Glee: The power of music

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Glee: The power of music » Песни нашего времени » Эпизод #47: Be my Valentine


Эпизод #47: Be my Valentine

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

1. Название эпизода:
Be my Valentine
2. Дата и время:
14/02/2012
3. Очередь и участники:
Francisco Moretti, Sebastian Smythe
4. Планы на эпизод и погода:
Немного снега лежит на земле и иногда какая-то пыль сыпется сверху, что абсолютно не смущает радостных и влюбленных людей, которыми наполнен город. Себастьян с угрюмым видом направляется в фотостудию на встречу со своим спасением, очередным спасением от способностей. Томас работает помощником фотографа и Томас ужасно и по идиотски романтичен, так что если Смайт не притащит ему эти чертовы конфеты, в этот чертов валентинов день, то доступ к телу можно считать закрытым. Франциско в очередной раз и нехотя дал согласие на благотворительную фотосъемку. Ему уже было не холодно и не жарко, от того, что кто-то купит этот выпуск журнала, а кого-то накормят за эти деньги. Он никогда не видел ни тех, ни других, зато его менеджер был очень настойчив. Как только закончилась съемка и погасили слепящие софиты, Франциско заметил знакомое лицо. Подумать только Смайт и с конфетами, что же он здесь забыл?

Теги: Francisco Moretti,Sebastian Smythe

0

2

Я долбаный графоман, но, надеюсь, ты мне это простишь в три часа ночи. Я ведь твоя любимая пироженка.

14-е февраля. День, когда мне больше всего на свете хочется во всех позах... Отоспаться, конечно. Может быть, съездить в салон или развеяться на шопинге, а лучше всего - посидеть дома с книжкой или любимым фильмом, потому что в торговых центрах, на улицах и вообще где угодно было в этот день слишком много народу.
Хотелось просто спокойно... Да что угодно поделать, лишь бы не это.
С самого утра мне начал трезвонить Марко, мой менеджер, с требованием сегодня вечером появиться на очередной какой-то там благотворительной съемке для какого-то там звериного приюта. Нет, дело, конечно, хорошее и благородное, но черт возьми... Я предпочитал заниматься благотворительностью самостоятельно, лучше всего - вдали от посторонних глаз.
Я систематически делал отчисления в уже знакомые мне фонды и приюты, которые, я точно знал, никуда не замылят те деньги, что я перешлю. Что касается левых связей и проектов, которые создавались для привлечения общественности - их я делал всегда с неохотой.
Для меня это было все равно что призывать всех ходить в храм или, например, посещать исповедь, навязывая всем свою глубоко личную веру. И вера, и благотворительность относились в моем понимании к чему-то очень интимному и сугубо сокровенному, к тому, что не стоило демонстрировать на публике.
Но Марко считал иначе. И хотя на несчастных зверюшек ему, скорее всего, было плевать - он не упускал возможности лишний раз пропиарить меня, выставив в проект, которым, к тому же, занимались известные фирмы-спонсоры. Именно это интересовало Марко, и если вы действительно поверили, что этот проныра готов на все ради благотворительности - это ваше самое глубокое заблуждение.
Поэтому, когда настал означенный час, я нехотя переоделся, буркнул в трубку Марко, что сейчас спускаюсь и, с сожалением покинув мою теплую комнату с уютной постелькой, отправился на место Х...

... - Камера, свет, все готово? Начинаем.
Гримеры несколько освежили мое заспанное лицо, вновь создавая будущий образ с картинки. Я должен был фоткаться со всякими собачками и кошечками из приюта, изображая радость и счастье, чтобы их непременно захотели забрать к себе новые хозяева.
Я хотел бы забрать себе ангорскую кошечку с разноцветными глазами - один у нее был янтарный, а другой - небесно-голубой. Очень красиво. С этой кошечкой я вообще не хотел расставаться. Мой лысый, жутко вредный, но горячо любимый кот Луиджи остался дома в Риме (слишком уж тяжело даются этим кошкам перелеты, а также много времени и сил уходит на создание особых условий для его содержания), и здесь мне очень не хватало кого-нибудь.
- Франциско, не отвлекайся, - скомандовал фотограф и я в очередной раз изобразил в камеру искреннюю и счастливую улыбку.
Вспышки, тихое жужжание и напряженное щелканье затворов. Бедные животные - наверное, скоро ослепнут от этой съемки. Я старался побыстрее отщелкиваться с каждым из них и не перебарщивать с позами, чтобы лишний раз не травмировать звериков.
Котята, щенята, крольчата, хорьки и даже один большой питон, который поначалу здорово напугал меня, когда начал обвивать своим телмо - весь этот зверинец сегодня повесили на меня.
Франциско, повернись. Франциско, улыбнись шире. Франциско, изобрази эмоции.
У меня уже начинало сводить живот от голода, когда наконец фотограф громко объявил об окончании съемок и команда бурно зааплодировала. Это было что-то вроде ритуала - аплодировать друг другу после окончания репетиций или фотосъемок. Здорово снимае напряжение, переключает энергию и, в конце концов, объединяет людей. 
Я широко улыбнулся всем и, потирая слезящиеся от ярких вспышек глаза, подошел к клеткам.
- Марко, я оставляю эту кошечку себе, - объявил я не терпящим возражений тоном. На возмущения менеджера я не обращал ровным счетом никакого внимания. Нет, ни при каких обстоятельствах он не отберет у меня белоснежную пушистую красавицу, которая сейчас сидела у меня на руках. Тут же подбежал помощник фотографа и сделал несколько фото для бэкстейджа - скорее всего, они потом расскажут в издании, что после съемок ведущий и модель решил забрать себе одного из животных. Это вроде как мотивирует народ на всякие добрые дела, особенно в праздничные дни - когда люди добрые а, по большому счету, просто пьяные.
- Как ее зовут? Марта? Нет, милая, отныне тебя будут звать Аврора. В честь восходящей звезды, ясно тебе? Не бойся, противный Марко тебе ничего не сделает, - я скорчил гримаску и показал язык менеджеру, ловя смешки ассистентов в зале. - Отстань, Марко, отстань! Это моя красавица, можешь завидовать молча!
Быстро сматываясь от менеджера, я ворковал о чем-то на итальянском новой питомице, когда дорогу мне преградил тот самый... Кажется, ассистент фотографа? Да, тот самый милый и робкий мальчик.
- Простите... Вы... Не подпишете это для меня и еще для моей сестры? - явно очень смущаясь, спросил он.
- О чем речь, mio caro! - ободряюще улыбнулся, скользнув взглядом по юноше, стоявшем рядом с тем мальчиком, который совал мне под нос свои открытки с наивными сердечками.
- Mamma Mia! Себастьян! - воскликнул я, удивленно хлопая глазами. - Вот так неожиданная встреча! Что ты здесь забыл?
- Вы... Вы знакомы?! - изумленно выдохнул ассистент, пока я пожимал руки старому знакомому Смайту.
- Разумеется, - не глядя на него, отозвался я и всучил однокласснику мою новую питомицу. Благо, она оказалась спокойной, тихой и всю дорогу сидела молча, лишь иногда поудобнее устраиваясь в руках. - Подержишь немного? Merci beaucoup!
Французский был моим вторым родным языком - моя мать была француженкой и я, получается, родился полукровкой, с детства воспитываясь би-лингвистом. Так что с Себастьяном мы могли без проблем разговаривать на нашем языке.
Пока я подписывал открытки, эти двое о чем-то тихо переговаривались между собой. Я мельком бросил взгляд на эту парочку, пытаясь разгадать, что же забыл здесь Себастьян Смайт? Явно его сюда привел этот мальчик. Кем он ему приходился? Другом? Любовником? И если второе - серьезно ли все между ними или так, легкая интрижка? Ведь, насколько мне известно, Себастьян был геем и весьма, надо сказать, популярным парнем в школе, хотя и с премерзким характером...
От размышлений отвлек все тот же голос робкого паренька.
- Себастьян, сфотографируешь нас?
Не успел мы со Смайтом опомниться, как ему была вручена камера, а мне - кошка. Ушлый паренек оказался рядом.
Щелк. Щелк. Щелк.
Все. Кажется я свободен. Звук затвора камеры прозвучал, как небесный колокол, отпускающий все мои страдания и грехи.
Паренек поблагодарил и наконец-то поспешно куда-то ретировался вслед за подозвавшим его фотографом. А я остался наедине с одноклассником, кажется, постепенно догадываясь, почему он здесь.
- Эм... Что ж... Рад был увидеться, Себастьян, - обратился я к нему по-французски. Надо было потихоньку сматываться. Потому что, возможно, эти двое решили провести вечер вместе - особенно судя по конфетной коробке, которую Смайт все еще держал в руках. - Не буду мешать вашему вечеру... Увидимся в школе?
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-06 03:46:43)

+1

3

Начиная прямо с самого утра мир, сошел с ума.  Куда не посмотри всюду какие-то атрибуты валентинового дня. Себастьян в упор не понимал, что такое день любви и почему в него надо выражать свои чувства. Если любишь, то любишь круглый год  и если любишь, выражаешь свои чувства постоянно. К тому же согласно легенде 14-того числа священник, венчавший пары был казнен,  так что для влюбленных это должен был быть день отчаянья, а не надежды.
Может быть, все бы эти вопросы и волновали бы Себастьяна больше, но сейчас у него была конкретная задача отыскать коробку конфет в виде сердечек. Еще неделю назад он и не подумал, что будет так бездарно тратить время. Но Томас знал, в какой момент намекать и это в корне изменило дело.
Томасу было 19 лет, и Томас был ассистентом фотографа и новой пассией Смайта, по мнению самого Смайта одной из лучших. Парень вполне адекватно воспринимал, что возможно их отношения не навсегда, но был твердо и нерушимо уверен, что Себастьян любовь всей его жизни. А Себастьян благодаря своим милым способностям каждый день нуждался в сексе, а такими темпами нужен был более или менее постоянный партнер. У Себастьяна даже имелся человек, которого он  хотело бы видеть в этой роли, но тот явно был в нем не заинтересован, а применение силы все бы только усложнило. Поэтому был Томас. Они были вместе уже неделю и вчера после замечательного время препровождения, когда вся дневная порция феромонов покинула тело Себастьяна вместе со спермой, его «парень» поинтересовался, получит ли он завтра шоколад. Смайт был несколько удивлен, ведь всего на прошлой неделе, когда он уговаривал любовника заказать себе яблочный штрудель, тот сказал, что вообще не выносит ничего сладкого. Конечно же, парень поинтересовался такой внезапной сменой вкусов и был обозван не самыми лестными фразами, среди которых пару раз прозвучало что-то о романтике и традициях. Может Себастьян и забил бы на эти капризы, но вчера был только понедельник, а учитывая нагрузку в академии и расстояние до «Скандалов» подцепить кого-то нового он сможет не раньше пятницы, а за это время он уже успеет пару раз убиться об стенку или нарушить табу и затащить Кларингтона в постель. Наконец-то он отыскал кондитерскую, в которой была померная очередь и продавались шоколадные сердечки. Отстояв сколько положено и отпустив миллион колких замечаний в сторону проходящих любовных парочек он наконец обзавелся красочной коробкой с шоколадом внутри и направился на киностудию, где работал Томас, намереваясь сделать приятный сюрприз, и надеясь, что его за него отблагодарят.
Приехав по записанному на визитке адресу, Себастьян вошел в фотостудию и  его провели в зал для фотосьемки, где должен был находиться Томас. Но внезапно взгляд Себастьян остановился на до боли знакомом юноше, который позировал с котом. Если бы  утром его спросили все ли плохое случилось, то он бы без раздумий согласился, будучи очень злым от поисков всякой херни, но оказывается ответ был не верным.
Франциско Моретти, фотомодель мирового класса, неведомо как залетевшая в их академию и кажется абсолютно некстати встретившаяся сейчас Смайту. Оставалось, надеется, что они все-таки не столкнуться, благо было достаточно много народу и если он быстро заберет Томаса, то все обойдется. Съемка закончилась и они почти уже добрались до выхода, когда Томас рванул от Себастьяна в сторону не успел тот сориентироваться что к чему, как он уже разговаривал с Франциско и просил автограф, надежды на то что можно будет тихо улизнуть уже не было.
- Вuonasera, Франциско, - выдавил из себя Себастьян в ответ на удивление одноклассника. На его вопрос, что он делает здесь, он  не успел ответить, что было очень кстати, потому, что даже Себастьян не смог бы за секунду придумать достойное вранье. Ну и конечно говорить правду было совсем не в его интересах. Не успеет и дня пройти, как кто-то в школе будет знать, что у Смайта появился парень, а заодно прощай мечты о Хантере. Ему и сейчас с ним ничего не светило, но так вообще светить не будет, зная Кларингтона тот не будет разбивать пары или служить заменой, или утешением или что там ещё бывает, когда расстаются. Да и сама репутация Себастьяна в школе, вполне устраивала, а тут на тебе последний романтик припершийся к любимому на работу.
Себастьяну передали подержать кошку. Кошка иногда немного меняла позу, устраиваясь поудобнее, но в целом вела себя спокойно и прижималась к парню словно в поисках тепла. В памяти всплыло, что Томас говорил о какой-то благотворительной съемке для приюта. Так что видимо кошка была из того же приюта, непонятно только почему её не увезли с другими животными. Смайт погладил кошку за ухом и легонько прижал её голову к груди.
-ma petite – прошептал он
Франциско начал подписывать открытки, которые Томас постоянно ему подсовывал. Непонятно сколько надо было ему для счастья этих безвкусных сердечек.
Кому вообще нужны подписи, кроме как на документах, что за маразм
-Томас, ты  не мог меня предупредить, КТО будет позировать для этого журнала? Да ты хоть понимаешь, какие у меня неприятности? Ладно, времени мало, так что если что подыграй мне.
Судя по перепуганному  лицу Смайта, Томас подумал, что неприятности крупные и не стал выспрашивать, какие же, чтобы не привлекать внимания.  Моретти лишь разок на них взглянул и продолжил ставить автографы. Но напряжение не покидало Себастьяна. Он представления не имел, как заткнуть Франциско. Хорошо хоть можно быстро избавится от Томаса, он не устроит сцен. А вот Томаса несмотря на все это ситуация не смущала или это он так изображал нормальное положение вещей подыгрывая
Сфотографируй нас
И снова не успел он и рта раскрыть, как у него бесцеремонно забрали кошку, которая уже уютно устроила в его объятьях и вручили фотоаппарат. Сделав пару снимков, Себастьян отдал фотоаппарат владельцу, отчаянно обдумывая как бы начать разговор с одноклассником. Но чудеса случаются, фотограф окликнул Томаса и попросил помочь  с аппаратурой. Так что парни остались наедине. Франциско заговорил первым и когда он сказал, что не будет мешать вечеру, глянув на коробку конфет, то в мозгу Себастьян что-то щелкнуло.
-Почему это увидимся в школе? В школе мы и так видимся. Вообще-то эти конфеты для тебя. Мне друг позвонил и с таким энтузиазмом рассказал, что ты будешь тут сниматься и мне стало интересно. Знаешь мы уже, сколько учимся вместе, и все знают, что ты модель, но ни разу не наблюдали твоей работы. И да конфеты, ты уж прости, но кажется, сегодня других не продают, а я подумал, что шоколад, это то что тебе надо после работы.

Что же общаться на французском было неплохой идеей,  тем что снижало количество вероятных слушателей
.

Отредактировано Sebastian Smythe (2014-09-06 23:25:36)

+1

4

Сказать, что монолог одноклассника меня удивил - значило не сказать ничего.
Что? Вы серьезно? Себастьян Смайт - мой поклонник? С его-то репутацией "плохого мальчика" и редкостной вредины? Нет, это какая-то шутка. Не верю.
Я изумленно изогнул бровь и, не выдержав, рассмеялся. Целый рой вопросов единомоментно родился в моей голове.
- Себастьян, это очень мило, но... Почему? Зачем тебе это?- я решил подыграть ему, хотя не верил ни единому слову, которое он произнес. Слишком уж много здесь было несостыковок. В то, что этот самовлюбленный Нарцисс способен просто так, из интереса, взять и приехать на съемки к черту на кулички, верилось еще меньше. Но я продолжал ломать комедию, изображая из себя саму наивность.
Несколько смущенная улыбка появилась на моих губах.
- Ну, вот теперь ты увидел, что в съемках нет ничего особенного. Просто работа. Сегодня вот вытянули на эту съемку от приюта, подразумевается, что это должно как-то заинтересовать людей или мотивировать их брать животных. Как ты думаешь, в этой идее действительно есть что-то или это просто очередная фантазия моего менеджера? М... А вот и он.
Очень некстати подошел Марко - кучерявый, черноволосый итальянец с черными глазами-маслинами, которые внимательно и цепко следили за окружающей обстановкой, не менее пронзительно впиваясь практически в любого человека, которого он только мог заметить.
Я грустно улыбнулся однокласснику, прижав к себе поближе мою ласковую кошечку и зарывшись носом в мягкую шерстку.
- Мне нельзя конфет, прости, Себастьян. Это очередной праздник, который я не могу отметить, как все нормальные люди. Но спасибо, я очень тронут.
Голос прозвучал сейчас очень мягко и ласково. И почему я был с ним таким откровенным? Не знаю. Несмотря на свой... Ммм... Специфический характер, этот парень почему-то внушал симпатию. А еще от него очень приятно пахло. Я так и не понял, чем, хотя довольно хорошо различаю запахи. Этот аромат был каким-то непохожим на все другие... Тягуче-сладковатый и очень притягательный. Надо будет как-нибудь спросить его, что за парфюм он использует.
- Ну и куда ты денешь эту дурацкую кошку?- недовольно и капризно скривил нос Марко, быстрым и достаточно откровенным взглядом одаривая Себастьяна. В мире существовало всего лишь две вещи, которые этот человек по-настоящему ценил и на которые у него было просто феноменальное чутье - деньги и секс. Этого вполне хватило, чтобы стать настоящей акулой в шоу- и модельном бизнесе. Я знал этот взгляд. Я знал, что Марко заинтересован Смайтом. - А это еще кто? Фактурный мальчик. Кто твой агент? Ты уже работаешь у кого-нибудь?
- Кошка не дурацкая, - спокойно отозвался я, не обращая внимания на подкаты Марко к Себастьяну. Иногда мой менеджер заставлял меня краснеть. Впрочем, я к этому давно привык и вполне флегматично реагировал на его выкрутасы - Марко был давним товарищем отца. И к тому же я знал способы в случае чего его прищучить.
- Отстань от парня, старый извращенец, - устало бросил я. Я устал и у меня не было желания выслушивать очередные серенады любвеобильного Марко. Тот вскипел и, активно жестикулируя, высказал мне на итальянском все, что обо мне думал. А именно - что я дрянной и непослушный мальчишка, который не выказывает никакой благодарности за все, что для него делают. Этот выпад был встречен мною не менее флегматично. Я лишь отвел взгляд в сторону, устало вздохнув и задумчиво накручивая локон на палец. Мне нравилось иногда провоцировать Марко на эмоции - это была моя небольшая отместка за то, что он порой вытворял. И я знал очень много его болевых точек - если не все.
- Ты ведь позвонишь мне, bambino? - все ворковал Марко и я закатил глаза. Слава Господу, в этот раз все закончилось быстро на этот раз - Марко просто вручил Себастьяну визитку и с видом, что делает мне огромное одолжение, отпустил меня домой.
- Адьос! - облегченно выдохнул я. Марко еще пытался выяснить у Смайта, что он делает сегодня вечером и нашел ли он уже своего Валентина... Но я уже получил свое освобождение и не испытывал ни малейшего желания дальше смотреть, как этот павлин прыгает вокруг очередного смазливого мальчика, распушив хвост. Премерзкое зрелище, я вам скажу. Себастьян был не дурак - я уверен, что он разберется в ситуации. Так что моя помощь ему здесь не нужна.
Я быстро спустился вниз и, приметив чуть поодаль белый "Ягуар", направился к нему. Но Стефано, моего водителя, за рулем не было - наверное, отошел куда-нибудь ненадолго. Я усадил кошку на заднее сидение и, закрыв дверь, достал пачку сигарет.
Закурил. Какой кайф - пара сигарет после напряженной работы. Лучше - только хороший секс и крепкий мартини.
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-07 12:28:55)

0

5

После моей продолжительной речи, Франциско засмеялся. Потом конечно начал рассказывать о сегодняшней фотосъемке, но кажется он абсолютно не купился на мою тираду. По-хорошему меня, конечно, это не сильно волновало, и свою миссию я выполнил. Теперь чтобы не придумывал и не замечал Моретти, официальная версия озвучена и никуда от неё не денешься.
Стоило моему однокласснику упомянуть своего менеджера, как он появился возле нас.  По всем признакам его можно было бы назвать привлекательным, но чересчур цепкий взгляд портил все представление.  Я даже на несколько мгновений почувствовал себя не человеком, а скаковой лошадью на дерби, на которую делают ставки. На лице Франциско появилась грустная улыбка, и он с таким сожалением ответ, что ему нельзя конфет,  причем он перешел на английский. Возможно, это было моё личное мнение, но почему-то мне показалось, что этот был ответ для этого пресловутого менеджера. Боги, чего же этому мальчику не хватало в жизни, что он пусть и за большие деньги разрешает управлять собой.
Ну и куда ты денешь эту дурацкую кошку?
Я внутренне ощетинился, кошка, на мой взгляд, дурацкой не была, если кто и был дурацким, так это менеджер у Моретти, разрешающий себе такие комментарии в зале с посторонними людьми. Но стоило оставаться спокойным, в конце концов, это были не мои проблемы и я вообще тут оказался случайно и не имею права лезть в чужую жизнь. Этот итальянец, наконец перестал сверлить взглядом Франциско и повернулся ко мне
А это еще кто? Фактурный мальчик. Кто твой агент? Ты уже работаешь у кого-нибудь?
И что это было? Мне что ли работу предлагают? Так по-хамски со мной мало кто разговаривал, обычно все же даже если меня не уважали, то просто придерживались культуры речи. Не удивительно, что Моретти такая стервоза с таким менеджером, есть, у кого учится. Не знаю, понял ли Франциско, что я на грани и могу устроить скандал, или просто попытался замять неудобную ситуацию, но он попробовал спровадить своего менеджера, обозвав старым извращенцем. Тот в долгу не остался и ответил что-то достаточно эмоционально, увы, на итальянском, что лишало возможности, понят что же такого он сказал моему однокласснику.  После этой тирады он вручил мне свою визитку и Франциско ушел.
Нет серьезно этот эгоист, просто ушел, оставив меня со своим менеджером, который теперь уже пытался склеить меня на вечер. А я этой сволочи ещё и сочувствовал.
Я устало взглянул на Марко, во всяком случае, так его звали, если верить визитке, прикидывая в уме, куда бы его послать. Я никогда не был моногамен и поэтому пару раз мне говорили, что мне якобы без разницы с кем заниматься сексом, но это далеко не было правдой. Так что, сейчас не смотря на небольшое возбуждение, мой организм все ещё лелеял надежду на вечер с Томасом, у меня не было никакого желания, чтобы меня клеили как девицу облегченного поведения. Пока я придумывал, чтобы такого сказать, что бы отбить его охоту раз и навсегда подходить ко мне, с таким самодовольным видом, он что-то начал говорить о прекрасном итальянском ресторане, в котором мне обязательно понравится. Увы, придумать ничего не удавалось, мои мозги следом за членом думали совсем о другом, поэтому я плюнул и решил не затягивать этот разговор.
- Послушайте, Марко. Я в агенте не нуждаюсь и планы на вечер у меня имеются. К слову мой отец генеральный прокурор штата, а мама преподает в юридическом колледже Морица при университете Огайо, как думаете нормальны ли в точки зрения закона Ваши заигрывания? Если Вы продолжите настойчиво интересоваться моими планами на вечер, я обязательно уточню у них этот момент. Счастливо оставаться.
Я обошел итальянца и остановившись в паре метров от него обвел взглядом зал. Видимо боясь что-то сделать не так мой приятель ретировался, либо же фотограф куда-то отправил его, так как Томаса рядом с ним не наблюдалось. В зале было жарко, но самое главное душно, так что я решил выйти на улицу и обдумать свои дальнейшие планы на вечер, раз уж предыдущие разрушены. Конечно, логичным было бы позвонить моему «парню» и поинтересоваться где его черти носят, но вариант был нереальным, поскольку я забыл поставить телефон на зарядку. К сожаление я страдал подобной забывчивостью часто, и потому брал запасную с собой в машину, но поскольку вчера мистер Пусс распотрошил мою комнатную зарядку, то я забрал эту из машины.
Когда я вышел на улицу, то заметил что снег прекратился, однако земля была хорошо припорошена. Недалеко от выхода был припаркован белый «Ягуар». Я обожал эту марку машин, даже не знаю почему. Меня поражала обтекаемость форм и плавность переходов. Как правило, машины этой марки не казались хрупкими, вычурными, грузными, топорными. Они не были строгими, не были «рабочими лошадка», но в них не чувствовалась капризность и манерность. Я хотел себе такую, я сильно хотел себе такую, наверное, поэтому отец сказал, что я смогу получить её только когда поступлю в колледж, в качестве награды  и мне приходилось довольствоваться «Камаро», конечно машина неплохая и далеко не дешевая, но не моя мечта. Так что я не смог удержаться и подошел поближе, полюбоваться на это чудо. Стекла тонированы не были, и на переднем пассажирском сиденье сидел мой сбежавший одноклассничек и спокойно курил.
Надо же вредные привычки есть не только у меня, хотя у меня скорее пока не привычка, а развлечение, но сигаретный дым прибавляет особую нотку усталости и расслабленности. Так что я подошел в упор к машине и легонько постучал в окно, хотя по идеи меня должны были увидеть в боковое зеркало заднего вида.
- Может поделишься хоть. Я тут к тебе со всем сердцем, а ты вот так вот бросил меня. Убиваешь мою веру в хорошее и доброе у людей.
.

0

6

Наверное, не стоило вот так оставлять Себастьяна наедине с Марко... Но, с другой стороны - Смайт мне врал. Врал изначально потому что... Здесь было два варианта: или он чего-то хотел от меня (ну не верю я, что сам Себастьян, который всегда просто преисполнен самодовольства и любви к себе, просто так взял, поднял свою драгоценную задницу и поперся ко мне на съемки, причем далеко не самые пафосные и высокобюджетные); или задумал что-то и я нужен ему для какого-нибудь хода в его игре.

Пф. Расслабься, Франциско. Ты просто переработал и твоя паранойя и страхи снова преследуют тебя. Какая игра? Смайт, конечно, был тот еще проходимец и интригант - но не настолько же. Связи у него есть и без меня, да еще и те, которым я наверняка могу позавидовать - оба родителя были задействованы в юридических структурах и, насколько я знаю, были даже известны в определенных кругах, что свидетельствовало о их высоком положении. Так что этот вариант отметался.
Скорее всего, он просто приехал к своему любовнику и зачем-то попытался скрыть сей факт от меня. Глупость какая. Можно подумать, меня это очень волнует.

И да, в этой версии много чего сходилось - 14-е февраля, конфеты, этим же можно было объяснить и его растерянность и бегающий взгляд в первые секунды общения, пока он еще не успел собраться, чтобы придумать более-менее убедительную ложь. Он не подошел сам, более того - мое появление застало его врасплох. Как можно поехать к человеку на съемки и удивиться, увидев его там?

"Всем известно, что ты модель" - вот что он сказал. Модель не может есть калорийные шоколадные конфеты, даже маленький ребенок мог бы об этом догадаться. И конечно, меньше всего это походило на неожиданное признание в симпатии в день влюбленных - позвольте, я прекрасно знаю, как воркуют влюбленные голубки. Может быть, я преувеличиваю, но то ли по Смайту и этому мальчику-ассистенту было заметно, то ли это была просто моя интуиция - но я был на 90% уверен, что именно к нему изначально поехал Смайт. Хотя точно знать это было нельзя и, если честно, мне не было до этого дела.

Чувство вины, кольнувшее было неприятно внутри, рассеялось от этих мыслей, как сигаретный дым, уплывающий через окно.
Ничего страшного, мон пети. Общение с Марко - еще не самое неприятное наказание, которое полагается тебе за укрывательство фактов.

Я потянулся к панели управления и пощелкал кнопки радио. Джаз-волна, вот что мне было нужно сейчас.
Найдя нужную станцию, я расслабленно откинулся на спинку водительского сидения, за которое уселся в отсуствие Стефано, и с наслаждением выдохнул сигаретный дым в чуть приоткрытое окно.
Чудесно. Наконец-то можно было отдохнуть от всех.

Ха, как бы не так. Мое сладостное уединение нарушил вежливый, но настойчивый стук в стекло. Ах, это был Смайт. Я нажал на кнопку и стекло плавно опустилось вниз.
- Ты уже? Обычно никому не удается отделаться от Марко так быстро. Идешь на рекорд, - флегматично заметил я, чуть прищурившись по-кошачьи. Кстати о кошках. Аврора как раз совершала свое путешествие по кожаному салону и сейчас застряла где-то у меня в ногах, мурлыкая и потираясь о них мордой и ушками. Прелесть. Я разблокировал двери и жестом пригласил Смайта присесть. Нет, точно у этого парня были мозги - Марко привык получать все, абсолютно любую мелочь, на которую только положит свои маслянистые глазки, и то, что Смайт сумел его отбрить, да еще и так быстро - воистину было достойно восхищения. Но говорить это вслух я не стал - перебьется, ибо слишком много чести.

Заявление про веру вызвало у меня лишь усмешку:
- Если уж кто-то и убивает веру в хорошее и в людей - так это ты, - спокойно сказал я, впрочем, не удостоив одноклассника даже взглядом. - Если хочешь нормального к себе отношения - перестань врать всем по поводу и без. Тем более что никого, в особенности меня, не интересует твое грязное белье.
Пожалуй, это было слишком резко. Но зато это было правдой. Я не хотел начинать отношения, какие бы то ни было, со лжи и укрывательства. Этого мне, знаете ли, и в работе всегда хватало.
- Ладно, садись, - это прозвучало уже более миролюбиво. А точнее говоря - мне было просто все равно. - Ты сегодня без машины? Могу подвезти.
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-08 04:02:37)

+1

7

Моретти соизволил  ниже опустить стекло, и из машины отчетливо была слышна джазовая музыка. Неплохой способ релаксации вкупе с сигаретой, но по мне как, то отдает одиночеством. Хотя мне ли об этом говорить, ведь я сам предпочитал чашку горячего чая и книгу где-то вдалеке от человеческих глаз. Встретили меня не сильно дружелюбно, впрочем, это не было сюрпризом, особой радости при моем появлении он не испытывал. Даже сейчас наша встреча была своего рода случайностью, сидел бы он в другой машине и я бы даже не подумал подойти.
-Я уже. И надо сказать это твой менеджер пошел на рекорд, ещё никогда не выслушивал такого красочного монолога. Обычно люди, которые меня клеят прерываются хотя бы на то чтобы пополнить запасы кислорода, не говоря уже о том чтобы узнать моё мнение к происходящему. Но я рад, что его сообразительности хватило на, то чтобы понять, я законопослушный несовершеннолетний гражданин США, который делится своими проблемами с родителями.
Послышался щелчок, видимо Франциско разблокировал двери и жестом пригласил меня сесть в машину. Я изумленно глянул на него. Интересно куда я должен был садиться, сидеть на заднем сиденье притом, что он сидел на переднем, было как то не комфортно. Не самая лучшая поза для разговора. А в данный момент я был все же намерен с ним поговорить, возможно, мы смогли бы достигнуть компромисса в плане его молчания.
Это я то убиваю веру в хорошее в людях? Да уж чем же я заслужил такое обращение, учитывая то что оно было сказано столь серьезно. Господи, как будто ему не пофиг, за ним же наверняка толпы фанатов бегают. Поставил бы себе ещё один плюсик и расслабился бы. Услышав слова о правде, я вскипел. Ну, раз он хочет правду он её получит,  я расскажу ему все и сяду в эту чертову машину, только пусть потом не хнычет, что его использовали.
Я открыл дверь и сел на место водителя, развернувшись так чтобы видеть лицо собеседника. Слова так сильно задели, что я даже не обращал внимания на интерьер машины. Разве что нежно провел по обтянутому кожей рулю, приготовившись к разговору на чистоту. Что же если мне придется просить об одолжении и  быть должником, то ради Хантера я и на это способен.
-Я то может сегодня и без машины, а вот ты, похоже, без водителя, так что твое предложение пока бессмысленно. А вот относительно грязного белья, то знаешь тут ты слегка ошибся. Знаешь людям нравится делиться тем, что знают только они, это поднимает их самооценку, а для кого-то эта сплетня может стать крахом надежд. Ты так хочешь знать правду?
Сам не знаю как мне удавалось говорить это ровным тоном, внутри сейчас все кипело, ненавижу когда меня чем то попрекают, да ещё и таким равнодушным тоном, словно констатируют истину, для которой я слишком туп
- Знаешь, есть один парень в школе, он мне безумно нравится, возможно, даже есть смысл говорить о влюбленности. Но он сам не говорит ничего и не делает, а я не могу приблизиться  к нему, потому что знаю, что он мне не откажет. Может, конечно, это смешно с точки зрения нормального человека, но знаешь когда есть чувства, ты хочешь дать человеку выбор, а я не могу дать его, если приближусь к нему. Уже несколько месяцев я получаю всех кого хочу. Стоит мне прикоснуться к человеку, и он сам ко мне лезет. Чем дольше я воздерживаюсь, тем сильнее действует эта хрень.  Чем больше я возбуждаюсь, тем сильнее действует эта хрень. Я боюсь лишний раз поговорить с этим парнем, не то, что приблизится иначе как я буду смотреть ему в глаза потом?
Я заметил около коробки передач пачку с сигаретами и зажигалку и быстро вытащив одну сигарету закурил не переставая смотреть на парня и машинально открывая пепельницу.
- Я нашел идеальный вариант, такие себе псевдоромантические отношения, я удовлетворен, он доволен и в школе все прекрасно и тут я сталкиваюсь с тобой. И что я должен делать?
Я чувствовал, что перехожу на повышенные тона, но не собирался останавливаться, пусть теперь слушает, захочу кричать, буду и кричать
-Сказать Франциско познакомься это мой парень, но никому не говори? Или промолчать и на следующее утро весь хор включая того человека который мне нравится, будут знать, что Смайт наконец оттаял и влюбился и теперь носит подарочки любимому человеку?  Вот только не надо говорить, что ни разу не обратил внимание на меня в студии и тебя вообще не заинтересовал факт того что я с коробкой этих чертовых конфет
Я струсил пепел и немного подвинулся в однокласснику. Наверное, я сам уже в тот момент не соображал, что я делаю. Мною руководила обида и желание поставить человека в такое же неловкое положение. Я злился на себя, за то, что вот так рассказал все, что бережно хранилось у меня в сердце за семью печатями. В то же время испытал какое-то облегчение от того что выговорился. А ещё этот чертов Франциско повернулся ко мне удивленно рассматривая. И во мне что-то обрушилось. Я просто устал, я просто был на пределе. Я медленно поддался вперед и слегка прикоснулся губами к его губам, а потом перевел губы к его уху и спокойным тоном, хотя очень хотелось кричать, проговорил
-Ну, что, правда лучше? Это та самая горькая, которую ты предпочитаешь вместо сладкой лжи.
Потом отстранился на свое место и, сделав затяжку добавил
-Ах, простите тебе же нельзя сладкого.

.

+1

8

Я молча и спокойно смотрел на Себастьяна все то время, пока он просто бушевал и кипел эмоциями. Надо же, я его никогда таким не видел. Впрочем, я вообще достаточно редко видел его, как и других одноклассников - я не мог себе позволить каждый день приходить в школу и спокойно учиться там, не думая ни о чем. Если бы только экзамены были моей самой страшной проблемой, каковой они являлись для большинства учеников Далтона...
Сигарета закончилась, да и на кой черт мне эта сигарета, когда шоу для одного зрителя, устроенное в моей машине, было куда более интересным, чем все, что происходило до этого сегодня днем...
- Ну и к чему весь этот цирк? - я пожал плечами, когда Себастьян закончил. Ну парень и парень. А мне зачем все это про него знать? Хотя, пожалуй, один плюс во всей этой беседе был - было приятно впервые за долгое время поговорить с кем-то по-французски.
Кажется, теперь Смайт наконец взял себя в руки... и потянулся к моим губам. Я спокойно дал ему это сделать. Для меня здесь не было ничего нового - я все это уже видел.
- Да, правда в любом случае лучше, - тихо сказал я, щекоча дыханием его губы. Я снова чувствовал этот сладковато-горьковатый аромат то ли его парфюма, то ли тела... Теперь я уже не был уверен в том, что этот аромат - не его собственный, судя по его рассказам о том, как сильно он влияет на людей. Однако сейчас мое обоняние было несколько перебито дымом вишневых сигарет, может быть, поэтому я пока не ощущал сильного прилива желания. А может быть, дело здесь было в чем-то другом. Требовалось время, чтобы понять, в чем именно заключалась его сила.
- Только вот что мне делать с твоей этой... Правдой? Мне нет дела до того, с кем ты спишь, я ведь едва тебя знаю. Так что... Можешь быть спокоен, Себастьян. Если ты хотел добиться от меня молчания, считай, что свое ты уже получил.
В его змеиных зеленых глазах загорелась усмешка. Отстранившись, он закурил. Мои сигареты. В моей машине. Прямо на водительском месте, где должен был сидеть я или мой водитель, но уж никак не едва знакомый мне парень. Да, его наглости и самоуверенности можно было позавидовать.
Но все это условности. Мне же было интереснее понаблюдать за одноклассником, так сказать, в естественных условиях обитания. Его привычки и то, как он себя вел - это многое могло мне сказать. Так что я лишь наблюдал за Себастьяном, не мешая ему быть самим собой.
- Ах, простите, тебе же нельзя сладкого.
- А ты не сладкий, - равнодушно парировал я, отворачиваясь и глядя сквозь стекло перед собой. - От тебя веет приторной горечью. Горечь и отчаяние - вот каков вкус твоих губ сейчас, в эту секунду. Ты хочешь забыться, изводишь себя, стараешься быть тем, кем ты не являешься - в то время как твое сердце стремится только к одному. К тому, чего ты не можешь достигнуть.
Я немного помолчал, вытаскивая из пачки еще одну сигарету и прикуривая. Из кармана послышался сигнал смартфона. Стефано.
- Pronto, - произнес я в трубку, но по первым же интонациям моего водителя понял, что что-то случилось. На некоторое время в салоне повисло молчание. Я напряженно вслушивался в обрывочные фразы и пытался понять, что происходит. Пожилая мама, машина, клиника Газлини-Генуя... До меня наконец дошло.
- Бог мой, Стефано, конечно, уезжай. У тебя есть деньги? Что-нибудь нужно? Buona. Держи меня в курсе, хорошо? - это все я произнес на итальянском, но по моим обеспокоенным интонациям можно было понять, что что-то случилось.
Наконец, повесив трубку, я повернулся к Себастьяну.
- Моего водителя не будет. Его мать в больнице, он срочно улетает в Италию. Ты умеешь водить машину, Себастьян? Если нет, то поведу я.
Заняться, впрочем, было совершенно нечем. Домой, к муторным урокам и бытовым обязанностям, я не хотел. А в городе в связи с праздниками сейчас было много чего интересного...
- Не знаю, как ты, а я отправляюсь в ресторан. А оттуда... Посмотрим. Я собираюсь отметить праздник, даже если отмечать придется в одиночестве.
Я улыбнулся Смайту.
Так ли уж и в одиночестве, Себастьян? Не хочешь составить мне компанию?
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-08 17:44:25)

+1

9

Нет ему дела до правды, ну и ладно. Главное, что я его предупредил, и он пообещал, что не будет болтать. Я был более чем уверен, что если начнет, то я смогу устроить ему сладкую жизнь. Если он хоть слово скажет, то будет умолять своего похотливого менеджера подыскать ему другую школу, увы кажется и мyt тогда придется искать себе место подальше от Кларингтона. Когда он сказал, что я не сладкий я слегка оторопел, вообще то я имел в виду сладкую ложь, которой ему нельзя в виду её сладости, но, пожалуй, он был волен трактовать это как ему угодно.
Но Моретти решил развить тему, и видимо он сегодня ещё никого не довел и теперь решил поделиться со мной советами от знаменитости. Штампы…Сплошные штампы. Вкус горечи и отчаянья. А сам то переживал подобное? Я хочу забыться и строю из себя того кого кем не являюсь? Этот олух вообще хоть слушал меня? Или уловил только то, что у меня несчастная любовь? Ну подожди я еще тебе построю того кем не являюсь. Психолог доморощенный.
Я еще раз внимательно посмотрел на одноклассника, полнейшее безразличие, как будто речь на диктофон читает.
Что же, наверное, это была такая своеобразная месть судьбы за все мои подобные выходки, когда я смеялся на чувствами других. Но только Франциско просчитался, я ему не влюбленная размазня, которая заплачет и быстро с воем умчится зализывать потревоженные раны.
Внезапно у этого наглеца зазвонил телефон, и пока он отвечал я смог немного взять себя в руки и даже попялится на окружающую меня красоту, к которой по понятным причинам я не относил Моретти, хотя внешне он был очень даже ничего. Машина просто дышала благородством, темно-ореховая отделка панелей и бежевая кожаная отделка сидений, без единого пятнышка, судя по всему водитель Франциско очень бережно ухаживал за ней. Мне даже стало совестно, что я здесь курил.  И о боги здесь была уже 8-ми ступенчатая коробка передач, значит это, скорее всего одна из последних моделей. Увы, я не сильно обратил внимание на внешний вид отвлеченный встречей с этим полудурком. От дальнейшего созерцания салона меня отвлек закончивший разговаривать Моретти. Сообщив что его водитель отбыл в Италии из-за проблем со здоровьем его мамы, он поинтересовался, умею ли я водить. Или ему повести.
- Ты идиот? Конечно, у меня есть машина и я регулярно на ней езжу, без водителя, но я блядь не умею водить. Я бы на твоем месте все же съел шоколадку, говорят для мозгов полезно, особенно блондинам, у которых и так с ними напряженка. И я конечно поведу машину, издеваешься что ли чтобы я дал тебе вести такую машину, после того как ты постоянно ездил с водителем. Ты же запорешь её, так что вся ходовая дребезжать будет. С ней надо ласково и нежно, а ты кажется на эмоции не способен.
- Не знаю, как ты, а я отправляюсь в ресторан. А оттуда... Посмотрим. Я собираюсь отметить праздник, даже если отмечать придется в одиночестве.
Он даже соизволил улыбнуться мне. Боже я и не знал, что шанс проучить его представится мне так быстро. Праздника ему захотелось, ну конечно же будет ему праздник, такой романтичный, что до конца дней не забудет.
Насколько я помню, то сегодня утром отец отправился в командировку и дома никого не должно быть. Горничная всю неделю не появится так как , я должен быть в школе, соответственно дома делать нечего. А праздничный ужин с небольшими дополнениями я готовил для Томаса. Раз уже для него он мне уже не нужен то почему бы не использовать его. В конце концов, от изменения слагаемых сумма не меняется.
Я решительно нажал кнопку блокировки дверей и, взяв протянутый мне брелок с ключами, нажал на копку. Что за прелесть эти безключевые кнопки запуска двигателя, впрочем у меня была такая же система, так что я уже не раз оценил её достоинства. Как и ожидалось, запустился двигатель и автомобиль начал тихонько урчать. Поскольку на улице было достаточно холодно, то машине надо было немного прогреется, да и нам, в общем, тоже не мешало, поэтому я поставил климат-контроль на отметку 24 градуса и включив подогрев сидений снял пальто.
-Ну, что же поехали, я знаю отличное место, где можно спокойно посидеть и отметить этот сверхважный праздник.
.

+1

10

До меня не сразу дошло, что собирается сделать Смайт.
Я лишь устало вздохнул и отвел взгляд в сторону, когда его в очередной раз прорвало.
- Может быть, с такими проблемами тебе все же пойти к психологу? - предложил я, впрочем, абсолютно безучастно. - Даже мой менеджер шутит смешнее, чем ты.
В это время кошка, очевидно, устав исследовать машину, залезла ко мне на колени, непрестанно обнюхивая их и все, что попадалось у нее на пути. Вообще, она будто бы привыкла к смене обстановки и особенно не парилась по поводу того, что глупые двуногие запихнули ее в какую-то кожаную коробку.
До меня только теперь стал доходить смысл сказанного Себастьяном. Что? Он не даст мне вести мою машину? О, это что-то новенькое! Становилось все интереснее.
Я поерзал на своем сидении, устраиваясь поудобнее и скидывая пальто - в салоне благодаря обогревателям уже было достаточно тепло, чтобы забыть о зимнем холоде. Пальто отправилось на заднее сидение, туда, где стояла передержка для кошки.
- А ты умеешь быть ласковым и нежным с кем-то, кроме машин? - с любопытством спросил я, разглядывая Себастьяна и пропуская мимо ушей замечание о том, что я не умею испытывать эмоции. Благо, за годы работы с Марко я научился не тратить время на разбор полетов, просто пропуская колкости мимо ушей - так, будто бы они вообще меня не касались.
Не успел Себастьян дослушать мои пожелания по поводу проведения моего свободного времени, как тут же нажал кнопку блокировки и стал выводить авто со стоянки. Мое мнение здесь как бы и не учитывалось. Только теперь до меня дошло, что, в конце концов, происходит.
- Это что, похищение? - я расхохотался. Правда, это было очень смешно. - Незаконный угон авто без доверенности, причем вместе с его владельцем внутри. Твои родители ничего не говорили тебе по поводу того, что так делать нехорошо?
Я откровенно забавлялся сложившейся ситуацией. Одно мне было известно абсолютно точно - с этим Смайтом никогда не соскучишься.
- Такой суровый, - кокетливо заметил я, поддразнивая впившегося в руль Смайта, у которого разве что пар из ушей не валил. - Сделай лицо попроще, а то как жертва неудачной пластической операции.
Мы как раз ехали по шоссе, когда я решил немного позабавиться. Себастьян ничего не смог бы мне сделать - отпускать руль он, разумеется, не стал бы... А между тем, судя и по его случайным поцелуям как бы невзначай, и по неожиданным вспышкам эмоций (притом, что обычно он был достаточно уравновешен и напротив, своей веселой циничностью мог сам кого  хочешь довести до натурального бешенства), и вообще по тому, каким напряженным он был, я мог поставить моему "пациенту" только один диагноз - недотрах обыкновенный. А теперь он был еще и таким беззащитным...
Он втопит максимальную скорость, я был в этом почти уверен. По тому, с каким трепетом Себастьян относился к этой машине, было понятно - так просто он ее не оставит и обязательно изучит ее получше, как только представится такая возможность. И я не ошибся. Взрослые мальчики отличаются от маленьких только тем, что играют в большие игрушки. А Смайт нагло вперся в мою песочницу и забрал мою дорогую машинку. Дрянной мальчишка.
И вот расхититель песочниц не выдержал, вдавив педаль газа до упора...
Я как бы невзначай чуть отклонился в сторону и плавно опустил руку на его колено, чуть сжимая его пальцами.
- Не отпускай руль, - нежно проворковал я. - А то вылетишь на встречную полосу...
Может быть, я не слишком уж хорошо вожу машину, но зато у меня есть немалый опыт кое в чем другом... Мои пальцы поползли вверх, мягко поглаживая парня по внутренней стороне бедра, проползли по ширинке, быстро и ловко расправились с застежкой ремня и молнией на джинсах... Какое-то время я ласкал его, скользя по ткани белья - прикосновения были то легкими и нежными, почти невесомыми и дразнящими, то чуть более жесткими и настойчивыми, провоцирующими на ответные действия... Но в ответ Себастьян ничего сделать не мог, и это вдвойне забавляло меня.
Так я развлекался с ним несколько минут и, когда его напряжение возросло (я имею в виду не только напряжение в штанах, мои маленькие извращенцы), как ни в чем не бывало отодвинулся, разваливаясь на своем сидении.
- Смотри на дорогу, - с невинной улыбкой напомнил я, ловя на себе его взгляд. Эта выходка могла мне дорого стоить, но раз уж Смайт считал себя обязанным распоряжаться мной и моими личными вещами, включая и транспорт - то вполне заслужил немного непослушания. 
И вот бесконечная дорога закончилась и Себастьян остановил авто у какого-то дома. Я не знал ни улицу, ни район, в котором нахожусь - я ведь был только гостем в чужой стране. Но не надо было ходить к гадалке, чтобы понять - скорее всего, это хоромы Смайта или кого-то из его друзей. Интересно. Решил похвалиться или что?
- Оу, так быстро, малыш, - проворковал я, вместе с кошкой выпорхнув из Ягуара и понесся к парадной, живо оглядываясь по сторонам. - Поведешь меня знакомиться с родителями? Чур, медовый месяц проведем на нашем маленьком острове, который ты подаришь мне на свадьбу, подвенечное платье мне сошьет Версаче по индивидуальному эскизу, а немного погодя мы усыновим трех негритят из приюта.
Я закурил на ходу и, весело прищурившись, оглядел Смайта. Ну и что ты удумал, мой маленький хулиган? Какие пытки ждут меня в твоих просторных застенках представительского класса?
Я жду, ма пети. Я весь в нетерпении.
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-09 00:51:16)

+1

11

Мне предложили сходить к психологу. Надо же, а я думал по его фразочкам брошенным ранее, что у меня уже есть свой психолог. Франциско что-то там начал говорить о том что я такой весь суровы и надо бы сделать лицо попроще. Можно подумать ему не надо, сиди с бесстрастным выражением лица, если бы сидел не подвижно можно было бы решить что у везу восковую фигуру. Впрочем, он внешне действительно был столь безупречным как будто творение величайшего скульптора решившего создать идеал. Но это всего лишь внешность, она хороша в картинах и на фотографиях, а в жизни для красоты требуется гораздо больше. Кошка взятая Моретти уже изучив задние сиденье перебралась к нему на колени и я позволил себе пару раз отвлечься от дороги и взглянуть на неё и заодно на Франциско. Кажется у меня какой-то особый фетиш на парней которые любят котов, так как на пару мгновений мной завладела некая нежность, от того как кошка устраивалась на коленях моего одноклассника. И, к сожалению, сказать, что эта нежность касалась только животного, я не мог.
-Может, и могу быть ласковым и нежным. Знаешь, человек не знает всех своих возможностей. Только приведи мне хоть одну причину, по которой я должен быть таким.
Автомобиль уже покинул стоянку, и теперь мы ехали по трассе, которая была достаточно пустой, чего и следовало ожидать в такое-то время, ведь народ  ещё не спешил возвращаться домой.
- Милый мой блондин, это никакое не похищение, если ты помнишь, то ты сам дал мне ключи и предложил повести машину, а доверенность абсолютно и точно не нужна учитывая, что владелец машины находится в самой машине. А хотя стой. Я понял похищение это твоя несбывшаяся эротическая фантазия. Ну, если тебе так приятно думать, то пусть будет похищение, все-таки должен же я тебя отблагодарить за возможность поводить такое чудо.
С учетом достаточно пустой дороги я, конечно, не мог упустить возможность увидеть положенные этой машине 340 лошадиных сил во всей красе. Ну или хотя бы частично, так как 300 км/час я не собирался выжимать, несмотря на то что машина была способна на это. Я переключил передачу на пятую скорость, и сейчас машина ехала со скоростью 160 км/час, что требовало предельной концентрации на управлении.  Видимо выдвинулся задний спойлер, потому что на такой скорости, машина все ещё не казалась пушинкой, и твердо была прижата к асфальту.
Внезапно я почувствовал руку на своем колене. Кажется, кое-кто решил меня посмущать. Ну, надо же неужели я прямо таки угадал с эротической фантазией.
-Конечно, я не отпущу руль, знаешь такой мелочь недостаточно, чтобы я потерял голову, не мни себя великим соблазнителем
Кажется, этот идиот не осознает на какой скорости мы едем и что если я хоть немного отвлекусь, то мы с легкостью, учитывая качество, метала этой машины, протараним отбойник и вылетим в кювет. Но дуракам закон не писан и он тоже решил мне немного отомстить, не прошло и пары минут, как он расстегнул мои джинсы и перешел уже к более активным действиям.  Мой организм мгновенно откликнулся пусть и на такую незатейливую ласку, в конце концов, он ещё с утра ждал этого, так, что порог моей возбудимости был достаточно низким. Но черт, я не мог даже откинуть его руку, потому что здесь бы очень мощный гидравлический усилитель и одного легкого поворота руля хватило бы для изменения курса, поэтому все что мне оставалось это ещё крепче зафиксировать его двумя руками и злобно поглядывать на Франциско. Слава всем богам мира, когда либо придуманным, этому извращенцу, наконец, надоело издеваться надо мной и он откинувшись обратно на спинку сиденья
Мы подъехали к моему дому. Нельзя сказать, чтобы я его любил, он был для меня временным пристанищем, чуть уютнее гостиницы, да и бывал я нечасто в нем все свое время в Америке я большей частью жил в школе. Мой дом остался во Франции, там, где я вырос и который знал, как свои пять пальцев. Там у нас был, может и не самый роскошный особняк, во всяком случае, его не относили к памятникам архитектуры, но он был достаточно старый, с садом и как было принято раньше с погребами и подсобными помещениями в саду. А этот мне казался каким-то картоным, раскладным, однодневным, хотя по сути он и был картонным, учитывая его стены, сделанные сплошь из гипсокартона, тонкие, хрупки и лишенные теплоты.
Как только я заглушил двигатель, двери автоматически разблокировались и блондин прихватив кошку, быстро выпорхнул из автомобиля и став около входа закурил свои, чертовы, вишневые сигареты.  Я, к сожалению, не мог так быстро поспеть за ним, так как мне надо было элементарно застегнуть брюки, не идти же мне так по улице
-Конечно, поведу знакомить с родителями, они давно не встречали таких интересных личностей как ты, ну чтобы так прямо с минимум мозгов. Знаешь же от всех морщин надо избавляться, а у меня такое впечатление, что твой мозг такой же гладкий, как и твоя кожа, милый. А относительно трех негритят, то не стоит тебе подбирать детей по цвету. Это не наряд, когда черное всегда идеально дополняет белое.
Я открыл дверь и жестом пригласил Моретти войти.
-Проходи и располагайся, я пока отключу сигнализацию. Кстати прямо двери на кухню, там, в ящике есть миски, а в холодильнике немного печенки, я покупал для мистера Пусса, так как Хантер провожает его травить какими-то покупными кормами, накорми свою мисс Дюпен. Если я правильно расслышал, ты же хотел переименовать эту красавицу в Аврору.
Спровадив парня, я быстро отключил сигнализацию, так как мне только наряда полиции не хватало в собственном доме. Во всяком случае, это ни как не вязалось с моими планами, хотя было бы и весело. Но учитывая имя моего одноклассника и должность отца это могло бы принести не только неудобства, но ещё и большой скандал, который был никому не нужен. Хотя я не мог не улыбнуться, представив заглавия статей в стиле «Обнаженная звезда была задержана полицией в доме прокурора штата». Но стоило признать, что это было и не в моих интересах, начиная от репутации отца и заканчивая, долбаным мать его Кларингтоном, который наверняка бы записал теперь уже Франциско в мои парни. Честно говоря, я был немного уставшим, и мне хотелось просто развалиться на кровати и заняться весьма нежным сексом, который бы Томас наверняка окрестил бы занятием любовью, хотя я как-то не видел взаимосвязи нежности в сексе и чувством любви. Но сейчас со мной в доме был не Томас, а наглая бесчувственная скотина Моретти, которому стоило показать кто хозяин положения, так что я лишь обреченно вздохнув, поплелся на кухню, чтобы проверить, нашел ли мой гость все требуемое.

+1

12

В ответ на колкости о великом соблазнителе я лишь состроил насмешливую гримаску. Чего еще можно было  ожидать от Себастьяна?
О Боги, он снова заговорил об эротических фантазиях. И это я еще постоянно о них думаю? Да это у тебя в голове, мой сладкий, какая-то непонятная каша из неуемных фантазий, отсутствия ориентира в происходящем и одних тебе ведомых извращениях, потому что из нас двоих постоянно думаешь об этом только ты.

- В моих фантазиях обычно присутствует кто-то менеее болтливый и более жесткий, чем ты, - бросил я как бы невзначай.
Очередную тираду об отсутствии мозгов и подборе детей по цвету, подобно аксессуарам, я оставил без внимания. Наверное, и стоило бы что-нибудь ответить, но за несколько лет с моим продюсером у меня, должно быть, сформировалась некая защитная реакция, которая превратилась в привычку - уходить в себя в тот момент, когда меня ругают или пытаются подколоть. Поэтому я просто промолчал, сделав очередную затяжку.

- Все-то ты слышишь, - сказал я, потушив сигарету и отправляясь на кухню, за мисками и печенкой. Оставив кошечку кормиться, стал оглядываться по сторонам в ожидании одноклассника и, как только он появился, состроил недовольную мину.
- Себастьян, я хочу в душ, - капризно сказал я, скрещивая руки на груди. Взяв меня к себе, он достаточно сильно просчитался - у меня было много ежедневных капризов, которые нужно было удовлетворять, если только не хочешь, чтобы твои мозги были аккуратно выпотрошены и сложены на полочку в моей коллекции.

- Сегодня я был там только с утра, - продолжал я, хмуро глядя на Себастьяна. - А надо - два или три раза. Будь добр, приготовь мне по крайней мере полотенце, хотя вообще-то я предпочитаю переодеваться в чистую одежду, но от тебя же этого не допросишься.
Не прерывая тирады, я подошел к мини-бару и бегло, но внимательно оглядел его содержимое. Хм, весьма неплохо. Очень даже.
- Абсент Ксента - хороший аперитив, - я ласково улыбнулся Себастьяну. - Разлей-ка по бокалу. Или родители отругают?

Последнее прозвучало с известной долей иронии. Абсент - дорогой напиток. Большинство из выпущенных экземпляров - не что иное, как подделки. Но родители Смайта едва ли позволили бы себе грубую подделку, поэтому я был уверен, что это настоящий абсент, да еще и наверняка с заломленной ценой.
- Не хочешь включить музыку? Раз уж мне придется провести в твоем обществе какое-то время, то будет слишком скучно, если я буду слушать только твою болтовню.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-09 19:05:10)

+1

13

Когда я пришел на кухню, то оказалось что Аврора уже спокойно себе ела и можно было не переживать на этот счет. Мне оставалось только мысленно поставить Франциско плюс, за умение так быстро ориентироваться в чужом доме и за отсутствие беспардонности, ведь большинство на его месте так и стояли бы истуканом постеснявшись лазить по ящикам.
Поэтому я только кивнул и вернулся в гостиную, ну и само собой разумеющееся, что Моретти отправился за мной следом. И я даже слова не успел сказать, для того чтобы скоординировать дальнейшие действия как он стал выкладывать свои пожелания.
Себастьян, я хочу в душ
Я остановился и удивленно посмотрел на него. Ну, хоти себе и что дальше? А дальше эта вредина потребовала у меня ещё и чистых полотенец, ещё и обвинила, что от меня не дождешься сменной одежды. Конечно, все это я бы предложил как само собой разумеющееся. В мою попытку его проучить никак не входило полное отсутствие гостеприимства, но такое самоуправство слегка раздражало.
- Ты возомнил себе, что у меня тут гостиница, а я горничная? Побольше вежливости в тоне и вспоминай, о славах «пожалуйста» и «спасибо»
Не обращая внимания на мои слова мой гость, если его моно было назвать гостем с его то самоуверенным поведением добрался до мини-бара. Я пытался, судорожно, вспомнить хоть что в нем находится и надеется, что мои родители хоть следят за его наполненностью. Видимо мои родители не были такими разгильдяями как я, так как Франц быстро ухватился за увиденную бутылку абсента.
Разлей-ка по бокалу. Или родители отругают?
Сложность была совсем не в том, что родители бы отругали, скорее всего пропажи незначительно части напитка они бы и не заметили, а если бы дело зашло дальше, то всегда можно было бы спихнуть на то что бутылка разбилась, но я никогда не был любителем крепких напитков, хоть иногда и употреблял за компанию, так что как с ними обращаться не особо знал. То что абсент просто так пить, дело не слишком приятное я знал, так что скорее всего Франц имел в виду какой-то способ его приготовления.  Помнится мне из литературы, был какой-то способ с расплавленным сахаром, но практике в приготовлении подобного я не имел. Благо в баре находилась видимо специально купленная для этого ложечка и сахар-рафинад, а так же коробка спичек. Даже стало интересно кто же у нас такой любитель абсента, никогда не заставал родителей с подобными напитками в руках.  Налив небольшую дозу абсента в бокал я поместил сверху ложечку и, положив сахар, немного сврхе смочив его абсентом, поджег его. Когда сахар расплавился, добавил немного воды и с гордостью подал бокал Моретти.
- Пейте, Ваше Величество, любой каприз за Ваши деньги, хотя стоп мне же не нужны деньги, - Я состроил задумчивое выражение лица. – А чем ты, кстати, платить то будешь? Когда ответишь на вопрос, я и музыку включу, а пока, можешь допивать своё аперитив и катится в душ, кстати полотенце там же в шкафу, как и халат, а с вещами потом что-то придумаем. Ванная в конце коридора
Я взял себе бокал с нижний полки мини-бара и откупорил бутылку Розы де Анжу. Может это и было не самое дорогое вино, но мне оно нравилось, его легкость, цвет и ненавязчивый, но выразительный вкус давали некую беззаботность. Наверное, я был любителем вина именно благодаря его индивидуальности. Оно не было напитком подходящем подо что-то конкретное, но каждое само по себе гармонировало только с чем-то одним. Хотя это было то увлечение, которое он предпочитал скрывать, выпить виски, текилу, коньяк, ром и т.д. считалось как-то круче, так что он за компанию пил и достаточно хорошо держал алкоголь, чем вызывал якобы восхищение.
Пока мой одноклассничек принимает ванную или душ или хрен его знает, что ему ещё захочется принять, мне надо было так же обдумать что делать дальше. Во-первых, я сам хотел поесть, потому как из-за этой беганины даже толком и не завтракал, да и модель стоило накормить, может и подобреет слегка. Конечно, стоило бы ворваться к нему в душ, и показать к чему подобные шуточки в машине приводят, тем более не сильно бы он и сопротивлялся, под действием этой хрени, иначе окрестить свои способности я не мог, но мне было даже слегка жалко его.  Может он и охренеть как популярен, но он мой ровесник, а у него в жизни на первом месте стоит «надо», это как, то грустно и плюс я помнил что такое когда ты в стране без родителей. Да у меня была бабушка, но раньше было очень обидно, когда родители хоть и проводили весь отпуск со мной, не могли навещать меня на выходных в школе, как других ребят.  Отец строил карьеру, мама тоже считала, что я должен гордится тем как многого она добилась в жизни, а в то время мне было как-то плевать. Помню как я заболел сильно и мама, бросив все примчалась во Францию и как я был этому рад гораздо больше чем очередной семейной поездке заранее спланированной с учетом их отпусков. Интересно если Франциско заболеет, примчаться ли его родители на другой континент все бросив, или он в один прекрасный день пошел своей дорогой приняв менеджеров, водителей и прочий персонал в качестве своей семьи.
С кухни послышалось звяканье, сработал таймер духовки. Это значило, что моя экспериментальная стряпня готова. Да, да я сегодня даже решился приготовить индюшиное бедро в травах, зная пристрастие Томаса к птице, интересно оценит ли это Моретти?

+1

14

- Ты возомнил себе, что у меня тут гостиница, а я горничная? Побольше вежливости в тоне и вспоминай, о славах «пожалуйста» и «спасибо».
На этом месте я вначале застыл - так же, как и Себастьян несколько минут назад, а потом весело расхохотался.
- Ты серьезно? Ты появился, постучал в стекло, почти потребовал дать тебе сигарет, а затем просто увез меня на моей машине в свою квартиру, при этом даже не посчитав нужным меня об этом уведомить и по крайней мере спросить мое мнение об этом. И тебе хватает наглости еще и возмущаться?
Я искренне веселился, находя эту ситуацию очень забавной.
- Твое здоровье, bébé, - сказал я, прежде чем осушить бокал с абсентом. - Французский способ подачи.
То, что он знает толк в алкоголе и в том, как его подавать, вызывало уважение. Меня не смущало, что при этом он отказался от своей доли абсента - в конце концов, пить в одиночестве - не обязательно признак алкоголизма, я просто способ расслабиться.
Но, стоило только Себастьяну заговорить о душе и халате - здесь меня словно бы ветром сдуло, я даже не стал дослушивать последующие фразы и вопросы обитателя дома. Душ - одно из самых гениальных изобретений человечества, а для такого мерзляка и чистоплюя, как я, вообще не могло существовать лучшего средства релаксации...
Я провел в душе около получаса, за которые, к слову, не только отогревался, отмывался и просто млел в горячей ванной, из которой уже валил пар и дым - настолько я люблю тепло.
Я внимательно изучил весь парфюм и все мало-мальски приметные флакончики, баночки и тюбики из-под парфюма и косметических средств в попытках понять, откуда Себастьян берет этот странный, такой притягательный и волнующий аромат... Я искал его с энтузиазмом неудержимого юного натуралиста, но так и не смог найти ничего, ни малейшего намека хоть на какое-то подобие или на мельчайший оттенок того аромата, который исходил от Смайта. В конце концов, устав от поисков, я нацепил на бедра полотенце (какой там искать халат!) и так вышел из душа.
Я узнаю у него это сам. Ну конечно, это будет проще всего. Бесшумно подкравшись к Смайту из-за спины, я приобнял его за плечи и, ткнувшись носом в его шею, жадно втянул воздух.
- Себастьян, что это за аромат? - нетерпеливо спросил я, самым наглым образом обнюхивая шею моего одноклассника. - Парфюм? Масла? У меня дома целая коллекция из разных стран, но я никогда не встречал ничего подобного. Он прекрасен...
Неожиданно даже для себя я обошел Смайта, ласково приобнял его за шею и привлек к себе, касаясь его губ своими. Все, что угодно - лишь бы не уходить никуда, не переставать чувствовать. Себастьян, был, впрочем, и не особенно против - и я еще, и еще, и еще раз касался его губ и ласкал его тело, отдавая всю нежность, на которую только был способен... И что на меня нашло?
Впрочем, в таких ситуациях я никогда не задавался вопросом - "что это?". Предпочитаю вообще не искать никакую логику в чувственной сфере - на то ведь они и чувства, чтобы возникать стихийно, спонтанно, опровергать мыслимые и немыслимые законы и переворачивать все вокруг И сейчас я просто отдавался этому внезапному импульсу, порыву дарить другому человеку тепло и нежность.
Да и почему бы нет? Ведь мы по-прежнему друг другу ничего не должны, а к тому же - разве не ради этой близости меня сюда и привел Себастьян?
Спонтанное свидание двух абсолютно чужих друг другу людей на пороге 14-го февраля. Молодых, горячих и самую малость пьяных. А разве для маленького приключения нужно что-то еще?

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-11 10:32:53)

+1

15

Я накрыл стол, стараясь, чтобы все выглядело красиво и романтично, конечно никаких свечей я не ставил, это было бы уж слишком.  Я поставил на стол бокалы и отрыл бутылку пино нуар. Это был тот редкий случай, когда мои вкусы в вине совпадали с общепринятыми нормами. Так как вразрез всем правилам я не слишком любил белые вина  и упрямо пил красные сухие даже с рыбой и закусками. Нарезанный ранее салат и заправленный оливковым маслом и бальзамическим уксусом так же стоял на столе, как и блюдо с индюшинным бедром, вот только моего гостя все не было. Уже прошло почти полчаса, и я был преисполнен решимости идти и искать Франциско, когда пропажа объявилась, причем этот идиот даже не удосужился одеть халат. Не успел я среагировать, как он меня обнял и начал целовать. Вот же черт. Я специально поставил ему приборы на другом конце стола, чтобы спокойно поужинать, держа на расстоянии от себя. Я же говорил ему в машине, о том что не стоит меня касаться, это будет иметь мгновенные последствия. Но он решил все сам и теперь я не мог сопротивляться. Я снова попал в эту чертову ловушку своих способностей. Какой нафиг парфюм, придурок ты несчастный. Но в ответ я только положил руку на его талию и привлек парня ближе.
Господи, он казалось, отдавал всего себя, такие волны тепла исходящие от него никак не вязались с той ледяной скульптурой, с которой я столкнулся в студии.
Его губы были не просто теплыми, они были самым обжигающим из того что у меня было в жизни.  Его прикосновения проникали в самую глубину меня, заставляя плавится и забывать обо всем на свете. Я давно такого не испытывал, когда то раньше, когда для меня секс был не способом сбросить напряжение, было нечто подобное когда я брал и отдавал все что можно, отпускал полностью контроль, когда я через секс познавал человека и был с ним до тех пор, пока было что принимать и отдавать. Но сейчас мне казалось, что и тогда не было ничего подобного. Мне казалось, что я попал в роман Франсуазы Саган и живу настоящими чувствами только в данный момент и все вокруг абсолютно неважно.
Я стоял как истукан пытаясь совладать с желанием и взывал к остаткам своего рационализма. Поистине не рой другому яму, сам в неё и попадешь.
-Франц… Я не удержался и слегка застонал от его новой ласки, - Пожалуйста, остановись, мы должны поесть, а потом, потом только в спальне, я сейчас сорвусь, и будет больно.
Конечно, на эту фразу у меня ушло не меньше минуты, так как я постоянно запинался из-за довльно откровенных и умелых ласк парня, а мои руки все то время, словно жили отдельной жизнью, поглаживая парня в ответ и легонько направляя его действия, показывая самые уязвленные места.
В конце концов я обхватил голову парня руками и приблизив его губы к своим втянул в поцелуй, не сказать, что поцелуй был нежным, но я старался не доминировать, старался дать почувствовать ему равенство. Я получал наслаждение от того как он прикусывал мои губы, жадно и с желанием. Но, я немного сорвался и довольно сильно прикусил его губу. Он застонал немного громче, чем раньше, чувствуя ощутимую боль, но не отстранился. Зато я наконец смог сделать над собой усилие и оттолкнуть его.
- Я знаю, что тебя влечет ко мне и я совсем не против. Но знаешь, хочу, чтобы это было осознано, а пока ты прослушал все, что я тебе говорил и тебе влечет ко мне как бабочку на свет. Давай поедим и я ещё раз тебе все объясню, чтобы потом не было рыданий на тему, как меня жестко поимели и воспользовались. Мне, знаешь ли, не нужны депрессивные обожатели.
Прозвучало грубо, но не мог, же я сказать парню, который пытался унизить всеми доступными способами, что внезапно увидел в нем кого-то особенного. Что хочу, чтобы этот раз был особенным, что он что-то затронул во мне.

+1

16

Что-что? Остановиться? Он просит меня прекратить? Ну уж нет. И он в этот момент еще может думать о еде?! Бог мой, да что же это за человек такой.
- Лишь бы пожрать, - в полголоса парировал я его слабые и явно неохотные попытки прекратить ласки. - Я не против боли. Можешь... делать все, что захочешь.
Я тяжело, прерывисто дышал, как и он, с губ обоих сами собой срывались тихие стоны. Лишь несколько шагов до спальни отделяет нас от того, чтбы отрешиться от окружающего мира, целиком и полностью отдавшись во власть чувств и сумасшедшего наслаждения, когда...
- Я знаю, что тебя влечет ко мне и я совсем не против. Но знаешь, хочу, чтобы это было осознано, а пока ты прослушал все, что я тебе говорил и тебе влечет ко мне как бабочку на свет...
Oh, merde! Он что, решил почитать мне лекции о морали и нравственности перед тем, как затащить меня в постель?
- Может, еще помолимся? Господь отпустит наши грехи и мы сможем спокойно пойти в спальню, - язвительно сказал я, ощущая, как горячие волны внутри, вызывающие чувство возбуждения и сладкого томления, мало-помалу вновь опадают и во мне воцаряется полный штиль. Худшее, что могло произойти в такой ситуации, уже произошло. И я не знаю, захочу ли чего-нибудь вновь.
Я спокойно отошел в сторону и уселся за стол напротив Себастьяна, тоскливо подперев рукой подбородок. Больше не хотелось ни есть, ни пить, ни веселиться... А тем более не было никакого настроя на секс - Смайт своим стариковским нудением мастерски его сбил.
- Только не начинай грузить меня вопросами нравственности, окей? - поспешил я прервать этот бесконечный поток нудных речей, равнодушно глядя на парня напротив меня. Минуту назад меня сжигал огонь страсти, а сейчас мне хотелось то ли ударить Смайта чем-нибудь тяжелым по голове, то ли просто встать и уйти.
Но тут он произнес то, что заставило меня взглянуть на него широко распахнутыми глазами, на мгновение оторопев от неожиданности самой фразы.
- Депрессивный... Обо-жатель? - по слогам, медленно повторил я. На несколько мгновений в комнате повисла напряженная, звенящая тишина, а затем я в голос расхохотался. - Кто?! Я?! Ахахах!
Вот это было внезапно. Умеет же Смайт иногда пиздануть - да так, что хоть стой, хоть падай.
- Детка, я привык, что обожатели и обожательницы всегда ходят по пятам за мной, но уж никак не сам бегать за кем бы то ни было, - сказал я, все еще широко улыбаясь Себастьяну. - Хотя это была хорошая шутка. Надо сказать, единственная удачная за сегодняшний вечер.  А то я уже думал, умру со скуки, когда ты тут начал разыгрывать этот стариковский монолог. Послушай, милый, я не собираюсь вмешиваться в твою личную жизнь. Меня не интересует, кого еще, где, как, когда и в каких позах ты трахаешь. Я не собираюсь ходить за тобой по пятам. Ты хочешь немного забыться и отвлечься от своей навязчивой влюбленности, я - развлечь себя в твоей компании и снять напряжение от стрессов, которых мне в последнее время хватает из-за работы. Ничего обязывающего, а тем более каких-то разборок я не хочу, ты итак уже запорол момент, когда я был тобой вдохновлен и желал отдаться. Так что будь добр, избавь меня по крайней мере от твоего нытья.
Желая сменить тему, я поднял бокал вина, делая глоток:
- За твое чувство юмора, mio dolce. Пусть оно всегда остается таким же прекрасным.
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-11 14:06:53)

+1

17

Наверное, после такой речи мне стоило расслабиться и отпустить себя, но вопреки умозаключениям моего мозга я чувствовал обиду. Такое гадкое чувство, когда ты заботишься, а об тебя словно ноги вытирают. Интересно он просто сказал, что думает или все-таки собирался вывести меня из себя. Если второй вариант, то он весьма просчитался, я никогда бы не стал устраивать истерик. Хотя желание было, так же как и желание вышвырнуть его на улицу, желательно так прямо в этом полотенце.
-Ах, как же пафосно звучит речь про вдохновение отдаться. Но знаешь дело поправимое
Я встал со своего места и подошел к Франциско и наклонившись взял приборы и отрезав маленький кусочек мяса провел им по губам парня.
- Открой ротик милый, я все таки не могу не покормить тебя, ты слишком худой, не хочу чтобы меня мучила совесть, за то что я морю тебя голодом.
По логике вещей его нахождение в моих «объятиях» должно было сделать своё дело. Сам я уже чувствовал прилив желания, наверное, я бы его чувствовал даже без этих моих способностей, так как почти обнаженный парень с идеальной внешностью, производил бы такое впечатление почти на любого нормального гея. Его плавное и размеренное дыхание не могло не заводить в подобной ситуации, когда он был в нескольких сантиметрах от меня.
Может, ему и было все равно, и он хотел боли, но в любом случае если она и должна быть, то не так. Я и только я и сознательно должен её причинить, а не бытовые издержки.
Нет я не был скромником или романтиком и не нуждался в очень особенном месте, но мои потребности исходили от любви к комфорту и может в клубе секс в кабинке туалета это вынужденная мера и потому принятная, но у себя дома мне нужна удобная и комфортная кровать. Я чуть было не рассмеялся, представив себе кухонный секс с использованием подручных средств что же, по крайней мере, мамина любимая солонка идеально представлялась в роли кляпа, а понятие «поострее» и «погорячее» приобретали новый смысл.
Я немного отстранился от Моретти и меня слегка попустило в особенности благодаря ассоциациями, появляющимся в мозгах. Наверное, я смотрелся как последний придурок, но я начал смеяться, представив себе поваренную книгу «100 соусов для секса, для тех кому нельзя сладкого»
- Знаешь, мы сыграем в игру, пока ничего пошлого. Я ухожу в душ, а ты ешь и поднимаешься на второй этаж, если ты угадаешь, какая комната моя, то ты можешь делать со мной что захочешь, хотя пока ты вообще ничего не заслужил своим поведением, а если не угадаешь, то ты мой раб на всю ночь.
Логически вычислить мою комнату было не легко, так как там не стоял никакой рабочий стол и представляла она собой чисто спальню, заниматься я предпочитал либо в школе либо у отца в кабинете, стиль оформления был умеренным, без намеков на то что комната принадлежит подростку и в конце концов даже если бы интуиция Франциско не подвела бы его, то я и не думал  держать слово. Но если бы он не угадал, это придало бы всему особого очарования, в любом случае ночь обещала быть долгой. Подобного интереса у меня давно не было и я собирался удовлетворить его в полной мере и заодно показать Франциско, что тот очень заблуждался. И когда тот захочет второго раза, то я насладится своим превосходством в полной мере.
Так что я довольно улыбаясь направился в ту самую гостевую ванную комнату и проигрывая в воображении сцены с этим нахалом в главной роли. Все равно у него нет другого выхода, он в любом случае поддастся мне, даже против воли, но я предоставил ему несколько возможностей сказать нет, так что моя совесть абсолютно чиста. Он сам дал мне карт-бланш на удовлетворение все моих желаний.
.

+2

18

Себастьян поднялся и с его привычной ехидной ухмылочкой двинулся ко мне. На ходу он продолжал что-то щебетать - кажется, снова про то, какой я пафосный ублюдок и как не ценю то, что для меня делают. А может быть, что я ему отдамся. Или что-то еще другое. Неважно - я в этот момент не особенно его слушал и тема разговора сразу выпала из моей головы.
Он отрезал кусочек индейки и мне стало дурно. Только сейчас я ощутил, как сильно хочу есть и вспомнил о том, что не толком не ел около суток. А этот засранец Смайт, будто читая мои мысли, поднес к моему рту эту злосчастную индюшатину, от которой мой желудок вздрогнул и сжался до размеров наперстка. Обжаренная на оливковом масле, с легкой, тончайшей корочкой, чуть сбрызнутая лимонным соком... От нее исходил тонкий аромат пряных трав, от которого кружилась голова.
Не выдержав пытки и не обращая внимания на издевательские фразочки Смайта, я аккуратно снял зубами кусок с вилки и старательно его прожевал, стараясь не подать вида, что чертовски голоден. Но, видимо, он все равно это заметил, потому что в следующий момент рассмеялся.
Вместе с голодом странным образом росло и мое желание... Оно вообще почему-то всегда росло, когда я оказывался рядом с Себастьяном. Нет, точно дело в этом странном аромате, о котором одноклассничек так и не признался - где он его взял. Но об этом я подумаю позже. А пока я мучился охватившим меня голодом (сексуальным и обыкновенным), думая, чего я хочу больше - трахнуть Смайта или все-таки сожрать.
- Вали уже в душ! - не дослушав его правил до конца, не вытерпел я, буквально выталкивая его за дверь... Это помешательство казалось дальше просто невыносимым. Пусть свалит, хотя бы на время.
Вернувшись к столу, я наконец позволил себе голодными глазами окинуть все это великолепное безобразие, возвышающееся на столе и...
Я старался не глотать все большими кусками, тщательнее прожевывать и есть как можно медленнее, но это получалось с большим трудом.
Если обожрусь, потом будет плохо. С быстротой молнии схомячив небольшой кусочек филе индейки, крылышко и немного рисового гарнира, я встал из-за стола и, быстро сложив грязную посуду в раковину, отправился на второй этаж. Я торопился, дабы не дать ввести себя во искушение и поскорее заняться чем-нибудь другим, отвлекая себя от еды. Иначе можно было бы с ума сойти, ведь желудок так медленно соображает и поймет, что достаточно наполнен, лишь некоторое время спустя...
Я поднялся на второй этаж и некоторое время пошарился по дому в поисках ванной. Знаете, я всегда чищу зубы и пользуюсь зубной нитью почти после каждого принятия пищи. Поскольку сегодня мои дорожные принадлежности остались в сумке в машине, было решено поискать какие-нибудь нераспакованные щетки в гостевой ванной - довольно часто такие держат в больших домах про запас для себя или на случай, если вдруг приедут гости или кто-нибудь из друзей заскочит переночевать.
Мне повезло - я нашел желаемое и, быстро приведя себя в порядок, отправился искать спальню моего одноклассничка. Спальня, спальня, спальня. В этом доме их было несколько, и почти все - одинаковые. Дорогая мебель из красного и темного дерева, классический стиль, четкие контуры, подчеркнутая строгость и даже некоторая консервативность в дизайне делали их похожими друг на друга как две капли воды. Большие кровати, аккуратные и внушительные платяные шкафы-купе и минимум мебели - только самое необходимое в комплекте. Никаких фотографий на столиках, комодах и стенах - лишь черно-белые фотографии с изображением городских парижских пейзажей в одной комнате и панорамный триптих с ночным Нью-Йорком в другой. Во всем вокруг чувствовалась дороговизна и роскошь, и в то же время - сдержанность и элегантность. В этом доме явно жили люди, не любящие излишеств и не нуждающиеся в кричащей роскоши для того, чтобы подчеркнуть свое превосходство.
Все это, конечно, замечательно - но какая из этих, черт их побери, комнат принадлежит Себастьяну?
Я растерянно замер в коридоре, не зная, как быть. Как вдруг...
Блин, да это же проще простого. Глупый Смайт, за кого он меня принимает? Может быть, я и блондинка, но не настолько же.
Шкафы. Конечно же, эти платяные громады, казавшиеся величественными даже в просторных комнатах. Я рванулся к ним, открывая ящики и бегло осматривая их содержимое. Они-то и расскажут мне все, что нужно, об обитателях этого дома.
Комод. Почти одинаковые комоды стояли в обеих спальнях, но только в одном из них обнаружились несколько бюстгальтеров и стопка аккуратно сложенных женских трусиков.
Ты ведь не носишь дамские трусики, Себастьян? Или я знаю о тебе слишком мало?
Закрыв комод и теперь уже ничего не трогая, я отправился в другую спальню и, скинув с себя полотенце, которое все рано норовило слететь, забрался под одеяло. Люблю полежать в тепле и уюте. Пока Себастьян купался, я нежился в его свежезастеленной постельке, лениво переключая каналы кабельного.
Когда же он появился, я, ехидно прищурившись, повернулся к нему. Сладко потянувшись, улыбнулся самой невинной улыбкой, на которую только был способен.
- Можешь сразу раздеваться и ложиться ко мне, - улыбнулся я, открывая коробку с шоколадными конфетами, которую прихватил с собой из прихожей. Чуть-чуть не считается, к тому же Марко сейчас не было рядом и некому было устраивать мне истерики по этому поводу. И все же я пока не решался взять из коробки хоть штучку - будто бы менеджер сидел где-нибудь на дереве за окном и наблюдал за тем, что я делаю. Хотя если бы это было так, это ничуть не удивило бы меня.
Я наполовину выполз из-под одеяла, оставляя прикрытой лишь нижнюю часть тела под поясом, лег на живот и принялся наблюдать за Себастьяном.
- Ну же, поторопись, - нежно мурлыкал я, уже предвкушая горячую ночку, в которую Себастьян исполнит все мои капризы и прихоти. Ничего не поделаешь, сам напросился на эту игру и продиктовал свои условия. Неужели и впрямь он думал, что я настолько глуп? Если так, то по-настоящему глуп из нас двоих только он.
Чуть улыбаясь, я наблюдал, как Себастьян сбрасывает с себя одежду и ныряет в свою постель... Все так же лежа на животе, я подвинулся к нему и, чуть наклонившись, слизнул капельку влаги из ложбинки у основания шеи, а затем прочертил дорожку - вверх по разгоряченной коже, легко поцеловал его подбородок и вслед за тем наклонился к уху, прикусывая нежную кожу шеи. Чем больше я ласкал его, тем больше заводился сам, что было странно и слишком быстро даже для меня... Но я снова не обратил на это внимания. Не до того...
Не выдерживая нарастающего чувства, я переполз ближе к Себастьяну, садясь сверху на его бедра и чуть приобнимая его своими. Его ручонки, конечно, тут же потянулись к моему обнаженному телу, но я быстро пригвоздил его запястья к кровати.
- Не трогай меня, пока я сам тебе этого не скажу, - шепнул я в его губы, наклонившись близко-близко, так, что наши тела почти соприкасались друг с другом...
Жарко целуя и довольно ощутимо, до отметин, прикусывая нежную кожу шеи, я не без удовольствия наблюдал за тем, как Себастьян пытается сдержать нарастающее возбуждение. Шея, судя по реакции, явно была одной из его эрогенных зон.
- Если будешь стараться и выполнишь мои желания - может быть, заслужишь право на еще одну ночь, - сказал я, прекрасно зная, как это раздражает и провоцирует Смайта. Но уговор дороже денег - и теперь я могу отрываться на нем, как только пожелаю...
.

Отредактировано Francisco Moretti (2014-09-15 21:27:15)

+1

19

Моретти буквально оборвал меня прикрикнув, что бы я поскорее валил в душ. Проследив за его голодным взглядом направленным на еду я только улыбнулся, вот же человек, нет чтобы спокойно признаться, так разыгрывает из себя нечто, будто ему все человеческое чуждо. Впрочем, я с радостью убрался в душ и надо сказать насладился ним в полной мере. Потоки теплой, почти горячей воды смыли почти все негативные эмоции и расслабили меня до той степени, что вообще не хотелось ни о чем думать. Понежившись минут двадцать, ну во всяком случае мне казалось, что прошло  примерно столько ибо я с собой в душ будильник не ношу, я выключил воду и не вытираясь напялил халат. Понятное дело, когда я вышел в коридор, то сразу стало прохладно, и я в очередной раз подумал, что я идиот и следовало воспользоваться полотенцем.
Когда я поднялся на второй этаж, то увидел, что двери моей комнаты открыты, видимо кто-то не постеснялся заглянуть в шкафы или у него была уж сильно развита интуиция. Впрочем, поскольку сам бы я выбирал бы по методу обыска шкафов, то можно сказать, что мой гость явно был не из стеснительных и не гнушался ради результата порыться в чужих вещах.
Франциско уже нежился в моей кровати и смотрел телевизор, рядом валялась та самая злосчастная коробка с конфетами.
-Можешь сразу раздеваться и ложиться ко мне,
Это было так мило, что меня пригласили в мою собственную кровать, я уже было хотел съязвить по этому поводу, но меня отвлекло то, что этот паршивец немного откинул одеяло и… О боже, разве можно было иметь такую идеальную кожу.  У меня кажется намечалась проблема, конечно в общем то как раз её мы и намеревались решить, но не хотелось показывать какое влияние он оказывает на мой организм.
- Ну же, поторопись
Коробка конфет была уже открыта, а сам Франциско с явным интересом уставился на меня.  Я пошел вплотную к кровати и стараясь как можно быстрее скинуть халат лег под одеяло. Он сразу же придвинулся вплотную и провел языком по шее, там где ещё оставались капельки воды. Такая нехитрая ласка тем не менее оказала на меня довольно сильное воздействие и я  не сдержав тихого стона запрокинул голову назад предоставляя ему больший доступ. Черт, мне хотелось бы сейчас чтобы он легонько прикусил кожу, хотя тогда я бы точно не сдержался и поимел бы его сию секунду. Но у него были свои планы, а я сдерживал себя, мне было интересно, что же ещё он сделает. Он дошел до подбородка и поцеловав вернулся к шее, на сей раз все таки прикусив слегка кожу. Моя крыша начала активно съезжать, а мир сужаться до парня рядом со мной. Эрекция ставала невыносимой, моему члену даже не требовались никакие ласки, я был возбужден настолько, что больше было физически невозможно.
Франциско сел сверху и я смог ощутить, что он был не меньше моего возбужден, что нашло даже какой-то отклик нежности в моей душе. Мне хотелось дотронуться до него, приласкать в ответ, попробовать его кожу на вкус. Но…
- Не трогай меня, пока я сам тебе этого не скажу
Что же я могу себя сдержать, я повторял это про себя несколько раз, в конце концов, надо же следовать правилам хотя бы вначале. Надо сказать, что самовнушение не прошло даром, все таки радует что силы мысли, все же сильнее реакции тела. Кажется,  мой случайный любовник выяснил, что шея является мои слабым местом, судя по тему вниманию которое он ей уделял. Как бы мне не хотелось, но мысли быстро покидали мою голову, наслаждение накатывало волнами, вот он задевал чувствительную точку и меня охватывала дрожь и чувство приближающегося экстаза, но вот он немного отходил в сторону или прикусывал доставляя небольшую боль и пелена тумана немного рассеивалась.
-Если будешь стараться и выполнишь мои желания - может быть, заслужишь право на еще одну ночь
Его слова с большим трудом добрались до моего сознания. Ещё одна ночь? Заманчивое предложение конечно, но с другой стороны надо ли оно мне. Ну да ладно всякое попробовать можно, посмотрим, в чем же состоят его желания, пусть проявит побольше инициативы, хотя обычно это и было моей привилегией.
Наши тела были так близко, что мне даже не надо было прилагать больших, чтобы прошептать ему в уху свой ответ.
- Ты уверен, что твои желания будут столь хороши, что мне понадобится ещё одна ночь? Милый я не кончу только от любования на тебя, так что тебе придется показать все на что ты способен, если конечно способен на что-то кроме как красоваться перед камерой.
Я отдавал себе отчет, что за такие слова любой бы вмазал бы мне со всей силы и гордо ушел, но, то было раньше, сейчас я понимал, что желание Франциско также велико как и мое и пока оно есть он никуда не денется, как бы сильно я не оскорбляя его.  Вряд ли мне светит ещё одна ночь после этой с учетом того, что я собирался размазать его по стенке морально, пусть и наступив на горло своим странным чувствам, но зато я поступлю правильно, пусть дальше думает что и кому говорить. Посмотрим, кто из нас будет к психологу бегать.
А пока я обвел языком раковину его уха и приготовился терпеть все эти сладкие мучения, пусть старается, посмотрим, что ещё у него есть в запасе.
.

+1

20

На этот раз Себастьян ошибся. Может быть, это я себя так поставил, спуская ему с рук бесконечные оскорбления, а может, это была вина его скотского характера - но то, что прозвучало сейчас, было слишком даже для меня.
Провокация - да. Взаимные подколы и извечные попытки друг друга в чем-либо обойти - сколько угодно. Но только до тех пор, пока это не переходит в прямое унижение. А шутки "ниже пояса", намеренно бьющие по болевым и особенно касающиеся постели, я не воспринимал ни в какой форме. Не то чтобы я не был уверен в себе - но кому захочется, чтобы партнер смеялся над ним во время прелюдии? А когда мы зайдем дальше - он тоже будет пытаться высмеять меня?
Нет, Себастьян. Секс - это взаимное удовлетворение, приятное времяпровождение, если угодно - но никак не попытка всякий раз исподтишка ударить другого поддых.
Я никогда не был против боли и жесткого подчинения, но моральное и физическое унижение меня не заводили. И еще я, несмотря на весь мой характер, никогда не был эгоистом в постели. Капризы и выпендреж - милое дело, но испытывать наслаждение в одиночку меня не прельщало. Напротив - куда больше самой прелюдии меня заводила реакция партнера, сходящего с ума от ласк и ощущения близости.
Себастьян то ли не понимал этого, то ли намеренно пытался таким образом доказать свое превосходство. Сказать, что я был разочарован - означало ничего не сказать.
Сделав над собой усилие, выиграв несколько мгновений свободы от его чар, я сделал что-то, смысл чего и сам поначалу не понял - это шло откуда-то изнутри и было совершено скорее интуитивно,  чем осознанно.
Порывистый ветер пролетел между нами и устремился в сторону окна, которое, очевидно, не было заперто на щеколду и отворилось с глухим хлопком. Ветер развеял сладковато-перечный аромат, преследующий меня все это время, и с глаз немного спала пелена, что вернуло мне возможность нормально мыслить. Взмахнув рукой, я со всей силой от души врезал Себастьяну звонкую пощечину.
- Пошел ты.
Соскользнув вниз, я быстро натянул на себя брошенный смайтовский халат и отошел в сторону. Все бешеное сексуальное и эмоциональное напряжение, которое я испытывал за этот день, сейчас просто разрывало меня изнутри. И эта разрушительная энергия нашла выход, трансформируясь в несколько небольших, но быстрых и жестоких вихрей, носящихся по комнате несмотря на безветренную погоду. В комнату летел снег с улицы, засыпая ковер и налипая на шторы; бумаги летали вокруг, шкафы и ящики хлопали и скрипели, те вещи, что полегче, слетали с полок и носились по помещению или просто падали на пол, постель была смята и тоже наполовину свесилась вниз. Легкие вещи и бумаги вылетали на улицу через окно. Так продолжалось еще несколько минут, в которые я просто стоял и смотрел на все это, а потом... Наступил откат.  Как всегда - резкий, неотвратимый. И очень болезненный.
Из легких будто выбили весь воздух одним сильным и хлестким ударом в грудь. Кажется, на несколько мгновений я вообще забыл, как дышать. Сполз вниз, на пол, и изо всех сил пытаясь вдохнуть, вцепился в ковер, царапая его и сдирая пальцы. Наконец титаническим усилием заставив себя вздохнуть, я закашлялся, ощущая, как легкие заново наполняются воздухом. Говорят, нечто подобное ощущает младенец, когда только появляется на свет - его легкие расправляются и он делает первый в своей жизни вдох.
Знаете что. Если младенцы действительно ощущают это, то я не удивлен, почему с самых первых мгновений жизни они начинают плакать и орать во всю глотку.
Откашлявшись, я устало вздохнул и медленно поднялся. Все еще кружилась голова, пришлось придержаться рукой за комод, чтобы не упасть.
Не обращая больше никакого внимания на Себастьяна, я медленно отправился к лестнице. Вниз, вниз... Я был внутренне опустошен. Что мне делать? Все мои вещи, даже белье - все еще в барабане стиральной машине, должно быть, уже постиранные на быстрой программе. Попросить пару шмоток у Смайта? Как вариант.
Пора уходить. Финита ля комедия. Спектакль окончен.
.

+2


Вы здесь » Glee: The power of music » Песни нашего времени » Эпизод #47: Be my Valentine


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC