Glee: The power of music

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Glee: The power of music » Песни нашего времени » Эпизод #55: Coffee is my best friend


Эпизод #55: Coffee is my best friend

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

  1. Название эпизода:
Coffee is my best friend
2. Дата и время:
16.12.2011, около 16:00
3. Очередь и участники:
Santana Lopez, Quinn Fabray
4. Планы на эпизод:
Самое лучшее средство от усталости - это кофе. Измученные двумя тренировками Сью, две главные сучки МакКинли направляются в Лайма Бин. По всей школе уже разлетелись слухи о том, что капитан группы поддержки залетела, но Лопез не верит слухам. Латиноамериканка решает разъяснить все сама, напрямую спрашивая Фабрей о беременности. Гормоны делают свое дело, и Куинн срывается на Сантане. Разве столько проблем может быть у девушки, у которой есть все, о чем мечтают ее ровесницы? И сумеет ли Сантана проявить сочувствие к потенциальной сопернице?
5. Погода:
Мороз и солнце; день чудесный!

Теги: Santana Lopez,Quinn Fabray

0

2

За то, что девушка увеличила грудь, чертова Сью поставила ее в самый низ пирамиды! Большего унижения Сантана никогда не испытывала, да еще колени Аманды больно упирались ей в плечи. Лопез злилась на весь мир, и стоило ей только проклясть эту костлявую Фишер, девушка с криком рухнула на пол, разрушая всю фигуру к чертям.
"О, маленькой анорексичке обожгли коленочки! Кто же это мог быть?!" - злорадно думала Лопез, когда Сильвестр орала на бедную девушку. Остальные черлидерши, потирая ушибленные места, разделились на группки, чтобы потрещать пока Сью занята делом. Аманда Фишер заливалась слезами, а Сантана лишь довольно ухмыльнулась, оттряхивая невидимые складки на короткой юбке. Когда Сильвестр закончила свою тираду, девушка, закрывая лицо руками, убежала в раздевалку, а тренер крикнула:
- Искусственные сиськи, замени ее! - латиноамериканка закатила глаза на обращение к своей персоне, и, тряхнув хвостиком, встала на место Аманды. Придавливая своими коленями на плечи коренастой шатенки, которая всегда находилась оказывалась снизу любой фигуры, которую ставила тренер, Сантана чувствовала себя победителем и не удержалась, чтобы "нечаянно" пихнуть Шейлу локтем. Та не упала, только смешно пошатнулась, но Сью уже начала выкрикивать оскорбления в ее адрес.
- Так тебе, стерва, - тихо прошипела Лопез, лишь состроив гримасу сожаления и ослепительно улыбнулась, продолжая двигаться.
Сью заставляла начинать их все сначала пять раз, пока все не стало идеально. Когда по всему залу раздалось оглушительное "Свободны", девушки обессиленно поплелись в раздевалку, а некоторые просто осели на пол, собираясь с духом. Сантана, гордо держа осанку, демонстративно направилась в душ, едва скрывая желание сдохнуть от усталости. Когда прохладные струи коснулись горячей кожи, девушка, наплевав на все и всех, принялась жадно глотать воду, упираясь рукой о холодную кафельную стену. В душевую зашел кто-то, латиноамериканка быстренько сделала вид, что моет голову, дабы избежать насмешек.
Когда с душем было покончено, Сантана за пятнадцать с лишним умудрилась высушить голову и одеться. Куинн ждала ее около выхода, обменявшись коротким кивком, девушки покинули пределы школы. Теплая куртка черлидеров вполне устраивала Лопез, а вот Фабрей явно мерзла в своем коротком пуховике. Сан на секунду даже стало ее жалко, но девушка быстро выкинула эту мысль из своей головы, напоминая, что нельзя давать слабину даже в такой банальной ситуации. О, вот и Лайма Бин! Сегодня очередь меньше, чем обычно, довольно странно. Заняв самый дальний столик, девушки, оставив свои сумки, направились за кофе. Сантана - большая сладкоежка, но поддерживать себя в форме - дорогого стоит. Отказ от сладостей прошел для нее так же тяжело, как для Бриттани. Конфеты, леденцы, шоколад - только по праздникам, поэтому капучино стало для нее единственный светом в конце тоннеля популярности. Конечно, в разумных пределах, но сейчас Лопез слишком устала, чтобы считать калории.
- Капучино с ванилью, - коротко бросила она баристе, кладя десятидолларовую купюру на кассу. Подождав Куинн, она забрала свой заказ и прошествовала к столику. Делая глоток, девушка просто млела от своего напитка, позволяя себе расслабится на мягком диванчике.
"Если я расслабилась, это не значит, что тебе тоже можно расслабится, Фабрей" - мелькнуло у нее в голове. Вспомнив, о чем она хотела спросить блондинку, Сантана устроилась поудобнее, пододвигаясь ближе к Куинн и прямо спросила:
- Куинн, ты действительно беременна?
Сан спросила это так, как будто поинтересовалась у собеседницы, где она купила этот шарфик, или домашку на завтра. Расслабленное лицо Кью вмиг напряглось, а выражение лица резко сменилось на яростно-раздраженное. Да, Сантана, была вполне довольна собой.
"Трех сучек за один день, да! Такими темпами побьешь рекорд, Лопез!" - мысленно давая себя пять, ухмыльнулась в ответ латиноамериканка.
.

Отредактировано Santana Lopez (2014-10-18 21:40:26)

+2

3

Почти канун рождества. Город уже оформлен соответствующе этому чертовому празднику. Все копошатся, в магазинах дикие очереди за подарками и рождественскими украшениями, что порой заставляет некоторых вздохнуть с облегчением, а у Куинн настроение находится где-то ниже дна морского. А все почему? Конечно же, я беременна! - прокручивает эту мысль постоянно ровно до тех пор, пока заново не смирится с этой новостью. Каждый взгляд. Каждая насмешка в этой школе. Все дает повод сбежать. Родители не захотят принимать эту новость. Все идет против Куинн. Она винит себя, винит ребенка, винит весь мир. Подавленное состояние не дает ей даже думать о чем-то другом именно с того момента, как Рейчел и Куинн распрощались в женском туалете, злые на себя и друг на друга.
С формой, конечно же, пришлось распрощаться. Как бы не уговаривала она мисс Сильвестр, как бы не плакала и не просила о том, чтобы просто носить эту шикарную форму - ничего не прокатило. Пришлось облачиться в простой наряд. Самый худший страх - это боязнь того, что тебе будет страшно. И уже последние пару недель Куинни боится.
Ожидать подругу пришлось недолго. Та быстро выскочила из раздевалки, кивая, они обе направились в Лайма Бин. Засунув ручки в карманы, Фабрей оттягивала края куртки ниже, на живот, прекрасно понимая, что сейчас начинает развиваться плод и холод этому не поспособствует. Только на данный момент другой одежды у нее нет. Присмотритесь как-нибудь к беременной женщине: вам кажется, что она переходит улицу, или кушает, или даже говорит с вами. Ничего подобного. Она думает о своем ребенке. Кью тоже думала только о нем. О том, что не хочет его видеть. Даже сейчас не заметила, как Лопез и она дошли до места назначения.
- Что? - Кью недоуменно вздернула носик, кусая нижнюю губу зубами. Только-только ее вынули из раздумий о ребенке, да еще и таким вопросом. Взгляд моментально стал.. Бешеным, что ли. Рейчел значит всем уже доказала? Хотя, вряд ли такое возможно. Оттянув шарф пониже от глотки, отвела взгляд в сторону, свободную руку все еще держала в кармане. - Не строй из себя идиотку, Лопез. Как будто ты единственная не в курсе. Уже вся школа об этом говорит, - перебирая пальцами края кармана, раздраженно отвечает Куинн, все еще стараясь не смотреть в глаза подруге. - Спорим, что тебя это не интересует? И если интересует, то ты только издеваешься! - почти выкрикивает блондинка. - Да, я беременна!
.

0

4

Куинн и Сантана никогда не были лучшими друзьями, они просто делали все вместе. Очень часто порочная троица превращалась в порочный дуэт. Они вместе издевались над Рейчел, вместе помогали Сью разрушить хор, вместе охмуряли футболистов, вместе сидели на уроках и даже вместе делали домашку на трибунах, пока тренер гоняла остальных. И, как бы, Сантана не была счастлива, что Кью вышвырнули из группы поддержки, ей не хватало Фабрей. Не с кем было раскритиковать зазнайку Берри или поржать над Голубой Феей - Хамеллом. В группе поддержке начались настоящие баталии за право быть новой Queen, да, эти дуры действительно думали, что ее имя пишется, как знаменитейшая группа из семидесятых. Разборки, казалось бы, прекратились, когда Лопез показала, кто сейчас здесь босс, но один неверных шаг - и ты летишь вниз, прямо в самое дно чертовой пирамиды. Кому, дьявол побери, помешала ее обновленная грудь?! Тиранша Сильвестр скорее всего завидует, старая карга, сколько ей вообще? Никто бы не удивился бы, если бы она объявила, что ей далеко за 50.
Вот так и Кью, одно неверное решение - и вся репутация рассыпалась, как карточный домик, будто ее и не было вовсе. Теперь единственное, что у нее есть - это хор, и это ужасно отстойно. Жаль ли Сантане ее? Если честно, то да. Эта иерархии так задолбала ее, но Лопез вздыхает и снова надевает маску безразличия. Но знаете, так ужасно притворяться, что тебе все равно, чтобы поддерживать имидж, а на самом деле сжимать под партой кулаки, больно впиваясь острыми ногтями в собственную ладонь, от невыносимого желания утешить, обнять и успокоить. Лопез ненавидит эти похотливые хари футболистов, но еще больше она ненавидит себя за то, что натягивает на себя довольную улыбку им в ответ. Она видеть не может эти усмешки элиты из группы поддержки, но больше видеть не может она себя в зеркале, когда усмехается, как они, проходя по коридору. Ей невыносимо страшно за тех, в чьих глазах плещется страх, стоит им заметить стаканчик слаша, но больше страшно ей от того, что кто-нибудь заметит этот же взгляд у нее, когда парни в футбольных куртках выливают ледяную жижу на головы ребятам из хора.
А сейчас внутри Сантаны разгорается чувство вины, но она с каменным лицом наблюдает за Фабрей, которая на одном духе выдает яростное:
- Не строй из себя идиотку, Лопез. Как будто ты единственная не в курсе. Уже вся школа об этом говорит, - в яблочко, Куинн, вот и вина за то, что является одной из тех гиен, кто рвет глотки за место под солнцем, что она одна из тех стервятников, кто разносит слухи так же быстро, как приносят заказ официант в Бредстикс.
- Спорим, что тебя это не интересует? И если интересует, то ты только издеваешься! - почти выкрикивает блондинка. - Да, я беременна! - Сантана хочет рассмеяться подруге в лицо, но лишь плотнее сжимает губы, и быстро обнимает Фабрей.
"Это что за хрень сейчас произошла?!"
Сантана хочет оттолкнуть почти плачущую блондинку от себя, но лишь говорит, что все наладится и гладит Фабрей по спине.
Бам! Теперь тело больше не подчиняется разуму латиноамериканки, теперь оно подчиняются ее сердцу.
"ЧТО ТЫ СДЕЛАЛА СО МНОЙ, ФАБРЕЙ?!" - кричит она, но эта фраза остается только у нее в голове, а сама она выдает лишь:
- Пойду куплю тебе пирожное, тебе нужно успокоиться, Куинн, все будет хорошо. - Сантана улыбается, улыбается искренне, хотя сама и не ведает этого. Плечи неприятно из-за всплеска злости на тренировке, а латиноамериканка идет вставать в очередь, не заметив, как пальцы покрылись красными пятнами. Разум Лопез в ярости от безрассудности ее души, а внутренняя злость еще сильнее, чем внешняя. Девушка нечаянно касается запястья, и вскрикивает от боли. Нежную кожу словно полоснули ножом, а на косточке уже алеет свежий ожог. Лопез охает и бежит в туалет, закрывая дверь на щеколду. Железная ручка уже стала теплой, и Сан нервно включает холодную воду, пытаясь успокоиться от такого внезапного проявления способности. Девушка даже сама не осознает, что взбешена до предела, сознание будто вырубилось.  От ладоней идет пар, а Лопез чуть не плачет, не понимая, что с ней происходит.
Через минут семь она успокаивается и выходит из своего укрытия, чтобы снова встать в очередь. Сознание сдалось окончательно, ну здравствуй нутро злобной фурии Сантаны Лопез! Латиноамериканка не видит торжествующую улыбку на лице Куинн, да если бы и увидела, не заподозрила бы ничего. Выбрав, наконец, шоколадное пирожное, Лопез направляется к столику и ставит его напротив блондинки, дружелюбно улыбаясь собеседнице.
- Кушай, Куинн, ты же теперь мама!- да уж, знала бы Сантана, что в душе ее живет заботливая бабуля, давно бы повесилась от стыда, но сейчас латиноамериканка с умилением наблюдает, как Фабрей, широко ухмыляясь, уплетает пирожное.
.

Отредактировано Santana Lopez (2014-10-23 18:11:13)

+1

5

Внезапные объятия. Что-то йокает внутри девушки.
Недолго думала. Сантана, кажется, вообще не думала. Сделала шаг вперед, и, обернув свои руки вокруг ее тонкой бледной шеи, прикрытой тонким шарфиком, крепко обняла. Кью и не помнит, чтобы раньше они были настолько близки. Она была теплой и твердой. Только на секунду пришлось закрыть глаза и представить всю ту близость, прочувствовать всем телом. Это была не только близость, но и жар. Не знаю, чего ты там хочешь, и понятия не имею, что мне делать, но ...
- Куинн, все будет хорошо. Это настораживает больше всего. Да, несомненно, так и задумывалось. Пытается прятать свои руки, зная, что именно они тут приложили большую часть усилий. Да еще и неустойчивая нервная система, особенно сейчас. Сантана отпускает Куинн из своих крепких объятий и уходит в очередь. Только она не проследила ее передвижение, а отвлеклась на окружающую ее обстановку. Она пыталась успокоиться, ведь обычно Лопез никогда не предлагала ей такого.  Да и не обнимала вовсе!
Фабрей мысленно злится на себя и феромоны, которые беспорядочно гуляют вокруг нее, а она сидит с закрытыми глазами и пытается представить себе спокойствие. Ничего не получается! Вновь нарастающая в душе паника берет верх. Зубы нервно кусают нижнюю губу, одна рука убирает прядь волос за ухо.
Привычный стук тарелочки о стол и вот пирожное с шоколадом - собственной персоной. Лопез же, довольна как черт на поминках. Только Куинн не знает, что делать дальше. Сознание подсказывает сейчас - съесть это чертово лакомство, а потому, взяв маленькую ложечку, кривит губы в ухмылке и кладет шоколадный кусочек в рот. Мммм, вкуснотища. Как давно я не ела его!
Всего лишь на пару минут она позволяет себе забыть о навалившихся проблемах и вкушать кусочки один за другим. Почти не думая, берет еще один и подносит к губам латиноамериканки и произносит:
- На, сладкоежка. Спасибо. И только потом приходит в себя, смущенно краснея. Но ложечку не отдаляет, а мысленно просит Лопез съесть ее. Чтобы было не так обидно. Тревога все нарастает, ведь сама Сантана сейчас в полном недоумении от сложившихся обстоятельств. - Я беременна. Я так виню себя за это..
.

+1

6

Когда Сантана ставит перед Фабрей пирожное, та выглядит напуганной. Латиноамериканка не понимает, из-за чего Куинн так разнервничалась сейчас.
"Может из-за ребенка... Но нельзя же вечно о нем думать! Ее что-то беспокоит помимо этого, это точно. Ну ничего, Сантана-следопыт выяснит, что здесь не так."
О, вот и внутренний голос проснулся! Брюнетка напряглась, ее раздражала эта непонятная ситуация с ее телом, которое словно зажило отдельной жизнью. Тем временем Куинн все еще ломалась, нервно теребя салфетку. Решившись, она осторожно отломила ложечкой кусочек десерта. Наблюдать за трапезой, не положив при этом в рот ни кусочка - самая настоящая пытка, и желудок недовольно забурчал, напоминая о себе. Так хотелось отнять у беременной эту прелесть, но это было бы все равно, что отнять у ребенка игрушку, а у старика костыли. Конечно, Лопез не впервой быть аморальной, но в ней зашевелилась совесть, и она продолжила смотреть, как умилительно кушает Фабрей, разделываясь с пироженкой маленькими кусочками.
Бада-Бух! В голове Сантаны произошел взрыв, стоило Куинн поднести ложечку с шоколадным пирожным к ее рту. Мозг кричал "Что за фигня?!", а руки начинали нагреваться. Думала ли Сан, что она делает? Разумеется, нет. Если бы Сантана Лопез была в здравом уме, она бы ни за что не сделала бы так. На доли секунды на ее лице мелькает недоумение и сомнение, но потом она совершает самую настоящую странность для собственной персоны. Латиноамериканка улыбается и, подвинувшись ближе, съедает большой кусочек сладкого лакомства, слегка ударяясь зубами о ложечку. Шоколадный бисквит так и тает во рту, и Лопез непроизвольно мычит от удовольствия. Кью, наблюдая за ней, хмыкает, и полуулыбка появляется на ее бледном личике. Она значительно побледнела, конечно, Фабрей никогда не была загорелой, но разница сильно видна. Блондинка вдруг резко погрустнела, а в глазах блеснула тревога.
- Я беременна. Я так виню себя за это.. - тихо произносит девушка, и Лопез действительно становится ее жаль. Даже заткнувшееся сознание понимающе отзывается в голове:
"Черт, как же не справедлива с ней судьба!"
Сантана кладет руку Куинн на плечо и кое-как пытается прибодрить подругу:
- Не надо винить себя, Кью, ты не виновата. Пакерман - ублюдок, эту скотину надо посадить за такое распутство! Он снова понадеялся на себя, отказавшись от контрацепции?! Боже, как я не залетела от этой дурьей башки?! Кью, твоей вины здесь нет, я тебе обещаю мы что-нибудь придумаем, честно!
В глазах Фабрей столько благодарности, что руки так и тянуться снова обнять ее. Но слава богам, брюнетка вновь контролирует себя, поэтому лишь легонько хлопает ладонью по плечу в знак понимания. Дверь кофейни распахивается, и на пороге возникает шайка футболистов во главе с жирной тушей Карофски. Эта махина осматривается и криво улыбается Лопез, пытаясь показать своим друзьям, какой он мастер пикапа. Его дружки противно гогочут, кивая головами в сторону Фабрей. Сан тошно от них, она брезгливо кривит губы в ответ и отворачивается, лишь бы не видеть этих неандертальцев.
"Как можно быть такими тупыми? Неужели они не понимают, как трудно ей сейчас?!"
- Хэй, Кью, не хочешь посидеть у меня? Как раз нужно сделать совместную лабораторную работу, - спрашивает она у блондинки, предлагаю лучшую перспективу, чем созерцать эти пошлые намеки футболистов.
.

Отредактировано Santana Lopez (2014-10-30 21:46:09)

0

7

Постоянно думать о чем-то и волноваться так утомительно. Ей не повезло, что она вообще думает... Иной раз даже больно... Больно от того, какая же это огромная ошибка и  как она сломает ей жизнь.
- Кью, твоей вины здесь нет, я тебе обещаю мы что-нибудь придумаем, честно! Непривычно слышать такие слова от этой чертовой стервы, но Куинн ловит эти слова и улыбается краями губ. Эта поддержка, она так ей нужна сейчас. Ладонь подруги становится непривычно горячей на ее плече, а когда похлопывания прекращаются, выдыхает и забывает о мысли, которую думала буквально несколько секунд назад. Голова гудит, нутро ноет и мечется из стороны в сторону, да еще шайка футбольных придурков врывается в их укромное местечко, унижая блондинку одним своим "величественным видом".
- Ну.. Я-то не против, что уж там. Хуже быть не может, - последнюю фразу Фабрей произносит очень тихо и косится на Карофски, который вызывающе высовывает язык, не зная, как выпендриться перед сидящим народом. "Мне нельзя нервничать, не ной." - мысленно призывает к спокойствию себя и забирает свои вещи. Быстро-быстро доедает лакомство, хмыкает в сторону футболистов и тащит Сантану к ней.
Как же ей хочется свободы. Свободы, от этого обязательства под названием "ребенок в животике, который требует много ухода за мамашей и морального спокойствия". Куинн мысленно дает себе указание родить и больше не двигаться со своего насиженного места под названием "свобода".
- Пак в последнее время так странно себя ведет. Это так непривычно, - не зная о чем говорить, Кью произносит вслух последнее замечание в сторону бритоголовой башки-папаши. - Я ведь не хотела всего этого. Даже не помню, что нашло на меня. А теперь - страдай малышка Куинн от навалившегося на тебя.

.

0

8

Кью тихонько кивнула в ответ и, быстренько доев пирожное, последовала за Сантаной. Латиноамеринка вздернула носик и с идеально ровной осанкой миновала стаю болванов, какие смельчаки даже вздумали присвистнуть, но быстро свернули свои губешки под грозным взглядом черлидерши. Пакерман нервно дернулся, когда в поле его зрения возникла Куинн, и как-то странно посмотрел на нее. Опа! Вот же сенсация! Самый известный бабник в школе запал на бывшую главу клуба воздержания. Да, воздержание обошло эту парочку стороной. Определенно во взгляде этого бритоголового футболиста плескалась неприкрытая нежность и ... Преданность? Накаченный смуглый плохиш выглядел сейчас, как наивный щеночек, готовый следовать хоть на край света за своей хозяйкой.
Да, старая добрая стервозность постепенно возвращалась к Лопез. Вся ее язвительность и остроты регенерировались в тетушку Сникс, медленно пробуждающуюся в сознании Сан. Странно, но чувство долга и вины перед Фабрей остались, но брюнетке они пока не мешали. Заботясь о кем-то, Сантана чувствовала себя легче, так, будто груз ее тайны постепенно исчезал, разумеется, это была иллюзия, но Лопез так любила быть обманутой своим собственным сознанием, своими собственными мыслями и эмоциями, своим собственным я, заткнутым глубоко подальше, чтобы не позорило ее перед школой. Вроде бы Сантане было глубоко наплевать на мнение других, ей было плевать, что о ней говорят, но в тоже время авторитетом и репутацией, которую даровали ей студенты МакКинли, брюнетка дорожила так, будто это было ей жизненно необходимым. Ха, это и было жизненно необходимым в этой школе, тебя морально прикончат, если ты не будешь важной шишкой в этой школе. Что уж говорить о простых первокурсниках, ботанах и лузерах, даже некоторых черлидерш и футболистов травили, вторых нередко пихали в шкафчика, отпускали обидные шуточки более значимые игроки футбольной команды. Эта лестница дураков прогнила насквозь. Некоторым звездунам слетало с рук даже непренебрежительное отношение к учителям и директору! Над Фиггинсом шутили только так, а тот словно ничего не замечал. Однако тренеров Бист и Сильвестр все обходили стороной, все мигом затыкались на уроках алгебры у миссис Гордон и уроках химии у миссис Алистер, на удивление Сантаны шутки обходили стороной Уилла Шустера и зажигательную мисс Холлидэй. Вторая, кстати, сегодня снова тусовалась в хоровом кружке, пока Шустер пускал на блондинку слюнки. Конечно, зоркий глаз Сан не упустил эту детальку, мысленно постебавшись над руководителем хора.
Лопез вернул обратно на землю голос Кью, которая упрямо тянула брюнетку к выходу, стараясь не сталкиваться взглядом с папашкой ее ребенка и его подпевалами.
- Пак в последнее время так странно себя ведет. Это так непривычно. Я ведь не хотела всего этого. Даже не помню, что нашло на меня. А теперь - страдай малышка Куинн от навалившегося на тебя, - тихо причитала она.
Карофски, которого в детстве, похоже, нихрена не учили хорошим манерам, глупо загоготал, тыкая пальцем в бедную девушка. На лице Пакермана сверкнула угроза и ярость, и Сан поняла, что пора валить, пока самцы будут драться. Она гаденько улыбнулась и кинула напоследок:
- Ах, да, Карофски, я еще не забыла тебе уход Хаммела, голос этой красотульки был очень важен для хора, а из-за тебя, ублюдка, он ушел из школы. В твоем случая я бы боялась за свои яички, потому что еще одна твоя выходка, и ты станешь женщиной, самой уродливой и жирной женщиной во всей школе, голубок, -  Карофски побагровел, пока его дружки дружно "поддерживали" его своим смехом, но на последнем слове, Сантана ясно прочитала на его лице тревогу. Мимолетный ужас блеснул в его глазах всего на несколько секунд, но латиноамеринка уже напряглась. Захлопнув за собой дверь в Лайма Бин девушка победно усмехнулась, но в голове все еще стоял вопрос:
"Что скрывает Дэвид Карофски?!"
Через пятнадцать минут девушки уже стояли на пороге в обитель Лопез, и брюнетка, провернув ключ в двери, весело произнесла:
- Прошу в дом, мадмуазель, - на что Фабрей слегка улыбнулась и зашла в прихожую. Скинув верхнюю одежду, подруги  побежали наверх, словно играя в догонялки, смеясь, как дети малые. Сантана первая прорвалась в свою комнату и упала на кровать, пытаясь восстановить дыхание. 
- Давно мы не устраивали такие забеги, - усмехнулась она, бросая рюкзак на пол.
Когда обе девушки отдышались и сели за стол, Сан начала листать тетрадь, ища лабораторную, которую им задали на дом. Куинн в это время искала информацию к учебнике, успевая строчить СМС на своем смартфоне.
"Да, давно мы не устраивали таких посиделок, обычно тусуемся в Бредстикс или в этой кафешке, хоть со стороны мы выглядим, как настоящие ботаны, но это все равно здорово делать что-то вместе за пределами школы."
.

0

9

Усмехаясь, Куинни снимает с себя верхнюю одежду. Сумки у нее с собой не было. Она лишь осмотрелась вокруг. раньше они почти всегда собирались втроем у нее дома, а сейчас... Все так резко поменялось. но не успела она одуматься, как инстинкт сыграл свое - лопез и Фабрей быстро двинули наперегонки и как обычно победила хозяйка комнаты, которая уже улеглась на свою кровать. В это время, Куинни глубоко дышит и усаживается на свободный стул, пытаясь понять - то ли это комната начала двигаться, то ли Кью шатает. Усмирив дыхание, Сантана уже принимается за усердную работу. Не то, чтобы они были так зависимы от учебы, просто в группе поддержки нельзя отставать. Нужно быть самой лучшей. Только теперь это не относится к экс-капитану. Грустно улыбаясь, пишет смску, ищет подсказки в учебнике и демонстрирует находки Лопез.
Спустя некотрое время, мозг Куинн кипит от новой информации и она валится на кровать, где совсем недавно лежала латиноамериканка. Бесцеремонно раскинула ноги и руки и...
- Так, такие забеги мы пока не сможем устраивать. Я же теперь не хозяйка своего организма, - вспоминая о ребенке, Кью морщится и переваливается на бок. - Я понятия не имею, как держусь. Кусая губы, зегребает край ткани в свои обяътия и прикрывает глаза. Она вновь начинает волноваться и мелкие-мелкие слезки катятся по порозовевшим щечкам. "Это нехорошо!" Только она начинает паниковать, волна приятного запаха распространяется по всей комнате, достигая места назначения - юную Сантану Лопез, которая уже должна была ощутить этот прилив. Мысленно, Фабрей приказывает себе остановиться и успокоиться. Надо как-то разрядить эту обстановку. но она все так же лежит смирно, пытаясь унять уже накатившую боль по всему телу.
.

0


Вы здесь » Glee: The power of music » Песни нашего времени » Эпизод #55: Coffee is my best friend


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC