Glee: The power of music

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Glee: The power of music » Песни нашего времени » Эпизод #49: Ice, ice, baby


Эпизод #49: Ice, ice, baby

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Название эпизода:
Ice, ice, baby
2. Дата и время:
5.09.2011, где-то после третьего урока
3. Очередь и участники:
Andy, Will Schuester, Emma Pillsbury
4. Планы на эпизод и погода:
Прохладно, светит солнце, легкий ветерок.
С утра мистер Шустер находит неизвестный мотоцикл на своем парковочном месте. Недоумевая, какой нахал это сделал, Уилл отправляется на занятия. По пути в коридорах, он замечает обжимающуюся парочку. "Совсем охамели!" - подумал было мистер Шу, да и парнишка показался уж больно не похож на школьника. Следующие несколько часов расставили все на места. По описанию учителей парень из коридора оказался новым преподавателем танцев и актерского мастерства - Энди Фаном. Проскользнули слухи, что этот Энди не столько учит, сколько учениц лапает и склоняет к интимным отношениям. Шустер решат, что в коридорах он застал именно случай наглого приставания к ученице и решает самостоятельно разобраться с этим "недоучителем". На всех парах Уилл мчится в студию, где застает нового учителя в полном одиночестве.

Теги: Andy,Will Schuester,Emma Pillsbury

+1

2

Простите, ребятки, у меня неконтролируемый приступ графоманства х))

Что-что, а этот день явно как-то... Не задался. Как, в общем-то,  и начало моей работы в школе. По большей части люди вокруг не совсем... Эээ... Адекватно реагировали на мой внешний вид. Я имею в виду взрослых людей. Многие подростки как раз наоборот, были в восторге от моих татуировок, пирсинга, прически и манеры одеваться, хотя минус здесь был - старшеклассники порой принимали меня за такого же ученика. Приходилось ставить некоторых особенно зарвавшихся на место, и делать это как можно аккуратнее - чтобы при этом соблюсти по крайней мере какую-то видимость взаимоотношений "учитель-ученик".

Прошло где-то полторы-две недели с моего первого рабочего дня, и я пока еще не понял до конца, что за существа обитают в этой школе. Та часть состава, к которой относились немолодые учителя (их про себя я называл "динозаврами"), отнеслась ко мне крайне неблагосклонно и сразу же восприняла мое появление в штыки. До меня доносились порой некоторые шепотки - и, пожалуй, определения "наркоман" и "уголовник" среди них были еще одними из ласковых.

Все это как-то не подходило под мое представление о преподавании в школе. Наверное, я бы даже расстроился - если бы мне не было так наплевать. К тому же ученики, ообенно творческие личности, в противовес преподавательскому составу приняли меня вполне позитивно и, как мне кажется, многие из них мне симпатизировали. Конечно, я не идеальный мастер и человек, но во всяком случае, они меня вполне понимали и прощали мне некоторые недостатки. И я был им за это благодарен.

Но были среди них и те, чьего внимания было, пожалуй... Несколько чересчур. Например, некоторые девочки. Наверное, это такой своеобразный нестареющий тренд среди школьниц - влюбляться в учителей - особенно тех, кто помоложе, и донимать их звонками, смс-ками и сообщениями в сети, а в некоторых случаях - еще и всюду ходить хвостиком за выбранным объектом, томно вздыхая и стреляя накрашенными глазками.

И сейчас мне жутко не подфартило - мне попался сразу вариант "три в одном" - с полным наобором всего вышеперечисленного.
Джулия вот уже несколько дней ходила за мной по пятам и писала мне длинные письма на фейсбуке. Кажется, ей было 14 или 15... Что-то вроде того. Я старался, как мог, не попадаться ей на глаза. Но влюбленность юной девушки на поверку оказалась явлением настолько бесконтрольным и не поддающимся логике, что Джулия, пожалуй, могла бы найти меня даже в самой Преисподней. Как у нее это получалось - для меня оставалось загадкой.

И сегодня эта девочка-загадка, комом свалившаяся на мою голову, неожиданно подловила меня в коридоре прямо во время урока.
- Энди.
Я не был против, чтобы меня называли на "ты" и большинство студентов именно так ко мне и обращались. Но в этом случае я впервые ощутил нежелание даже немного сближаться с каким-либо конкретным человеком, допускать хотя бы малейшую фамильярность в общении.

Я замер и нехотя повернулся. К сожалению, этот голос был мне слишком знаком.
- Энди, я...
Милая девочка в немного выцветшей футболке Slipknot, браслетом с шипами и с густо накрашенными черным глазами. Зачем ты так наряжаешься? Думаешь, что это красиво или, может быть, что мне нравятся именно такие девушки?

- Джулия, пожалуйста, - начал я очередную заезженную песню, которую за время общения с этой девочкой уже успел заучить до дыр. - Я прочитал твое последнее письмо и повторяю еще раз - ничего не получится. Прости. Не сейчас, не в этом возрасте. Тебе нужно думать об учебе и гулять с молодыми мальчиками, но причем тут я? Я старше тебя на четырнадцать...

- И плевать! - Джулия разревелась, бросаясь ко мне на шею и крепко, как лиана, обвивая меня руками. Я кое-как попытался выпутаться из ее объятий, но сделать это аккуратно, не причиняя боли, было достаточно сложно.
- Мне неинтересны парни моего возраста! Мне ты нравишься!
- Прекрати, - я попытался говорить тверже и снова попытался отстранить ее от себя как можно осторожнее, но... Тут последовало то, что я меньше всего ожидал. Джулия притянула меня к себе и, почти повиснув на моей шее, крепко поцеловала меня в губы.

Черт. Ты просто не представляешь, сколько проблем ты можешь мне создать своим поведением. Или, может быть, ты решила таким образом отомстить мне, чтобы меня выгнали из этой школы еще до конца испытательного срока? Мило, Джулия. Едва ли после этого мою кандидатуру примут хоть в какое-то мало-мальски приличное заведение.

В первые секунды я просто стоял, ничего не предпринимая, шокированный самим фактом, что такое могло произойти. Тело даже порывалось ответить на ласки - оно и неудивительно, уже добрых пару месяцев у меня никого и ничего в этом плане не было, как-то было не до амурных дел... Но нет. Это не имело бы ничего общего ни с симпатией, ни с любовью - просто инстинкты. К тому же ей было всего 14 и, пожалуй, как девушка она ничем не смогла бы меня привлечь.
Я отстранил ее от себя снова - но на сей раз твердым и решительным жестом, и шагнул назад, инстинктивно оглянувшись по сторонам.

- Джулия, нет, - сказал я четко и раздельно, глядя ей в глаза. Таким тоном обычно разговаривают с собаками, которых дрессируют. - Я сказал - нет.
- Но... Почему? - в ее голосе послышались истерические нотки и я понял - пути назад нет. Прости, Джулия, но ты вынуждаешь меня поступать так.
- Глупая девчонка. Потому что ты мне не нравишься. Поняла? Уходи, - как можно холоднее и пренебрежительнее сказал я, стараясь не обращать внимания на ее мгновенно сморщившееся от обиды лицо и слезы. Нет-нет, ты не возьмешь меня жалостью и измором. Даже не думай. Мне жаль тебя, но так будет лучше.

Наконец-то хоть один способ сработал. Джулия пыталась бороться с нахлынувшими чувствами и держаться молодцом, но в конце концов поступила, как любая маленькая и разочарованная девочка - расплакалась и быстро-быстро побежала прочь.
С одной стороны, я испытал облегчение, а с другой - давящее чувство вины. Несмотря на то, что я не давал ей никакого повода думать, что между нами что-то может произойти, внутри остался довольно неприятный осадок.

С тяжелым сердцем я отправился в студию, где уже ждали несколько учеников. Они очень долго просили меня поставить именно мюзикл "Мама Мия" (ничего удивительного, когда 80% твоей группы - девочки), а я никак не мог дать им точный ответ, потому что прежде нужно было добиться официального разрешения от директора. Судя по всему, администрация здесь очень щепетильно относится к цензуре. И вот сейчас можно было, наконец, порадовать детей новостью, что постановка и показ все-таки состоятся. Это немного отвлекало от тяжелых мыслей.

Сделав глубокий вдох, я усилием воли вернул себе прежний беззаботный настрой и повернул ручку двери....

... Пару часов спустя.

- Money, money, money
Must be funny
In the rich man's world
Money, money, money
Always sunny
In the rich man's world
Aha-ahaaa
All the things I could do
If I had a little money
It's a rich man's world!

Для атмосферки

Я уже порядком взмок, играя в стопятисотый раз одну и ту же мелодию, распевая ее на разные голоса и пытаясь выстроить из своих учеников хоть что-то похожее на хор. Затем мы еще немного порепетировали танец.

С одной из девочек мне определенно повезло - у нее был красивый и сильный альт, к тому же она попадала в ноты. Судя по опоре и подаче, девочка явно уже занималась где-то с педагогом и я взял ее на одну из главных ролей. Гораздо хуже все обстояло с другими учениками, за исключением, может быть, еще парочки, которые хоть как-то попадали в ноты. С остальными же была беда... Я никогда не ставил голоса с нуля, все занятия проходили с уже хорошо подготовленными актерами и теперь мне придется менять всю концепцию... Стоило бы побеседовать об этом с преподавателем хора - помнится, он заходил в кабинет директора как раз когда я подавал программу на рассмотрение. Как его зовут? Уилл... А фамилия? Шу... Шу... Шуман? Шумахер? Шутер? Да хрен с ним. Пускай будет мистер Шу.
О. А вот, кстати, и он. Интересно, этот Уиллл всегда появляется в тот момент, когда о нем вспоминаешь?

- Ладно, ребята. Давайте на сегодня закончим, - я уселся на учительский стол и устало вздохнул, разминая затекшие от клавиш руки и наблюдая, как особенно упорные ученики все еще пытаются повторять движения танца. Они тоже уже не выглядели счастливыми и полными сил - такими темпами я мог просто загнать песню и танец, приведя ребят в то состояние, когда они начинают сбиваться и путаться в элементарных словах и движениях - именно из-за тупых многочисленных повторов. Так они быстро выгорят, а это нам вовсе не нужно.

- Всем спасибо, все отлично поработали сегодня, - я широко улыбнулся парням и девочкам, которые зааплодировали себе и друг другу. - Следующее занятие - в среду, но без опозданий и прогулов, если хотите, чтобы студия осталась за нами. Всем удачи.

Облегченно выдохнув, когда последний ученик, поблагодарив меня за занятие, выпорхнул из аудитории, я достал сигарету, подошел к окну и, открыв его, закурил. Боже, какой кайф. Сколько я уже не курил? Часов пять, не меньше.
Видимо, мистер Шу все это время околачивался где-то рядом, потому что вошел он только сейчас. Интересно, зачем? Поприветствовать нового педагога? Как мило, учитывая отношение ко мне остального преподавательского состава.
- Привет, - бросил я через плечо, чуть улыбнувшись и искоса бросая взгляд на преподавателя. - Чем могу быть полезен?
.

+3

3

Мистер Шу в бешенстве, редко встретишь его в таком состоянии. Быстрыми шагами он шел по направлению к танцевальной студии дабы высказать всё, что он думает о новом учителе-извращенце, соблазняющем учениц МакКинли. В надежде, что он будет там один, Уилл резко распахнул дверь со смятением, выражающимся на лице. Класс был полон учеников, но как только на пороге появился Шустер, "коварный соблазнитель" отпустил всех и вальяжно закурил прямо в классе. От негодования и такой наглости мужчина аж покраснел. Не в его правилах решать ситуации на кулаках, но сейчас казалось он набросится на нового учителя и разукрасит его ухмыляющееся лицо.
  Дождавшись, пока коридор опустеет от только что вышедших учеников, мистер Шустер в несколько шагов оказался возле курящего парня и со злостью выхватил сигарету из его рук.
-Это учебное заведение, а не курилка! Мало того, что вы имели наглость посреди школы приставать к школьнице, так еще и нарушаете правила пожарной безопасности, - мужчина говорил очень громко, вроде не кричал, а голос было слышно чуть ли не по всему этажу. Сигарета полетела в открытое окно. Оглядев нового преподавателя танцев и актерского мастерства с ног до головы, Уилл откровенно недоумевал где были глаза директора, когда он принимал на работу это чудо. Множество татуировок, пирсинг, одежда, явно не соответствующая учителю, всё в совокупности представляло довольно отталкивающую картину. Но Шустер не привык судить по внешности. Бог с ними пирсингом и татуировками, но хоть одеться можно было поприличней.
-Вы учитель! А одеты словно уличный грабитель, какой пример вы подаете нашим ученикам? Как вы посмели вообще трогать эту девочку в коридоре, она же еще ребенок, чем вы руководствовались в этот момент? 
Тыкая пальцем в грудь парня, Шустер продолжил:
-Если я еще раз услышу или замечу, что вы пристаете к ученицам или склоняете их к интиму, так и знайте, будете иметь дело со мной. Просто так это не останется, вылетите из школы с позором!
.

+3

4

Закончив раскладывать новенькие брошюрки Эмма, как и всегда, приступила к тщательной уборке кабинета. За сегодняшний день к ней пришло немало школьников, чтобы поговорить о будущем и поступлении, о настоящем и проблемах с учебой, о наболевшем и о любви, в том числе и несчастной. Среди всех этих разговоров и выданных рекомендаций она сумела вычленить новость о появлении в школе нового учителя, скорее о его фееричном появлении. Дело совсем не в том, что она совсем не знала о новеньком, она знала, точнее несколько раз слышала разговоры учителей о нем, особенно взрослых женщин и мужчин из преподавательского состава. Мисс Пиллсбери вовсе не желала принимать неконструктивной критики учителей старой закалки, нужно развивать в детях любовь к школе, дисциплинам и кружкам и кто как не молодые и полные жизни и энергии преподаватели могут сделать это. Да и дети, без умолку твердившие лишь о нем, говорили о его умении заинтересовать эти, бушующие гормонами, мысли учеников.
В свете этих событий Эмма была даже готова встать на его защиту в очередной беседе во время обеда, если бы не Джулия, которая буквально была готова затопить гневными слезами кабинет школьного психолога. Эта девочка частенько бывала в этом стеклянном кабинете и в основном с проблемами неразделенной любви, но никогда еще ее печаль не была такой стихийной как эта, а может просто отчаяние подкралось именно сейчас?
Убрав тряпку в нижний ящик стола, и пододвинув к девушке коробку салфеток, Эмма выдавила пару капель антисептика, стоящего на столе, и, тщательно втирая его в руки, внимательно стала слушать сложную в понимании, почти несвязную речь «жертвы». Темой, конечно же, стал нашумевший преподаватель актерского мастерства, танца и сценической пластики в театральной студии школы – Эндрю Фан. Пара советов, освобождение от оставшихся уроков и Эмма уже шагает к кабинету того самого героя последних историй дня, и как так вышло, что они до сих пор не пересекались в этой школе.
В какой-то момент она успела заметить, пронесшегося молнией по коридору, Уила Шустера. Он показался встревоженным и агрессивно настроенным. Инстинктивно она поправила волосы и заправила за ухо выбившуюся прядь, прочистив голос. Этот кудрявый мачо всегда заставлял ее сердце биться чаще, чем у спринтера, бегущего на время стометровку.
Рыжеволосая хрупкая девушка лавировала по коридору между уставшими и спешащими куда-то детьми, которых наконец-то отпустили с занятий, и думала не только о том, что нужно познакомиться с новым преподавателем, но и о том, что ему стоит быть более предусмотрительным, ведь дети в этом возрасте склонны к крайностям в своих эмоциональных решениях. Она даже не успела заметить как мистер Шу ворвался в ту самую дверь в которую, почти следом, вошла и Эмма, никак не ожидавшая увидеть подобную картину.
Мистер Шу тыкал пальцем в грудь новенького преподавателя и в чем-то грозно упрекал его. Мало того, что его не часто встретишь в таком настроении так еще и осознавать, что этот мистер дружелюбность способен на такие разборки было почти нереально. Хотя было сложно не признать, что так он выглядит даже еще более сексуальным…
Появления Эммы в аудитории не заметил ни один из них, а девушка, с глазами, еще более округлившимися, чем обычно, стояла у дверей, сцепив руки в замок и свободно опустив их. Она не расслышала причины разборок и не сразу сообразила, что же ей стоит сделать. Однако немного погодя решила, что лучше вмешаться.
Набрав в легкие воздуха и широко улыбнувшись, женщина подошла ближе к двум своим коллегам, не тая стука каблучков, чтобы привлечь их внимание. Кажется, удалось, ведь оба замолчали и оглянулись…
- Я Эмма Пиллсбери, школьный психолог и консультант. – недолгая пауза из-за непродуманности этой беседы, завуалированная очередным покашливанием - А вы, стало быть, Эндрю Фан, наслышана. – закивала она – Дети просто в восторге от вашей методики преподавания и я давно не видела, чтобы они так были увлечены чем-либо. – приветливо проговорила она, визуализируя эмоции жестами, и удивленно взглянула на Шустера – Здравствуй, Уилл, ты тоже решил познакомиться с новым преподавателем?
Неловкая получилась ситуация. Она как-то не ожидала встретить здесь мистера Шу и не была готова к этой встрече. Лишний раз заправляя прядь волос за ухо она поглядывала то на одного мужчину то на другого. Фан слабо походил на преподавателя, хотя, творческие люди склонны к странностям. Но ведь не все, Уилл, например, поддерживает очень даже спокойный образ, а эти жилетки так ему к лицу... Многочисленные татуировки на его теле были как-то мало прикрыты, это было абсолютно непривычно, но ведь именно поэтому наверно дети и восхищаются своим новым преподавателем, потому что он настолько современный и открытый, может быть? Это были основные мысли мелькавшие в ее голове с того момента как она перешагнула порог этого кабинета.
.

Отредактировано Emma Pillsbury (2014-09-28 17:55:58)

+2

5

Не успел я что-либо сообразить, как мистер Шу влетел, словно ошпаренный, в кабинет и начал гневно меня за что-то отчитывать. Да уж, похоже, зря я рассчитывал на снисхождение со стороны более молодых и, как мне казалось, понимающих учителей.

Я вскинул бровь, не понимая пока, чего он от меня хочет. Да, мило здесь приветствуют новичков. Мысленно я сложил прозвища "извращенец" и "грабитель" в свою метафизическую копилку, где-то рядом с "уголовником" и "наркоманом".

Но постойте... Девочка? Девочка... Вот черт. Он все-таки видел эту сцену, да?
Мне захотелось отмотать время назад, в тот момент, когда я только оборачивался к Джулии в коридоре, еще не зная, во что выльется вся эта история. Теперь моя преподавательская карьера может закончиться, так толком и не начавшись. Какая изощренная месть.

- ...так и знайте, будете иметь дело со мной.
Эти слова вызвали невольную усмешку и я, не сдержавшись, тихо рассмеялся, оглядывая довольно щупленького и не особенно мускулистого мистера Шу. Не то чтобы я сам вписывался в параметры качка, но тем не менее я очень сомневался, что годы тайского бокса, одного из самых жестоких единоборств (в котором, кстати, у меня был статус КМС), можно было как-то оставить без внимания. Нет, конечно, бить я бы его не стал. Так, может, скрутил бы, чтобы не махал ручонками. А там и поговорить можно.

- Было бы смешно, если бы не так грустно, мистер Шу, - отозвался я и хотел было что-то еще добавить, как вдруг...
- Я Эмма Пиллсбери, школьный психолог и консультант.
Час от часу не легче. А этой дамочке что надо? Впрочем, довольно хорошенькая - так что пусть делает, что хочет. Ей простительно.

- Халоу, - с голландской манерой произношения сказал я, широко улыбнувшись женщине во все тридцать два. - А я уж думал, не встречу ни одной красивой и очаровательной девушки среди древних мумий, которые здесь преподают.
Конечно, как и большинство голландцев, я хорошо говорил по-английски, но акцент все-таки еще ощущался, и довольно сильно, хотя и не влиял на понимание окружающими моей речи.

Я отстранил распаляющегося мистера Шу, не глядя на него - все мое внимание было занято рыжеволосой нимфой - и выдвинул и-за учительского стола кожаное кресло, приглашая Эмму сесть.
- Вы закончили, мистер Шу?

Пожалуй, еще одним моментом, который иногда смущал американцев, была привычка всегда поддерживать зрительный контакт - смотреть в глаза собеседника и не отворачиваться. В Нидерландах это было обычным проявлением дружелюбности, но у некоторых иностранцев складывается впечатление, что их пристально рассматривают - и от этого им становится некомфортно. Что поделать - разность менталитетов.

- А теперь присаживайтесь, дети мои, - хорошо поставленным актерским голосом произнес я, будто бы сейчас должен был начаться спектакль, а я был автором за кулисами. - Старина Энди Фан сейчас расскажет вам одну интересную сказочку.
Я подошел к куче тряпья, театральных принадлежностей, костюмов, которая была кое-как свалена по углам и которую я не успел разобрать (собственной костюмерной у школы пока не было), и достал оттуда двух куколок для кукольного театра. Одной из них был Серый Волк, а другой - Красная Шапочка.

Усевшись по-турецки на пол рядом с учительским столом, за которым сидели Эмма и мистер Шу, я поднял руки - так что на столе перед собой мужчина и девушка теперь видели двух куколок, надетых на мои руки.
- Жил-был серый волк Энди. И жила-была девочка Джулия. Девочка жила в уютном домике на опушке, а волк - в страшном-страшном, черном лесу, и век бы они еще не встретились, если бы Джулии не вздумалось однажды отправиться по своим делам через лес.
Куколка Красной Шапочки в этот момент пошла вдоль края стола, пугливо озираясь по сторонам, и остановилась рядом с волком.

- Но что-то в этой сказке пошло не так, и Джулия, вместо того, чтобы испугаться волка, подошла к нему поближе и...
"Я тебя люблю" - пискнула куколка моим прокуренным фальцетом, бросаясь на шею волку. "Девочке твоего возраста положено общаться с мальчиками твоего возраста, а не с серыми страшными волками!" - назидательно пробасил я за волка и тут же перешел опять на тонкий фальцет: "Но мне не нравятся парни моего возраста, мне нравятся серые волки на четырнадцать лет старше меня!"

Я скинул куколку Красной Шапочки на стол и, привстав на коленях, высунулся из-за стола, скрестив руки на столешнице, как примерный ученик за партой.
- Правда, дурацкая сказка? Что думаешь, Энди?
- Точно, - басом ответила мне кукла Серого Волка, у которой пальцами я приводил в движение лапы и пасть. - Хуже не бывает.
Грустно улыбнувшись моим невольным зрителям, я уставился на них, переводя взгляд с одного на другого.
- Жаль только, что это на самом деле не сказка. И у серого волка Энди есть реальные шансы вылететь из школы, так и не начав в ней толком работать.

Скинув куклу Волка с руки, я поднялся и пододвинул к себе третий стул, до этого стоявший у стены.
- Я сказал ей, что она глупая маленькая девочка и абсолютно мне не нравится, - сказал я, усаживаясь на стуле по-турецки и глядя в глаза Эмме. - Мне стыдно, наверное, это неправильно, но я не знал, как по-другому. Джулия в упор не понимает просьбы, увещевания, попытки воззвать к ее разуму. Я пытался действовать мягко и как можно менее болезненно для нее, пока... сегодня, в коридоре, она не попыталась меня поцеловать. Наверное, я травмировал ее тем, что сказал, и теперь мне ко всему тошно от самого себя, потому что не смог найти лучшего способа разрешить ситуацию.

Переведя взгляд на мистера Шу, я продолжил:
- Я далеко не ангел, но среди всех моих пороков как-то не прижилась педофилия. Хотя кто мне поверит? Стоит Джулии только пискнуть, что это я домогался до нее - прощай, МакКинли, здравствуйте, тюремная роба и конец карьеры. А ведь у меня здесь учится младший брат, Томас Адденс. Он мой родной брат, хотя и взял другую фамилию. Я и его дядя - единственные, кто у него есть здесь. А эта девочка - всего на год младше Тома. Так что подумайте, хорошая ли идея - обвинять меня в домогательствах к малолетним?

При мысли о Томасе настроение как-то сразу сошло на нет. Он итак делает вид, что не знает меня, а что будет, когда до него дойдут слухи обо всей этой истории? Меня не страшили все эти разбирательства, но потерять брата в третий раз... Пожалуй, будет выше моих сил.
.

Отредактировано Andy (2014-09-28 16:17:21)

+2

6

- Было бы смешно, если бы не так грустно, мистер Шу, - Уилл нахмурился, он не понимал что этим хотел сказать Энди. Громко выдохнув, за спиной он услышал знакомы тоненький голосок, который радовал его в любое время дня и ночи. Сейчас с женой у мистер Шустера не очень хорошо складывалось, хор отнимает много времени, Терри это не устраивает. А в школе Эмма была солнышком, которое своими лучами греет всех вокруг.
-Здравствуй, Эмма, - успокоившись произнес Уилл. Интересно, что она успела увидеть? Надеюсь не застала мои тычки в грудь этого...учителя.
Здравствуй, Уилл, ты тоже решил познакомиться с новым преподавателем? - усмехнувшись, Шустер только кивнул головой. Сейчас совсем не было желания рассказывать во всех подробностях причины его визита сюда, пусть она думает, что он пришел именно познакомиться. По затянувшемуся молчанию в сторону Энди, было понятно - угрожающая речь окончена, можно продолжать день в штатном режиме, только бы найти того наглеца, занявшего парковочное место.
   Дальше начала разворачиваться какой-то цирк. Встав рядом с Эммой, Шустер наблюдал небольшое кукольное представление. Да не простое, а с подтекстом, из которого стало многое ясно. На душе заскребли кошки, ему стало не по себе от ощущения того, что он обвинил Энди в домогательстве и пригрозил помочь вылететь из школы. Теперь Шустер ощущал себя еще более неловко, чем Энди, когда Шу ворвался с воплями в его кабинет.
-Мистер Фан, так кажется его фамилимя..Утренняя картина в коридоре не всплыла бы в моей памяти, однако рассказы других учителей заставили меня мысленно сложить кусочки паззла. Сами видите что из этого получилось. Если это ложь, я хотел бы извиниться за свое поведение, но если лжете вы - мои слова остаются в силе, - он скрестил руки на груди, -Нужно пресечь подобное, иначе школа пострадает, иногда слов одной обиженной ученицы вполне достаточно, как не прискорбно, и разбираться никто не станет.
Скорее вызывающая внешность Энди заставляла строить людей о нем всякие домыслы, а может это ученицы, так же получившие отказ, просто таким образом решили избавиться от него?
.

+3

7

А парень отозвался довольно приветливо, несмотря на недавние тычки в грудь, даже с улыбкой поприветствовал Эмму. Женщина смущенно пробежалась глазками по половому покрытию и, слегка покраснев, бросила короткий взгляд на Уилла. Казалось, все внимание теперь было уделено лишь Эмме: Шустер и Фан почти и не смотрели друг на друга, и мисс Пиллсбери заметила это потому как внимательно наблюдала за обоими, ведь она все еще не понимала, что заставило из столкнуться здесь не на самой приятной из бесед, а из-за учительского стола немедленно было выкачено кресло с предложением присесть. К сожалению, сейчас у нее не было с собой ни салфеток, ни антисептика, ни даже перчаток, поэтому она лишь, широко открытыми, глазами внимательно осмотрела кресло, после чего, сглотнув, аккуратно присела на самый краешек, сложив руки на коленях, в замочек.
Эндрю сообщил о том, что собирается рассказать сказку и Уильям встал рядом с рыжеволосым консультантом. Эмма с детским восторгом, отражающимся в ее глазах, восприняла эту новость и сразу же взглянула на Шустера, который выглядел все еще очень серьезным, напряженным, с задумчивым видом она вновь обернулась к столу, где вскоре началось представление. Что ж, для кого-то проще объясняться совсем иначе, нежели мы все привыкли. Ведь даже дети из хорового кружка не раз говорили, что им проще выражать свои мысли и воплощать свои слова в песне, а здесь настоящий театр, милый и... более чем понятный.
Когда куколки, приводимые в движение пальцами Эндрю, показались над столом Эмма радостно захлопала в ладоши, будто бы без этого шоу не начнется и с интересом стала наблюдать. Правда, где-то с середины инсценировки стало понятно к чему вообще было это представление, и даже кое-что встало на свои места. Влюбленность в преподавателя - история, старая как мир, тем более в их возрасте, особенно если преподаватель такой харизматичный и обаятельный парень как Эндрю Фан или Уилл Шустер. И очень хорошо, что он не побоялся сказать об этом честно и прямо, хотя конечно можно было бы подобрать слова и выражения помягче, но, к сожалению, они не оказали бы такого эффекта. Она бы просто не восприняла их всерьез, нашла бы причины чтобы не принимать. Оправдание всегда найти проще, чем признать невозможность и несбыточность своих желаний.
Следующая речь, уже сидящего напротив Эндрю, была направлена будто бы к Эмме, а ее лицо было уже более чем серьезным, с ярко выраженным пониманием и сочувствием. Он наверняка был растерян и, похоже, он совсем не хочет лишиться этой работы. Мисс Пиллсбери слегка прикусила нижнюю губу и вместе с Фаном перевела взгляд на мистера Шу, который все же оставался таким же напряженным. Может он не до конца поверил новенькому, может быть опять поссорился с Терри, ведь последнее время отношения у них не ладятся и это очевидно, а может очередные проблемы, связанные с хором терзают его. Видимо Уилл был случайным свидетелем этой картины в коридоре и именно поэтому оказался сейчас здесь. В глазах Эммы это лишний раз сделало его героем и не вызвало никаких эмоций кроме восхищения, разве могло быть иначе? Мечтательно поглядывая на Шустера, Эмма вдруг осознала, что диалог мужчин окончен и пришло время ей как-то выразить свои мысли по этому поводу.
- Мистер Фан, я уже успела немного побеседовать с Джулией, на самом деле - слегка кивая, будто бы ее словам нужны были какие-то еще подтверждения, негромко сказала она.
- Я думаю, что разбирательств не будет, она ничего и никому не расскажет об этом. В этом возрасте девушки очень ранимы и она действительно была расстроена, и если бы я не знала Джулию чуть дольше, то наверняка бы решила, что она может что-то сделать с собой, но я знаю, что со временем у нее это пройдет, я просто отпустила ее домой. При этом отношения их заветная тема, она важна и не терпит таких поправок, ей просто будет неудобно говорить об этом с кем-то - лишний раз прочистив голос и после короткого взгляда на Уилла, с поправлением волос, она решила продолжить - Однако, я считаю, что это не последний случай. И я правда рада, что преподавательский состав школы пополняется такими, преданными делу, творческими, молодыми преподавателями. Это правда необходимо, творчество очень важная часть жизни детей, но кто как не мы несет ответственность за этих детей... Я не хочу вас обидеть или как-то задеть, также не хочу загонять в какие-то рамки, но Уилл прав, ведь вы, наверное, успели заметить, что и многие учителя недовольны вами и, думаю, в основном это из-за внешнего вида... - снова взгляд, будто бы в поисках поддержки, на мистера Шу - Может просто вы могли бы... как-то менее открыто представать перед публикой этой школы? - его умиляющую улыбку и обходительность будет довольно сложно скрыть от посторонних глаз, но татушки... Возможно пара косых взглядов и оставят его персону, а это уже хоть что-то.
.

+1

8

- ...но если лжете вы - мои слова остаются в силе.
- Будь я в другой ситуации, мог бы подать в суд за клевету, - парировал я, скрестив руки на груди и с недобрым прищуром поглядев на мистера Шу. Неужели неясно, что все так, как я говорю? Или до кого-то долго доходит?

А вот Эмма оказалась настроена куда более дружелюбно. Я молча выслушал ее, обдумывая ситуацию. Что? Они уже беседовали? Я вскинул бровь, несколько удивленно глядя на девушку. Значит, Джулия первым делом побежала к психологу и это, похоже, не первая ее неразделенная любовь - судя по словам Эммы о том, что ей уже неоднократно доводилось беседовать с ней.

- Ваши бы слова да Богу в уши, Эмма, - улыбнулся я лишь уголком губ. - Все бы хорошо, если бы помимо этого Джулия не растрепала всем своим подружкам о нашем с ней "романе".

На этом моменте мои пальцы изобразили "кавычки".
- Я не хотел это рассказывать и до сих пор не имею ни малейшего желания, но видимо, придется. Так вот, пару недель назад я возвращался домой из одного клуба. И по пути встретил... Кого бы вы думали? Нашу Джулию. Ее вроде как бросил парень и видимо по этому случаю она решила хорошенько надраться. Я, конечно, был несколько нетрезв, но Джулия была вообще невменяема. Повезло, что ее родители в это время уехали куда-то в командировку и дома никого не было. Пришлось снять ей такси и отвезти домой. Но там, у дверей, она даже не смогла вставить ключ в замок. В общем, когда Джулия утром проснулась в своей кроватке с дикой головной болью и частичными воспоминаниями о том, кто провожал ее домой, в ее голове сложилась картина, несколько отличающаяся от реальности. Что же до реального положения дел - все мои подвиги в ту ночь свелись к тому, что мне пришлось возвращаться обратно в клуб и искать чертов эвакуатор, чтобы отстегнуть ему круглую сумму, потому что время парковки моего мотоцикла у клуба истекло. Если интересно, могу показать чек.

Я закатил глаза, до сих пор не веря в то, что я это рассказываю. Вот теперь они точно тебе не поверят. Ну ты и влип, старина. Но раз уж дело принимает такие обороты, единственное, что мне остается - идти ва-банк.
- С тех пор половина школы говорит о том, что с Джулией у меня жаркий роман. И если бы это было взято с пустого места, можно было бы не беспокоиться. Но я на самом деле был у нее дома, и был ночью. И это несколько все усложняет, хотя я и надеюсь, что эта история останется в пределах этого кабинета.

И здесь я беспокоился не только за свою честь, но и за Джулию - судя по всему, ей итак хватало эмоциональных потрясений.
Но тут тема свелась к обсуждению моей внешности и я едва подавил желание широко зевнуть - настолько все это уже успело наскучить.

- Может просто вы могли бы... как-то менее открыто представать перед публикой этой школы?
- Чувствую себя как школьник на приеме у директора, - грустно сказал я, подперев щеку рукой с выражением усталости и тоски на лице. - То нельзя, это нельзя. Я же не учитель математики, ну. Разве это как-то влияет на мой учебный процесс? Детям итак хватает условностей, запретов и рамок - почему я должен навязывать их им и себе заодно? Глупости. На моих занятиях пусть все выглядят как хотят. И я тоже.

Я оглядел пустую аудиторию, будто бы там сейчас присутствовали зрители.
- Если вы, Эмма, как-нибудь попытаетесь пообщаться с Джулией, я буду вам очень благодарен. И она, думаю, тоже. Ей пора завязывать с гулянками, походами в клуб по фальшивым пропускам и прочим. И пора переставать фантазировать на тему отношений.

Стало как-то совсем грустно. Совсем-совсем. Я поднялся и, подойдя к открытому окну, посмотрел вниз, на школьную площадку. Девочки качались на качелях и о чем-то, наверное, весело щебетали, обсуждая парней, которые тут же, рядом, играли в баскетбол. Чуть поодаль я заметил Томаса. Как всегда, сидит с очередной умной книжкой, в сторонке от всех. Я сделал глубокий вдох и прикрыл глаза, ощущая, как внутри все сжимается и ухает вниз.

- Томас и сейчас знать меня не желает, - тихо сказал я, сам не ожидая этого от себя. Голос звучал будто со стороны и казался очень чужим. - Что же будет, если эти слухи коснутся его? Это единственное, чего я по-настоящему опасаюсь.
В кабинете повисло напряженное молчание. Обернувшись, я поймал на себе несколько удивленные взгляды Эммы и Уильяма. Если бы они знали, насколько меня самого удивило мое неожиданное откровение. Но почему-то Эмме хотелось доверять.

- Извините, - сказал я и коротко прокашлялся, а затем скрестил руки на груди.
- Если поток претензий и обвинений закончился, мы можем завершить наше маленькое собрание.
.

+1

9

Эмма поддержала слова Уилла о внешнем виде Энди. Все же, что ни говори, а в этом мире встречают по одежде и только провожают по способностям, будь они творческие, умственные или даже физические. Этого парня можно понять, каждому хочется выглядеть и одеваться так как ему вздумается. Это желание с лихвой можно исполнять за пределами учебного заведения.
-Не поймите нас превратно, мистер Фан, просто вы совсем недавно в школе, многие родители были бы против, если бы их детей обучали в таком виде. Мы можем вас понять, - Шустер мельком глянул на Эмму, её присутствие успокаивало, настраивало на позитивный лад, хотелось убедить Энди немного стать скромнее, - но давайте хотя бы на первое время вы пересмотрите свой гардероб, пообвыкнитесь немного. Другие учителя привыкнут к вам как к человеку, не привлекающему внимания внешним видом, дети станут спокойнее воспринимать вас, возможно обойдемся без подобных эксцессов, как с Джулией. Что ты думаешь, Эмма? - чье слово в данный момент было бы таким убеждающим, как не школьного психолога, к тому же Эмма  - женщина, которой невозможно отказать, стоит лишь взглянуть в её большие искрящиеся глаза из которых так и льется солнечный свет, который она хранит в свое сердце.
Уилл продолжал стоять рядом с мисс Пиллсбери, молча слушая короткий диалог. Похоже у этого Эндрю тоже своих проблем навалом, а тут еще мы. Ну что поделать, дело требовало незамедлительного решения.
Шустер всегда был сердобольным, эта проблема с братом казалось касается и его, пусть незримо, косвенно, но он посчитал своим долгом помочь наладить контак между братьями, а Эмма в это может помочь.
- Если поток претензий и обвинений закончился, мы можем завершить наше маленькое собрание.
-Не совсем, - глубоко вздохнув, мистер Шу не спеша подошел к окну и увидел ребят, гуляющих на площадке. Один из мальчиков являлся братом Энди. Бегло оглядев каждого, не стал вдаваться в подробности, кто же из них тот самый Томас...пока что не стал, - Почему бы вам не попытаться поговорить с ним, после занятий например?

.

+2

10

История о доставке пьяной школьницы нетрезвым преподавателем ночью из клуба до дома была весьма странной, но больше походила на правду, чем на ложь. И дело совсем не в том, что у мистера Фана есть чек и он бросается словами о том, что готов предъявить его, а в том как он об этом говорит, и что он вообще об этом говорит. В любой другой ситуации, будь он действительно причастен к чему-то нечистому, парень предпочел бы умолчать об этом, и был бы прав в своем решении. Но, помимо этого, в его речи не было совершенно никакой заинтересованности во всем этом, также он не дистанцировался и вел себя вполне открыто. Именно поэтому на предложение демонстрации чека Эмма быстро, но коротко помотала головой из стороны в сторону, отказываясь ввергать Эндрю в эту унизительную процедуру.
- Конечно, конечно, мистер Фан, будьте уверены, что ни я, ни Уилл ничего и никому не расскажем об этом. - заверила она, будучи немного шокирована этим рассказом. Если бы кто-то видел их в ту ночь или же сама Джулия бы рассказала о том с карьерой этого молодого, подающего надежды, преподавателя в школе было бы раз и навсегда покончено, и дай то Бог чтобы ограничилось лишь этим позором, но делу можно дать ход и общественность пока не готова принять подобного, все бы были на стороне девочки и этот поступок был очень непредусмотрительным с ее стороны и рисковым с его. Но можно похвалить Эндрю за проявленную заботу и героизм, не смотря на подобные сложности.
Естественно разговор о внешнем виде вовсе не привел его в восторг, но Шустер очень своевременно решил высказать свое мнение. В конце концов в школе должны соблюдаться определенные нормы и правила. В данном случае для нового преподавателя с такой репутацией просто нет шансов на одобрение со стороны, возможно он скажет, что не нуждается в нем, но все же от этого напрямую зависит его трудоустройство и вообще возможность преподавать. Когда мистер Шу обратился к Эмме она безусловно была счастлива от самой возможности поддержать такого мужчину как Уилл. Она кивнула Шустеру и взглянула на Фана.
- Я хорошо понимаю то, что вы пытаетесь сказать. На учебный процесс это влияет более чем положительно, дети любят вас, и ваш кружок несомненно предполагает выход за рамки, но это никак не должно выражаться за пределами этой аудитории - плавно указывая обеими ладонями на дверь мягко проговорила она, продолжая иногда жестикулировать - Не забывайте, что мы пример для наших учеников, что мы проводим с ними большую часть времени и они все выбирают себе любимого преподавателя. Говорят о нем, подражают ему, восхищаются им, и, да простит меня Джулия, влюбляются в него. Если начнут поступать жалобы от наших с вами коллег или, что даже хуже, от родителей этих детей, то руководство не может не предпринимать какие-то меры, оно обязано будет сделать предупреждение, или принудить к чему-либо. Просто поверьте, то, что за этой дверью вы будете одеты немного скромнее никак не повлияет на учебный процесс и не отнимет уважение учеников, они будут также обожать вас, но, вероятнее всего смогут лучше разглядеть ту самую грань. - решила она прервать неинтересный Фану разговор и вновь вспомнить о девочке.
- Конечно, мистер Фан, будьте уверены, теперь, когда я знаю ситуацию немного глубже, я обязательно подберу необходимую брошюру и поговорю с ней более серьезно и углубленно. Думаю это действительно пойдет ей на пользу.
Дальше преподаватель, на дух не переносящий скуку, перешел на очень личную даже для него самого тему. Он упомянул брата, уже дважды. Это действительно трогало его, и тронуло Эмму и мистера Шу. Пока мисс Пиллсбери собирала всю информацию в кучу в своей голове, Уилл направился к Эндрю, чтобы поддержать, за что сразу же получил бесшумный, но восторженный плюсик от Эммы, решившей, что пока не стоит вмешиваться в их разговор. Мистер Шустер всегда умел вдохновлять, в этом был его талант и именно за это его обожали дети из хора и Эмма.
.

+2

11

- Благодарю за советы, я подумаю, - как можно мягче ответил я на все попытки Эммы и Уилла воззвать к моему разуму. Скучно, безумно скучно. Но, может быть, что-то и есть в этих словах? Не знаю. Я предпочел подумать об этом на досуге.

- Эмма, может быть, вы можете дать пару советов, как теперь мне вести себя с Джулией? - я просяще взглянул на нее - она действительно могла бы мне помочь, тем более что и на учебный процесс это должно повлиять позитивно. - Я, сказать честно, не слишком умею общаться с девушками. А тем более с настолько юными.

Я умолчал о том, каких девушек мне в основном доводилось видеть в своей жизни. Просто поверьте на слово, что в ночных клубах, в наркотусовке и в криминальных зонах города встречаются не самые лучшие представительницы женского пола. Далекие от эталона, скажем прямо. Мне тоже требовалось какое-то время, чтобы адаптироваться и научиться принимать мир таким, каков он есть в его лучшем проявлении.

Мне сложно было это понять, но мистер Шу неожиданно заинтересовался моей проблемой.
- Странно, - усмехнулся я. - Пять минут назад вы готовы были наброситься и разорвать меня на месте, а сейчас вдруг хотите помочь.

Интересно, он действительно мне сочувствовал? Впрочем... На банальное проявление вежливости это не было похоже. У него было такое выражение лица, будто бы мои слова на самом деле его расстроили. Неужели кто-то здесь способен заинтересоваться чужими проблемами? Неожиданно. Хотя сильно обольщаться на эту тему или слишком доверять кому-либо здесь тоже не стоило - это могло дорого обойтись.

- Почему бы вам не попытаться поговорить с ним, после занятий, например?
Я грустно улыбнулся, впервые за все время разговора пряча глаза, в которых промелькнула тень. Не хотелось слишком выдать себя.

- Если бы все было так просто, Уилл, - я покачал головой и, сев на подоконник, повернулся лицом к обоим собеседникам. - Я очень виноват перед ним и не знаю, простит ли он когда-нибудь, найдет ли в себе силы.
На мгновение я обернулся и еще раз взглянул сквозь стекло туда, где в стороне от залитой солнцем площадки, на траве сидел Томас. Ничего не подозревая, он жевал бутерброд и с явным интересом читал книгу. Несколько мгновений я молчал, надеясь, что вот он поднимет голову и посмотрит на меня. И что тогда? Улыбнется?
Но этого не произошло, и я, подавив разочарованный вздох, повернулся обратно к Эмме и Уиллу.

- У нас были разные отцы и его папаша не слишком-то меня любил, регулярно потчевал тумаками и ремнем. Маме не было особого дела до нас, центральное место в ее мире занимала только она сама. Томас был предоставлен сам себе и ходил за мной хвостиком, а я срывался на нем за то, что он, как я думал, забрал у меня родительскую любовь, которая могла принадлежать мне. А ее и не было-то, этой любви... Но это я понял потом. А в 16 после очередной драки с его пьяным отцом, когда он чуть не раскроил мне череп, я сорвался и ушел из дома. Оставил его одного, в тот момент, когда он так нуждался в поддержке и опоре. Ему так нужен был старший брат... Через пару лет я рванул из Амстердама в Берлин, потом - в Огайо, никому ничего так и не сказав. Томас не спал ночами, думал, жив ли я, искал. В конце концов нашел, у него здесь дядя - полковник в службах. Приехал в больницу, я лежал с... Достаточно серьезным диагнозом. Брат днями и ночами дежурил в палате, держал за руку, шептал... Такие слова: "Возвращайся скорее. У нас с тобой будет настоящая семья. Не оставляй меня, когда ты так мне нужен. Я люблю тебя. Только живи". Эти слова он повторял постоянно, каждый день. 
Он меня с того света вытащил, выходил, а я, как только оклемался - первым делом сообщил ему, что лучше бы его вообще в моей жизни не было и что жить дальше я не хочу. Он ничего тогда не сказал... А когда меня выписали - ушел и больше встреч со мной не искал. А теперь я нашел его в этой школе и пытаюсь вернуть. Но ему, конечно, мои обещания уже - что мертвому припарка. Было бы куда легче, если бы он орал на меня, ругал, ударил - может, мозги бы на место встали. Но нет, он просто делает вид, что меня вообще не существует в природе. Даже когда здесь его прижал к стенке - с каменным лицом посмотрел, дождался, пока выговорюсь, и ушел. Ни слова не проронил. Неудивительно. Я предал его, и предал дважды - возможно ли вообще такое простить?

Я опустил голову, разглядывая носки собственных кед, словно бы на них были написаны ответы на все мои вопросы. С силой прикусил губу, пытаясь прийти в себя. И зачем я вообще вывалил на двух несчастных людей эту информацию? Да еще и на первом рабочем месте, в первые же дни... Мне стало очень стыдно.
- Извините, - вздохнул я. - Не знаю, зачем я все это сказал. Наверное, вам и неинтересно, а я тут со своим. Правда, простите меня. Никогда не рассказывал никому, вот и... Сорвалось.
.

Отредактировано Andy (2014-10-12 17:03:41)

+1

12

История Энди очень тронула мистера Шу, ему даже захотелось подойти и крепко обнять этого парня, сжать, словно в тиски, приговаривая при этом что все будет хорошо и отчаиваться рано. Но он не могу себе этого позволить, да и сам Фан вряд ли одобрил подобное поведение Уилла. Скорее в ответ он просто бы оттолкнул его и покрутил пальцем у виска, кто знает... Шустер теперь был решительно настроен во что бы то ни стало стать миротворцем между этими двумя парнями. Странно знать, что они братья. Увидев на улице, никогда не подумал, что между ними есть хоть что-то родственное. При этом их связь сильна, пусть сейчас один терзается муками совести, а другой делает вид, что ненавидит первого, все же по рассказу видно как они любят друг друга. Нужно только помочь. Дать Томасу понять как его брат страдает, как мучается без братской любви. Возможно в этом поможет...песня. Точно!
  Шу сначала с задумчивым видом смотрел куда-то в пол, при это все так же стоя у окна, скрестив руки на груди. Идея с небольшим персональным концертом для Томаса очень ему понравилась, нужно было только озвучить.
-Вы не правы, Энди. Ваша история показалась мне очень искренней, душевной. В наше время редко встретишь такие неподдельные эмоции, - а может это лишь актерская игра? Может он решил нас таким образом разыграть или разжалобить? после подобных мыслей Шу решил быть осторожней в выражениях, - Как бы то ни было, утренний эпизод мне хотелось бы забыть, сделать вид, что его и не было. Предлагаю, - Шу начал расхаживать по классу, - Если ваше желание помириться с братом настолько велико, можно высказать ему свои чувства в песне и танце. Мы с ребятами и Эммой, - Уилл посмотрел на женщину, будучи уверенным, что она согласиться и закивает головой, в знак утвердительного ответа, - Подберем песню, танец и устроим для Томаса мини выступление. Песня всегда лучше простых слов расскажет о состоянии души. Как вам такая идея?
Шу наконец остановился возле рабочего стола внимательно уставившись на Энди.
.

+3

13

Преподаватель попросил совета и в его глазах было то самое желание действительно услышать его, будто бы он просил протянуть руку помощи и, как бы грязно это не звучало для нее, Эмма не могла отказать в этом. Для чего она иначе здесь, она не просто обязана помогать в решении проблем, она хочет помогать, тем более новенькому преподавателю и без того проблем хватает, а тут еще и это неприятное происшествие. Изобразив серьезность на своем милом наивном личике Эмма слегка кивнула в ответ на просьбу Эндрю.
- Конечно, мистер Фан, теперь, вы должны быть внимательны, но не к ней, а к ее поведению, чтобы суметь предугадать ее поступок, думать на шаг вперед. А чтобы в будущем избежать подобных ситуаций вам не нужно как-то по особенному вести себя с ней. Никак не выделяйте ее, ведите себя с ней точно также как и с остальными детьми. Ведь, если вы начнете вести себя с ней как-то особенно, то это будет очередным сигналом для нее: "все же он ко мне неравнодушен", а это нам совершенно не нужно, согласитесь? - самое главное сказано и Эмме осталось лишь поговорить с самой Джулией более подробно, убедить ее и в том, что Эндрю не испытывает к ней никаких чувств, но сделать это как можно деликатнее, да, брошюрку определенно нужно подобрать, может начать с чего-то вроде "вы влюбились в учителя..." или можно что-то более обобщенное.
Уилл действительно располагал людей к общению, он был идейным вдохновителем, вселял уверенность, всегда умел поддержать и утешить, и где только он умудрялся каждый раз найти нужные слова? Так и сейчас, стоило Шустеру оказаться рядом с душевной трагедией и ее носителем, как Эндрю был готов рассказать все до мелочей. История была и жуткой, и умиляющей, и печальной одновременно. Тяжелое детство, разлука, проблемы, возвращение, и ... разбитые надежды ребенка, который и видеть теперь не желает своего брата. Эмма смотрела на него глазами, полными сочувствия и сопереживания, не упуская ни единого слова из его уст. Кто бы мог подумать, что может твориться на душе этого, защищающегося от нападок жизни своим внешним видом, парня. И пока мисс Пиллсбери, пораженная таким искренним желанием Фана вновь обрести брата, пыталась придти в себя, Уилл, как всегда нашел прекрасный выход из ситуации, еще и предложив Эмме участвовать в этом. Разве была бы Эмма Эммой если бы отказалась? Конечно же она использовала любой шанс на то, чтобы провести лишнюю минутку с мистером Шу и его талантливыми ребятами из хора, она любила их также как мать любит своих детей. История каждого из них переживалась как своя собственная, а как она всегда переживала за них и за их успех. Конечно же она радостно кивнула и, встав со стула, направилась поближе к мужчинам, чтобы поддержать идею супер мужчины Шустера.
- Это прекрасная идея, мистер Фан, порой песня действительно лучше всего выражает именно чувства, а это то, что нужно увидеть Томасу, он должен понять, что небезразличен вам и что вы готовы стать для него тем братом, которого он так ждал. Раз уж мы сейчас говорим открыто и вам удалось поделиться тем, что у вас на душе, и мы с Уиллом стали случайными свидетелями ваших переживаний то я даже настаиваю на этой попытке, какой бы результат мы не получили. Вы действительно хотите быть для него лучше, признаете проблему, как говорят: признание проблемы это уже первый шаг к ее решению, позвольте нам с Уиллом и его ребятам помочь вам сделать второй. - теперь уже она просяще взглянула на Эндрю, ведь теперь, не меньше мистера Шу, ей хотелось помочь ему и она искренне надеялась, что он примет эту помощь.
.

+3


Вы здесь » Glee: The power of music » Песни нашего времени » Эпизод #49: Ice, ice, baby


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC