хантер протолкнул один палец, а затем почти сразу добавил второй. Он смотрел на Франца, а перед его глазами всё было будто бы в тумане. Он не слышал ничего, кроме отдаленных стонов Моретти. Поднимаясь вновь дорожкой поцелуев, наслаждаясь каждым прикосновением к, казалось бы, идеальной коже, совершенному телу, Кларингтон всё сильнее прижимался к нему, пытаясь как можно больше насладиться этой безупречностью.
- Смотри мне в глаза, - прошептал он, когда добрался вновь до уха Франца, игриво пройдясь языком вдоль него, а затем и по щеке Моретти. Хантер чуть отдалился от лица Франца и сам заглянул в его глаза. Ему было безумно интересно, будто бы он надеялся что-то в них увидеть, какие-то скрытые мысли, чувства, эмоции, что угодно, что могло бы подтвердить, что на этот вечер Франц полностью в его власти.
Плавным движением, предварительно смочив член слюной, Хантер начал медленно входить, стараясь всё делать, как моно более осторожно. Он даже не ожидал от себя такого. Что-то неясное сотворил с ним этот Моретти всего за несколько минут. Возможно, в этом присутствовала вина и алкоголя. Кларингтон неотрывно наблюдал за лицом Франца, пытаясь уловить каждую эмоцию, каждый стон. Хантер и сам от всего этого перестал контролировать свои стоны, да и не только их. Он и забыл о том, что пытался для начала действовать осторожно и дёрнулся, войдя сразу почти на всю длину. Тут же он чуть наклонился, поймав поцелуй, тяжело выдыхая в губы Францу. Руками Хантер впился в его плечи, прижимая его сильнее к кровати. Дыхание совсем сбилось от возбуждения, которое только лишь обострялось. Хантер осторожно вышел, а затем последовали несколько ритмичных и быстрых движений. Сдерживаться больше сил не было совсем. Хантер осторожно прикусил нижнюю губу Франца, чуть оттянув её на себя. Безумство всё больше охватывало его рассудок, заставляя забыть обо всём, оставляя в сознании лишь темп, ритм, горячие стоны и обжигающее дыхание.
.

+2

20

Сквозь собственные рваные вздохи я ощущал его обжигающие поцелуи на своей коже. Я отчаянно кусал губы, по телу от каждого прикосновения пробегала дрожь, которая становилась все сильнее с каждым мгновением.
Я вздрогнул и чуть выгнулся, когда его пальцы оказались внутри. Нужно было постараться расслабиться. Почему-то было немного страшно, хотя чего в этом могло быть такого, что я никогда не знал?
- Смотри мне в глаза.
Я уже говорил, что меня жутко заводили его прямые приказы? Так вот - чем ближе оказывался Хантер, тем сильнее было мое напряжение. Тело требовало разрядки - сейчас же, немедленно.
Тихо застонав от ласк, я всмотрелся в его глаза, потемневшие от страсти и ничем не прикрытой похоти, которую можно было легко угадать. Я чувствовал то же самое.
Чуть шире разведя ноги, когда Хантер начал входить внутрь, я почувствовал легкую боль и изогнулся, тихонько зашипев и застонав теперь уже от боли, перемешанной с возбуждением.
- На полке... - едва выдохнул я, указав рукой на прикроватную тумбочку. Идиот. Как я мог забыть о смазке? Стоило бы вспомнить об этом раньше, особенно учитывая то, что в размере Хантеру природа не отказала.
Я не успел договорить - в следующий момент он подался вперед и меня пронзила резкая боль.
А следом - поцелуй, как анестезия и награда за терпение. Как морфин и как опиум, от которых потом невозможно отказаться.
На глазах выступили слезы. Но странным образом эта боль заводила еще больше, напоминая мне, кто здесь - хозяин, а кто - беззащитная "жертва", находящаяся в его власти.
У каждого свои слабости. Мне нравились такие игры.
Горячие поцелуи и ласки, а следом - несколько жестких, ритмичных толчков, от которых перехватило дыхание. Из глаз текли слезы - уже не столько от боли, сколько от возбуждения и переполненности эмоциями.
Я задыхался от этой близости, закрывая глаза и проваливаясь в безумный, бешеный водоворот страсти и соблазна.
Несдержанные, откровенно развратные стоны сами рвались из груди, разрывая окружающее пространство. Я был настолько поглощен процессом, что было совершенно наплевать, что нас может кто-нибудь услышать.
Мне так хотелось, чтобы он был еще ближе... Хотя куда уже? Я крепко обнимал его бедрами, прижимая к себе, извиваясь под ним и охрипшим голосом прося еще... Казалось, мой голос, мои и его стоны доносятся откуда-то со стороны, будто сквозь густую пелену. Казалось, что этим сладким мучениям не будет конца...
.

+2


Вы здесь » Glee: The power of music » Завершённые композиции » Эпизод #46: Ты скажи, ты скажи, че те надо, че те надо...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC